Поиск на сайте

 

 

Проверка прокуратурой края белодомовских правил аккредитации журналистов вылилась в пустую формальность

 

Про свободу слова забыли
В журналистской среде всегда хватало людей, имеющих мужество предавать огласке  нелицеприятные факты закулисной деятельности представителей власти. Разумеется, бюрократы от этого не в восторге, а потому во все времена изворотливо пытались отгородиться от пишущей братии пресс-службами, пиар-советниками, замами, секретарями, аккредитацией. 
В 1999 году губернатор Черногоров подписал «Правила аккредитации при краевом правительстве». Эксперты независимого фонда «Общественная экспертиза» при Союзе журналистов РФ, проанализировав их, насчитали массу нарушений федерального закона о СМИ. Краевая прокуратура в ответ на заявление экспертов политкорректно промолчала, проигнорировав очевидные нарушения.
С тех пор сменилось руководство и края, и надзорного органа, но свободу слова в  список гражданских прав и свобод ставропольские чиновники включать по-прежнему категорически не намерены.
В марте нынешнего года и.о. губернатора Юрий Белый подписал правила аккредитации журналистов СМИ при правительстве края, которые по просьбе «Открытой» были подвергнуты тщательному экспертному анализу самой авторитетной в России организацией в области информационного права - Фондом защиты гласности (Москва). Нарушений оказалось до неприличия много, о чем подробно мы рассказали в статье «Фейсконтроль, дресс-код, шлагбаум», («Открытая», №24 от 17 июня с.г.).

 

То ли ущемит, то ли нет
Со страниц газеты редакция обратилась к руководству краевой прокуратуры с  просьбой опротестовать незаконные пункты правил аккредитации. Надзорники никак не отреагировали. Тогда мы написали официальное заявление в прокуратуру края. Ответ пришел за подписью начальника управления по надзору за исполнением федерального законодательства Эдуарда Конопли.
Судя по его ответу, незаконным было признано лишь одно положение, согласно которому аккредитации лишается журналист, «неоднократно игнорирующий мероприятия, о которых письменно сообщалось редакции». Представьте: заболел корреспондент, уехал в командировку, да просто загружен на работе, пропустил парочку пустячных планерок, а  перед ним навсегда захлопнули дверь Белого дома. Самые тертые цензоры времен самодержавия могли бы позавидовать такому ловкому изобретению! В общем, спустя пару недель этот пункт правил аккредитации отменили.
Больше Конопля нарушений не обнаружил, в чем и заверил редакцию, уместив отказные обоснования в полстранички печатного текста. 
После того как редакция получила отписку Конопли, мы обратились к первому зампрокурора края Сергею Васину с просьбой провести повторную проверку. И вот на днях нам пришло письмо за подписью зампрокурора Василия Щербакова. В отличие от первого это получилось пространным, однако суть его прежняя: нарушений закона не выявлено.
Прокуратура согласилась с тем, что на каждого аккредитуемого журналиста редакция обязана предоставить в правительство целое досье, начиная от паспортных данных и заканчивая творческим псевдонимом. Непредоставление этого «минимума данных», по выводам прокуратуры, «может привести к ущемлению прав граждан на получение оперативной и достоверной информации». В «минимальный набор», в частности, попали учредительные документы редакции, мобильный телефон журналиста, адрес его электронной почты... 
К тому же (и это любому прокурору должно быть хорошо известно) смысл формулировки «может привести к ущемлению» далеко не тот же, что «ущемляет», а потому в данном случае она неуместна и несостоятельна.

 

И никакой эротики!
В соответствии с Федеральным законом «О персональных данных», большинство перечисленных в аккредитации сведений является персональными данными журналиста, и только он сам вправе решать, разглашать их или нет. Псевдоним, согласно ст. 150 ГК РФ, ст. 47 федерального закона о СМИ и ст. 15 Федерального закона «Об авторском праве и смежных правах», относится к личным неимущественным правам. А потому раскрыть его могут сам автор или редакция - по собственной инициативе или лишь по решению суда, но никак не по требованию аккредитующей организации.
Прокуратура края согласилась и с тем, что журналиста могут лишить аккредитации за «неоднократное вмешательство» и «нарушение общественного порядка» во время мероприятий, а также за «публичное проявление неуважения к членам правительства и сотрудникам его аппарата». Допустим, на брифинге министру задали неудобный вопрос, но тот пропустил его мимо ушей. Журналист вопрос повторил и тут же получил «красную карточку». Правда, оригинально обставлено?!
Между тем ст. 48 закона о СМИ однозначно указывает, в каких случаях журналиста могут лишить аккредитации. Во-первых, если нарушены сами правила аккредитации (которые не могут включать положения, ограничивающие свободу слова). Во-вторых, если журналист опорочил честь и достоинство работников аккредитовавшей его организации, но это должно быть подтверждено судом.
Прокуратура края сочла правильным, что правительство может-де отказать в аккредитации изданиям, специализирующимся на сообщениях и материалах рекламного и эротического характера. С чего бы такая избирательность? А ведь для многих ставропольцев бесплатные рекламные газеты, например «Экстра-С», «Реклама-мама» или «Восьмерочка» (публикующие в том числе и новости правительства), являются единственно доступными изданиями.
Стоит заметить, что в России любые типы изданий имеют равные права на доступ к информации. По этому поводу настоятельно советуем прокурорам обратиться к ст. 1 закона о СМИ, где четко сказано, что «поиск, получение, производство и распространение массовой информации не подлежат ограничениям».
К слову, а как вообще должны проходить аккредитацию фрилансеры, то есть свободные журналисты, не имеющие договорных отношений с той или иной конкретной редакцией (а ведь в крае таких авторов немало)? Если следовать требованиям правительства, они вообще не должны являться на порог Белого дома.

 

Кому откроют двери? 
Короче, суть правительственных новаций такова: при появлении чиновных персон журналист обязан вытягиваться во фрунт, вопросов не задавать, крамолу не писать. Кто ослушается - от двора отлучить! Интересно, как эти правила аккредитации согласуются с декларацией о «широком, оперативном и свободном распространении объективной информации» о деятельности губернатора и правительства края, которая размещена на официальном сайте Белого дома? 
Между тем с января будущего года вступает в силу Федеральный закон «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов  местного самоуправления», согласно которому свободно присутствовать на парламентских заседаниях могут все желающие. 
Об этом уже заявили депутаты краевой думы: хоть и с подачи федерального центра, но все же сделали шаг на пути к открытости и прозрачности власти. Интересно, коллеги думцев по Белому дому даже после этого по-прежнему настроены отгораживаться от общества надуманными аккредитациями?
Между тем юристы «Открытой» уже подготовили письмо в Генеральную прокуратуру РФ с просьбой критически оценить выводы их ставропольских коллег и дать свое заключение на использование правил аккредитации журналистов при правительстве края.

 

Олег ПАРФЕНОВ,
Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий