Поиск на сайте

 

 

На порожке совещательной комнаты под бешеный перезвон телефона и грохот проносящейся электрички беззвучно бубнила свои вердикты пятигорская судья Наталья Степаненко. Это всего лишь «рядовое хамство рядовых судей» – повседневное и безнаказанное.
А как квалифицировать действия судьи, обрушающего чужую судьбу на процессе, где нет ни главного участника, ни свидетелей, ни документов?
Если это не должностное преступление, тогда – что?!

 

Сплошная профанация
Месяц назад редакция опубликовала рассказ пятигорского предпринимателя Игоря Никишова («Что прикажете думать о судье, если...», №37 от 25 сентября с. г.) о том, как пятигорская судья Степаненко с ходу «узаконила» рейдерский захват его недвижимого имущества – большого складского ангара, высокая стоимость которого определялась также и его соседством с огромным рынком.
Дама в мантии «отсудила» чужую собственность бесподобно лихо и бесподобно нахально: для этого ей не понадобились не только правоустанавливающие документы на собственность (которых у рейдеров, понятно, не было), но даже сам собственник ангара Игорь Никишов – он тяжело болел, лежал в больнице. Но судье Степаненко это было по фигу, потому что лишать человека собственности легче, когда не смотришь ему в глаза и, вообще, когда его нет здесь физически.
А что ей было делать с показаниями бывшего владельца собственности Игоря Никишова, пришедшего на суд подтвердить, что денег за продажу ангара он не получал. Степаненко и тут обошла препятствие: четкие показания Никишова в судебных протоколах волшебным образом были вывернуты наизнанку. Когда это происходит в наших судах, рискнет ли кто утверждать, что могла-де произойти «секретарская» ошибка без ведома судьи?! Таких идиотов нет: все понимают – скорее всего это сговор. Но до последнего надеются, что там, «наверху», то есть в апелляционной коллегии краевого суда, люди отнюдь не наивные. Они, мол, пресекут процессуальные нарушения, вызывающие настолько, что правильнее их квалифицировать как серьезное злоупотребление г-жой Степаненко судебной властью, которую она опускает ниже плинтуса.
Мне как раз довелось присутствовать в процессе по этому делу в апелляционной инстанции, которую возглавляет судья Ставропольского краевого суда Наталья Задорнева. Как проходила у нее процедура апелляции, я описала в жанре «репортажа из зала суда» в статье «От такого судейства у любого лицо перекосит» (№40 от 16 октября с. г.). Так вот, Задорнева, при молчащих и засыпающих членах своей коллегии, единолично продублировала пятигорскую коллегу – и в поведении, и в отношении к участнику процесса, который от имени государства был обобран до нитки.
Смотреть на эти действия было невыносимо. И было понятно, что здесь было уже все решено допрежь. Вот адвокат бывшего собственника ангара Игоря Никишова озвучил его просьбу отложить слушание хотя бы на неделю, чтобы тот чуть оправился после хирургического вмешательства, в доказательство чего и медицинские документы предъявил.
Никишов очень хотел участвовать в судебном заседании – ведь в тексте судебного решения г-жа Степаненко ссылалась на его слова, смысл которых явно противоречил его же словам в протоколе судебного заседания. Для объективного и честного суда необходимость устранения этого и других противоречий была бы правовой азбукой. Но только не для Ставропольской апелляционной коллегии. Короче, вопреки просьбам бывшего собственника судебное заседание состоялось без него.
Другой собственник, Иван Кожевников (настоящий, с действующим розовым свидетельством на право собственности), в судебном заседании присутствовал вообще в первый раз – ввиду тяжелой болезни. Он выступил с ходатайством рассмотреть бесспорные доказательства своей правоты, которые не могли быть предъявлены по причине его отсутствия в процессах, которые галопом вела в его отсутствие Степаненко. О наличии у него этих доказательств его адвокат не знала: со своим подзащитным, пока шел процесс в первой инстанции, она не виделась, поскольку Кожевников (как уже говорилось выше) находился на лечении в другой стране. Поэтому доказательства и не могли быть приобщены и исследованы судом первой инстанции.
Но и в апелляционной инстанции, несмотря на всю очевидность ситуации и правоты главного персонажа дела, доказательства принимать отказались категорически: мол, их надо было-де приобщать к делу в первой инстанции.
Юристы в шоке. Судья Задорнева игнорирует все положения об апелляционной инстанции, которая действует в нашей стране уже второй год. При том, что создавалась она именно в целях исключения судебных ошибок, а потому может рассматривать любое дело заново. Дело же об ангаре просто вопило даже не об «ошибках», а о судейском произволе, правовом бесстыдстве. Впервые появившийся в процессе после двух инсультов обворованный собственник имел этому неоспоримые доказательства, разрушающие схему рейдерского отъема в суде, который злонамеренно решал вопрос ЕГО собственности в его отсутствие, «творчески» обработав показания участников процесса, наляпав кучу несоответствий в дополнение к прочим режущим глаз грубейшим нарушениям процессуальных норм.
В подобных случаях всегда сердце сжимается от бессилия добиться справедливости там, где от имени государства царствует совсем оборзевшее от безнаказанности кривосудие, ломающее судьбы людей, отбирающее у них собственность и доброе имя.
Я при этом думаю: что бы чувствовали обе дамы – Задорнева и Степаненко, если бы судьба-злодейка загнала бы их в подобную ситуацию?! Но они-то полагают, что подобное их никогда не коснется, они всегда будут недосягаемы… Ой, бабоньки, не гневите Всевышнего!

 

Право на доступ к информации
Итак, после того, как апелляционная коллегия не пожелала ни в чем разбираться, Кожевников написал заявление в Пятигорский городской суд о восстановлении срока рассмотрения дела уже с его участием. И в обоснование приложил документы о своей болезни в период предыдущего судебного процесса, в котором ни с того ни с сего его лишили имущества, то есть внаглую нарушили его имущественные права. Судебное заседание было назначено, и я, вовлеченная в интригу данного судебного разбирательства, отправилась в суд вместе с Кожевниковым.
Особо отмечу новое обстоятельство, свидетельствующее о том, что суд злонамеренно игнорирует законы, лишает человека права на защиту. А именно: Кожевникову упорно отказывают в его основополагающем процессуальном праве – ознакомиться с материалами дела. Такой возможности ему не дали ни в суде апелляционной инстанции, куда он пришел впервые после болезни, ни в Пятигорском городском суде, после того как назначили рассмотрение его заявления о восстановлении срока.
Дело-то назначили, но «забыли» его о том известить – ясно, что привычно хотели провернуть задуманное в его отсутствие. А Кожевников возьми да и появись в суде (на ушко ему сообщил об этом сотрудник суда, которого, как сказал, тоже коробит «кривосудная камарилья»). Ох и забегали судейские, его увидев! Побегали, побегали, а потом сообщили: заседание в этот день не состоится, поскольку, мол, дело не пришло из апелляции. А коль «не вернулось», имели ли право заседание назначать?
…Рассматривать заявление Кожевникова ожидаемо поручили все той же судье Наталье Степаненко, которая и вела хитромудрый процесс по отъему ангара. Судебное заседание началось в 9 часов утра, Кожевников просил дать ему время ознакомиться перед слушанием с материалами дела, которое ему до этого упорно не показывали. Но Степаненко ему и тут отказала. И читателей, и юристов, и судей (которые честью дорожат) снова спрашиваю: как это называть, если не должностным преступлением?!
В коридоре меж тем томились участники другого судебного процесса, приглашенные судьей Степаненко также на 9 часов утра. Зачем же надо было назначать на одно время несколько процессов? Надеялась, что Кожевников не придет?

 

Для чего приставлены приставы
По роду своей профессиональной деятельности мне не раз приходилось присутствовать в судебных заседаниях. В гражданских делах в судах первой инстанции обычно присутствуют только истцы и ответчики да их представители. Некоторые процессы имеют общественное значение и привлекают внимание общества, тогда в качестве зрителей можно заметить заинтересовавшихся проблемой граждан или журналистов. Судебные приставы в гражданских процессах обычно не присутствуют.
В задачи приставов входит обеспечение в судах безопасности судей, заседателей, участников судебного процесса и свидетелей. Необходимость присутствия в судебном заседании пристава определяет судья. В апелляционной коллегии по гражданским делам краевого суда присутствуют обычно много слушателей (участников судебных процессов, назначенных на этот день) и всего один пристав, чаще всего это женщина.
В судебном заседании у судьи Степаненко – о восстановлении пропущенного срока – в числе присутствующих в зале были лишь Кожевников и я, журналист. А судебных приставов в зале было целых два. Два дюжих мужика, маявшихся от безделия. Причем, если один пристав сел у двери и спокойно сидел до конца судебного разбирательства, то другой во время судебного заседания и стоял, и сидел, и выходил, и снова заходил в зал. Вопреки всем правилам поведения во время судебных заседаний, у него зазвонил телефон, он выключать его не стал, а спокойно поговорил со звонившим, заглушая громким шепотом невнятный голос судьи. И судья ничего, даже замечания ему не сделала.
Для чего выходил, а потом снова возвращался? С кем разговаривал по телефону? Для чьей безопасности судья Степаненко пригласила в процесс сразу двух судебных приставов? Как похоже на организацию какой-то провокации.

 

Произвол просто демонстративный
Кожевников заявил отвод судье Степаненко – с тем, что она нарушила нормы ГПК, когда принимала к рассмотрению иск о признании права собственности на этот ангар без документов, подтверждающих обстоятельства, на которых истец основывает свои требования (ст. 132 ГПК РФ). Параграф 3 п.1 ст. 16 ГПК РФ предусматривает, что судья подлежит отводу, если лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе дела либо имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнение в его объективности и беспристрастности.
В объективности и беспристрастности судьи Степаненко не то что усомниться, но и на минуту поверить было нельзя – дама в мантии просто глумилась над законом и людьми.
Судья удалилась в совещательную комнату и после получасового там пребывания приоткрыла дверь в зал судебных заседаний. Но в зал не вошла, осталась стоять в дверном проеме – в одной руке держала раскрытое дело, а другой вцепилась в дверную ручку… В таком положении невнятно, почти беззвучно «зачитала» судебное определение – никто из удивленных участников процесса ее бормотания не разобрал... Замолкнув, она настежь открыла дверь своей совещательной комнаты и прошла к своему судейскому месту за столом, за которым и продолжала вести судебное заседание, стало понятно, что отвода она не принимает.
Почему сразу не вышла, как положено, в зал, не зачитала свое решение громко и внятно? Да кто ж ее знает, может, приснилось что... Не зря ведь двух приставов вызывала.
Пока она оглашала имеющиеся в деле документы, мимо открытого в зале заседаний окна дважды с диким грохотом пронеслась электричка (рядом железная дорога), из распахнутой настежь двери совещательной комнаты минут пять надрывался заливистой трелью телефон. В результате ничего так и не услышали ни я, ни тем более Иван Кожевников, едва стоявший на ногах (после двух недолеченных инсультов и резко подскочившего давления), которому не дали возможности ознакомиться с материалами дела. Видно, что-то этакое все-таки хранят заветные папки судебного дела по отъему недешевой собственности, что нельзя было до начала заседания ознакомить с ними Кожевникова?
В связи с этим у меня, как гражданина и молчаливого зрителя этого судебного процесса, постоянно возникают вопросы по поводу организации отправления правосудия в городе Пятигорске. И, кстати, что делал в совещательной комнате телефон? Или телефонного права в нашей стране никто не отменял и судьи в своих решениях ненезависимы?
Окончательное судебное решение по заявлению Кожевникова судья Степаненко тоже после недолгих раздумий зачитала в приоткрытых дверях. Все так же: в одной руке документ, в другой – дверная ручка... И тот же шум электрички за окном. И то же невнятное бормотание... И потом я заметила, что на рассмотрение заявления о своем отводе судье Степаненко понадобилось гораздо больше времени, чем на вынесение окончательного решения. Может быть, судья Степаненко и ждала как раз того телефонного звонка, который звучал, когда дверь в совещательную комнату была уже широко распахнута?

 

Индекс наглости зашкаливает
Один из пунктов Кодекса судейской этики гласит: «Судья должен быть терпимым, вежливым, тактичным и уважительным в отношении участников судебного разбирательства». Это не про Степаненко, у нее все ровным счетом наоборот: с таким поведением, таким отношением к людям она вряд ли смогла бы найти приличное место работы где-либо. А вот в суде, оказалось, в самый раз.
В нормативных правовых актах разных стран есть положения, касающиеся поведения судей. Например, в США статья третья Конституции гласит: «Судьи как Верховного, так и нижестоящих судов занимают свои должности, пока ведут себя безупречно». У нас же в России поведение судей – это всего лишь «индекс наглости», суммарный показатель того, что считает возможным себе позволить власть по отношению к обществу: позволяет отбирать собственность, без оглядки на правоустанавливающие документы, отметать все доказательства, искажать протоколы и безбожно врать, не пускать в процесс людей, чью собственность «именем закона» отдают рейдерам. И вообще, не дают даже взглянуть на страницы сляпанного дела…
Причем в нашем регионе этот индекс наглости в судах уже просто запредельный. Что же в этом случае делать, как поступать? Наверное, следовать приведенному в начале публикации совету Елены Голубевой, директора Института Развития Свободы Информации: «Если хватает смелости и сил – с этим надо бороться, надо идти и спорить, привлекать внимание общественности, СМИ».
Со своей стороны мы в редакции решили: с каждого заседания, на котором присутствуют наши корреспонденты, непременно будем готовить «репортажи из зала суда». Мы и раньше к этому жанру прибегали – «картинки с натуры» были порой шокирующие. При этом надо помнить: описанное – не исключение, а, увы, повседневность нашего «правосудия» – унижение людей, небрежение их правами и вообще Законом.
Отныне эти репортажи будут появляться на наших страницах регулярно. А их герои получат заслуженную славу – общество должно знать их поименно.

 

Елена СУСЛОВА
Пятигорск

Сабина18 ноября 2013, 09:18

Прочитав статью пришла в ужас, я думала, что Степаненко только по нашему делу приняла такие решения, не смотря на все доказательства письменные и показания свидетелей лишила инвалида 2 группы жилья т.к.видимо "профессор" нашла с ней общий язык, а Задорнева также поддержала ее решение, а кассационную жалобу не передают для рассмотрения

Соня Узденова18 ноября 2013, 09:18

Беспредел, что творит Степаненко! А Задорнева т.е апелляционный суд края, они заранее работают сообща.... не зря после их решений гражданские дела переходят в уголовные то чего они добиваются, и там они в шоколаде...

соня узденова18 ноября 2013, 09:18

я очень благодарна судье стапаненко, за то что оставила моего мужа без квартиры и средств существования, вся недвижимость она оставила мне...

Карина15 ноября 2013, 13:45

Суды на КМВ это отдельное государство. А Пятигорский - образец антисуда, правды там не добиться.

Игорь05 ноября 2013, 15:16

ПОРАЖАЮСЬ ПРОКУРОРУ КРАЯ ТУРЫГИНУ ТАК ЖЕ ГЛАВЕ СЛЕДСТВЕННОГО КОМИТЕТА КРАЯ КОТОРЫЕ КЛЯТВЕННО ЗАВЕРЯЛИ ОБЩЕСТВЕННОСТЬ о беспристрастном проведении следствия в отношении депутата Калугина, в результате преступник депутат не только разгуливает на свободе, оно еще и руководит думским комитетом да еще комитетом по законадательству. Такого цинизма на Ставрополье никогда не было.Интересно как новый губернатор собирается вернуть доверие нарда к власти или это очередная профанация от партии власти.Позор да и только.

не судья05 ноября 2013, 15:14

Поведение судьи и вынесение "правосудных " решений - это не единичный случай, а система ставропольского кривосудия, во главе с "решалами" всех мастей-судов, прокуратуры, мвд, ск... Градус оболвания граждан в крае зашкаливает, вместе с тем растет уверенность в безнаказанности творящих беззаконие. Ждем наступления критической точки, как у К.Маркса про низы и верхи.

Мария 05 ноября 2013, 15:10

Тема этого процесса звучит не впервые. Подскажите, кто знает, в суде обязаны как- то вообще реагировать на публичную критику? В других ведомствах, как я знаю, за это серьезно спрашивают. А в судах?

Raven01 ноября 2013, 11:29

Кстати о законодателях. "Депутат" Калугин преспокойно заседает и порождает законы края, светится на всех тусовках в Кисловодске, и посылает кисловодчанам поздравления. Поражает полное отсутствие у этого огранизма понятия ЧЕСТЬ и СОВЕСТЬ. Поговаривают, что он уже "расплатился" с семьей убитого им человека, и поэто му так спокоен. ГОД ПРОШЕЛ! Это что, торжество демократии, видимо? А Калугин - торжества беззакония и бескрайней наглости... Что-то примолкли все наши СМИ, значит, "отмазался", "собакосбиватель".... С чем я всех нас и поздравляю.

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий