Поиск на сайте

 

 

Его подарил Ставрополю один из самых известных уличных художников России

 

Всю прошлую неделю гуляющие в Ставрополе по Александровской площади (у подножия Ангела-хранителя) могли созерцать непривычную картину. Каждый день с раннего утра до сумерек на аккуратно огороженном квадрате трудился уличный художник. 
Сначала он обработал будущий «холст»... «Кока-Колой», затем терпеливо нарисовал на брусчатке разноцветную сеточку, как географические координаты на карте. Потом, словно инженер, прочертил мостовую по натянутой веревке прямыми линиями – это «скелет» будущего рисунка. А затем день за днем на асфальте из цветных полутонов появлялась чарующая картина – Ставрополь века эдак XXII.
Пронзающие небо стеклянные шпили-башни, в изножье которых стоят незыблемо белоснежные Тифлисские ворота – пожалуй, самый узнаваемый символ нашего города. Взглянув на рисунок мимоходом, иному прохожему могло показаться, будто он неумело искажен – «холст» безбожно вытянут в длину. Но если посмотреть на картину из одной, заданной мастеровитым художником точки, он кажется объемным. Будто и взаправду стоишь перед частоколом небоскребов.
Называется такой стиль «асфальтовой» или «уличной» живописью, а самих художников имеют хитрым словцом мадоннари. Торжественное открытие картины состоялось в День города: все желающие могли бесплатно сфотографироваться на фоне удивительного трехмерного рисунка. 
Оказалось, что это подарок Ставрополю от одной крупной сотовой компании, которая и пригласила в город художника-мадоннари ессентучанина Игоря СОЛОВЬЁВА. Корреспонденту «Открытой» удалось пообщаться с ним сразу после окончания его недельного арт-марафона.

 
- Игорь, откуда название такое - мадоннари? 

- Из Италии. В XVI веке там появились странствующие уличные художники, которые развлекали народ на ярмарках рисунками на мостовой. А что еще рисовать в набожной Европе, как не библейские сюжеты? Чаще всего они изображали Мадонну. Причем в ход шло всё, что было под рукой, - цветочные лепестки, крашеные опилки, зола. Потом это искусство постепенно угасло и возродилось уже в наши дни.
- Ты сам-то с живописным образованием?
- Нет, я даже в художественной школе никогда не учился. По образованию технарь, еще со школы хорошо знаю 3D Max (программа для моделирования объемных объектов - Ред.) Photoshop. И вот как-то узнал про мадоннари и захотел другу сделать подарок в таком стиле. Подготовил на компьютере эскиз трехмерной фигуры типа кубика Рубика, нарисовал на асфальте. Ну и увлекло.
- Самоучкой, наверное, в этом деле быть тяжело? 
- Конечно, с художественным образованием намного легче. Я заранее делаю точную компьютерную модель и строго, по эскизу, переношу ее на асфальт. А живописные навыки - это более точный и удобный «инструмент» для выражения своих идей.
- Да уж, 3D Max, компьютеры… В XVI веке о таком и мечтать не могли… 
- Так ведь и сам принцип уличной живописи за пятьсот лет изменился. Те, старинные, изображения выглядели так же, как и на бумаге. А сегодня главная «фишка» рисунка на асфальте - тромплей, обман зрения, когда плоский предмет кажется объемным. Достигается это за счет анаморфизма, заведомо искаженного изображения предметов в одноточечной перспективе.
Эта точка затем помечается для зрителя, причем для каждого роста она своя. Поэтому очень важен точный расчет, иначе формы на рисунке будут кривыми, хотя эффект тромплея и останется. Так что геометрия и живопись сегодня для мадоннари равноправны. 
- Много у тебя в России коллег?
- Пожалуй, только Филипп Козлов из Волгограда. Вот еще был Николай Арндт, но он в Германию уехал. Есть еще начинающие художники, которые только свои силы пробуют как мадоннари, но и их мало.
- Интересно, почему? 
- Ну, тут особый склад характера нужен. Представляете, над одной картиной нужно работать минимум неделю. А «живет» она всего несколько дней, затираясь сотнями ног. А если вдруг дождь пошел, вообще картину может всю смыть за секунды. Это как ледовые скульптуры или замки из песка - для истории их может сохранить только видео или фото. 
- Так игра стоит свеч?
- Для меня, честно, важнее не результат, а сам процесс. Я получаю кайф уже от того, что рисую. И зрители, наверное, тоже. Пока рисовал, очень много людей подходили, смотрели, некоторые по полчаса стояли. У готовой картины, наверное, так долго не задержались бы. 
- И сколько у тебя уже картин?
- За три года, что я работаю в этом направлении, уже больше двадцати. В основном рисую для развлечения, но есть и коммерческие работы.
- Реклама то есть?
- Да, в ней делал разные проекты для «МегаФона», «Меги» - в общем, для самых разных компаний. Такая реклама, скажу, очень эффективна - это ведь эксклюзив ручной работы, ее фотографируют и потом показывают друзьям.
Например, для ростовского магазина «Оптикочуев» нарисовал пустыню: верблюды идут, вечнозеленые пальмы, а посреди барханов - гигантские очки в строительных лесах. Как будто тут их какие-то пришельцы построили…
- И даже такой «креатив» заказчик не спешит «законсервировать»? 
- Чтобы рисунок остался «жить», его можно «трогать» только глазами. Даже если, например, «коммерческая» картина сделана не на улице, а в помещении, на специальном большом холсте, дольше двух недель она не протянет. Рисунок все равно затаптывают, даже если он огражден. 
- Не потому ли мадоннари так медленно приживается в России, что у нас народ вообще считает уличную живопись несерьезной?
- Не в этом дело. Просто об этом искусстве мало знают. Мы ведь столько лет жили за «железным занавесом», и пока стрит-арт (уличное искусство - Ред.) во всем мире развивался, он к нам пришел только недавно… 
- Читал недавно, что твоего коллегу из Волгограда Филиппа Козлова даже за вандализм хотели оштрафовать, когда он нарисовал парусник на асфальте городской набережной…
- Было такое. Конечно, в Европе все по-другому. В каждом крупном городе есть своя площадь, которую облюбовали мадоннари, и никто их оттуда никогда не сгонит. Наверно, самая известная - Соборная площадь в Кельне. Даже в Пекине есть улица, где можно на асфальте заниматься каллиграфией (рисование иероглифов, традиционное китайское искусство - Ред.). 
В Италии вообще есть муниципальные законы, которые разрешают использовать уличное пространство для любых художеств или перформансов. Кстати, в России тоже можно рисовать мелками где угодно - только краской запрещено, я сам как-то в прокуратуре интересовался.
- Все равно печально, что в «уличном» искусстве мы позади планеты всей… 
- Для меня ничего печального, и даже наоборот, ведь я всегда на «передовой» самых новых тенденций. Конечно, в Европе к уличному искусству у чиновников немного другое отношение - это очень мощный «магнит» для туристов, и местные власти это активно используют, часто сами зовут модных художников. 
- Игорь, а есть какие-то профессиональные вершины, которые мечтаешь покорить?
- Конечно. Тем более что уличное искусство на месте не стоит. Например, немец Роланд Джозаттис недавно придумал уже 4D-картины: они не просто кажутся трехмерными, но для зрителя еще и создается иллюзия движения. Мне тоже хочется совершенствовать мастерство. 
- И на кого равняешься?
- Многие мадоннари в мире уже признаны живыми «классиками», но лично мне по-настоящему нравится только один - Курт Веннер. 
- В Европу никогда не тянуло уехать?
- Нет, никогда. Поработать там можно. Но - с возвратом. Здесь лучше! Я люблю свою страну и делаю вклад в ее развитие.

 

Беседовал 
Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий