Поиск на сайте

За плодородные кущёвские земли «цапков» снова идёт война – с участием чиновников, агрохолдингов и коррумпированных судей  

Расследование «Новой газеты» 

«В центре внимания – та самая Кущевка, где агрохолдинг «Покровский» заполучил часть земель так называемой банды Цапков.  
Так заканчивается эпоха второго передела дорогой кубанской земли – когда на смену обнаглевшим бандитам (так называемой банды Цапков) пришли заботливые «государственники»…  
«60% акций концерна «Покровский» внезапно оказались в распоряжении семьи тогдашнего представителя президента России в ЮФО генерала Виктора Казанцева» 
 

Судья-взяточница обслуживала банду цапков 

Летом 2021 года бывшая судья Арбитражного суда Ростовской области Светлана Мартынова, отбывающая 7-летний срок наказания за крупное мошенничество, из СИЗО через адвокатов передала аудиозаписи, на которых подробно рассказала, как, будучи судьей, якобы возила из Ростова в Кущевку взятку своему коллеге – ныне председателю Кущевского районного суда.  

Деньги, по словам Мартыновой, будто бы предназначались для «положительного» решения по делам, связанным с землями разгромленной «банды Цапков». Ряд бывших землевладельцев заявили, что лишились своих наделов под угрозой расправы со стороны бандитов, и после суда над уголовниками потребовали вернуть земли.  

Возвращать земли станичникам помогали «дорогие» московские адвокаты, суды не противились. Со временем собранная таким образом земля оказалась под концерном «Покровский», а судья Мартынова – в тюрьме. Но не за дачу взятки, а за мошенничество. Заявление на нее написал один из совладельцев того самого концерна. 

– Сколько стоит наше хозяйство? Трудно сказать, раз на раз не приходится, но выручка – это где-то миллиард в год. Рублей, конечно. Чистая прибыль – 200–300 миллионов, смотря какой урожай, – рассказывает Виталий Мартынов, который уже пятый год к своему семейному предприятию – ЗАО «Маяк» – никакого доступа не имеет.  

На его технике с его 13 тысяч гектаров четвертый год урожай собирают сторонние компании. Куда уходит прибыль, он не знает, ему лишь приходит налог на землю. 

Земли хозяйства расположены в нескольких километрах от Кущевки, но ехать туда Виталий отказывается: последняя попытка закончилась встречей с сотрудниками ДПС. А встречаться с полицией Мартынову нельзя – его машина, как и все имущество семьи, арестована. 

О том, как Мартыновы создавали такое большое агропредприятие, они говорить не хотят. Известно, что за эту землю жена Виталия уже 5 лет сидит в тюрьме. 

По версии семьи Мартыновых, после разгрома «банды Цапков» бывшие владельцы земельных паев через суд вернули свои права на наделы, потом объединились в хозяйство «Маяк» и «за символическую плату» предложили им взять предприятие в управление.  

Мартыновы согласились, Светлана оставила карьеру судьи и занялась сельским хозяйством. 

Но однажды на горизонте возник концерн «Покровский» с предложением за 40 млн рублей купить у них хозяйство, приносящее 200–300 млн рублей чистой прибыли в год. Мартыновы отказались, тогда совладелец концерна Андрей Коровайко написал на Мартынову заявление в полицию и обвинил ее в мошенничестве. 

По версии Коровайко, в 2011 году Мартынова, будучи судьей Арбитражного суда Ростовской области, предложила ему за 52 млн рублей помочь через суды вернуть бывшим владельцам земли совхоза «Маяк коммунизма», которые в нулевых усилиями «цапков» вошли в состав предприятия «Артекс-Агро». 

Расписок Мартынова не давала, чтобы не быть скомпрометированной, говорил Коровайко в суде. Он под присягой заявил, что платил деньги Мартыновой, когда в судах выносились «правильные решения», в надежде, что потом она «убедит» пайщиков отдать новое предприятие под контроль «покровских». Но этого не произошло. 

Заявление о том, что бизнесмен, по его словам, платил за принятие нужных ему судебных решений и что сказано это было в суде, никого из правоохранителей не заинтересовало. 

В станице конфликт судьи с концерном описывают коротко: ее попросили добыть землю, а судья решила добычу не отдавать, за что и поплатилась. 

Суд признал Мартынову виновной и в 2017 году отправил за решетку на 7 лет. В 2019 году в отношении нее было возбуждено еще одно уголовное дело – о незаконном выводе денег со счетов осужденной матери бандитов, Надежды Цапок. Тогда бывшая судья пошла ва-банк и рассказала, как «работала» с Андреем Коровайко и Аркадием Чебановым – совладельцами концерна «Покровский». Жена Чебанова Лариса на тот момент также трудилась арбитражным судьей. 

Через адвокатов Мартынова передала аудиозаписи со своим признанием. Подлинность голоса подтвердили родственники осужденной. Явка с повинной получилась эффектной. 

Светлана Мартынова (слева) и Андрей Коровайко

Кущевская напоминает гигантсткую юридическую аномалию, над территорией которой законы государства преломляются, теряя и буквы, и дух, а порой и смысл.

Экс-судья даёт показания о повальной коррупции 

Описанные в заявлении экс-судьи события относятся к 2011 году, когда 81-летняя пенсионерка из Кущевской Анна Ивановна Данько потребовала признать незаконной давнишнюю сделку о покупке 5000 га для предприятия «цапков» «Артекс-Агро». 

После распада СССР, как и большинство сотрудников совхозов, Анна Ивановна получила земельный пай – 6,33 га. Спустя три десятилетия с помощью московских адвокатов пенсионерка смогла убедить судью Аносова, что имела первоочередное право покупать смежные участки. И если бы не произвол «цапков», вполне могла бы построить успешный аграрный бизнес. Свою упущенную выгоду она оценила в 300 млн рублей. Кущевский суд полностью удовлетворил этот невероятный иск, а спустя 10 лет судья Мартынова рассказала в своей «явке с повинной», как это было. 

– Коравайко сказал (мне), что они не могут «найти общий язык» с судьей Аносовым, – рассказывает на аудиозаписи Светлана Мартынова. – Коровайко попросил меня поговорить с Аносовым, и если тот согласится вынести решение в пользу Данько, то они заплатят столько, сколько скажет Аносов. Мартынова согласилась. 

– Я передала ему (Аносову. – Е. Р.) слова Коровайко, на что Аносов сказал, что он сам «такие вопросы не решает», он посоветуется с председателем Сероштан В. В., и если тот даст добро, то он, Аносов, возражать не будет, – вспоминает она. Далее на аудиозаписи Мартынова рассказывает, как спустя несколько дней на своей «Мазде» якобы отвезла Аносову в Кущевскую 5 млн рублей, полученных от Коровайко. 

Кущевская напоминает гигантсткую юридическую аномалию, над территорией которой законы государства преломляются, теряя и буквы, и дух, а порой и смысл. 

Анна Данько получила 5300 га земли и 300 млн рублей компенсации, но в 2018 году умерла той же скромной пенсионеркой. Незадолго до этого Кущевский суд отнял у нее полученные гектары, она была признана банкротом и ушла на тот свет, не уплатив налога на землю за два года. Адвокат, которая помогала женщине провернуть эту сделку, в 2015 году получила 8 лет за мошенничество. 

Земля «бабушки Данько» оказалась в распоряжении «Маяка», но сам «Маяк» не давал покоя «покровским», говорит Мартынова. 

– О какой-то оплате речь уже не шла, – вспоминает она на аудиозаписи события 2012 года, описывая, как к ней, судье Ростовского областного Арбитражного суда, Коровайко подъехал прямо на работу и вновь начал требовать переоформить акции ЗАО «Маяк». – Когда я вышла из машины, то увидела, что наперерез мне идут двое мужчин кавказской внешности, спортивного телосложения, один с бородой.  

Они назвали меня по имени-отчеству, взяли под руки и сказали буквально дословно: «Мы до завтра поконтролируем вашу дочь. Постарайтесь, чтобы сделка завтра состоялась». Они назвали институт, факультет и группу, в которой учится моя дочь. Из чего я поняла, что за мной следят давно. Уже потом я узнала, что жена Коровайко – Ирина Рукавишникова – занимала должность декана юридического факультета, где училась моя дочь. 

После ареста Мартыновой в 2017 году «Маяк» был признан банкротом из-за задолженности в 1,7 млн рублей, а бывший его директор Виталий Кошенок отправился в тюрьму за то, что заключил якобы невыгодный контракт на субаренду земли.  

Упущенную выгоду подсчитали вплоть до 2027 года, и Кошенка посадили на 7 лет за злоупотребления. Примечательно, что делом кубанского фермера почему-то занималось Следственное управление СКР по Ростовской области, а не по Краснодарскому краю. 

Первое, что сделал конкурсный управляющий Хасанов, когда получил в управление земли «Маяка», – нанял одну из компаний «Покровского» убирать урожай. В августе этого года Хасанов опубликовал в ЕФРСБ данные о должниках «Маяка». Из 828,3 млн рублей не менее 560 млн «Маяку» задолжали компании, связанные с концерном «Покровский», – ООО ТД «Концерн Покровский» и ООО «Агрокомплекс «Кущевский». 

Все эти годы за решеткой Мартынова продолжает держать оборону и земли не отдает, хотя, по ее словам, давление продолжается. 

– На следующий день после задержания ко мне пришел следователь Магомедов. Он сказал, что мне немедленно изменят меру пресечения, а дело прекратят по реабилитирующим обстоятельствам, если я буду «вести себя правильно», – говорит Мартынова. – На один из разговоров Магомедов привез в СИЗО Коровайко.  

Без проведения каких-либо следственных действий он оставил меня с ним наедине в кабинете следственных действий и порекомендовал «договориться мирно». В разговоре Коровайко сказал, что из таких сидельцев, как я, он и Чебанов, могут сделать галерею с портретами, и если я не соглашусь, то сдохну в этой тюрьме.  

Выполнить требования Коровайко я отказалась, о чем он тут же сказал полковнику Магомедову, позвав того в кабинет. Магомедов сказал мне, что я допрыгаюсь, что он возьмет под стражу моего больного отца, и пока тот будет умирать в камере, я должна буду подумать в камере, что мне дороже – отец или акции.  

Через пару недель часть свидетелей изменили показания, заявив, что 3 млн рублей они передали не мне, а моему отцу. (…) Следователи шантажировали меня, что если я не изменю свою позицию, они добьются помещения под стражу моего отца, а потом найдут что-нибудь и для остальных членов моей семьи. 

«Я думал, суд разберётся…» 

С отцом осужденной – Иваном Гавриловичем Колесниковым – мы встречаемся в центральном парке Кущевки, куда его привозят на арестованной «Мазде», – после суда над бывшей судьей арестовано имущество всей ее семьи. 73-летний мужчина вытирает слезы, с трудом выуживая из памяти фрагменты допросов. 

– Ни доказательств. Ничего. Говорят, белая «Нива». Номер – не помнят. Что, мол, привезли и отдали мне 3 миллиона. Ни расписки, ничего. Адвокатша спрашивает: «А деньги вы считали?» Говорят: «Нет». Директор кафе говорит, что я метр 65, а я метр 83. Я следователю говорю, а он не слушает. Я думал, суд разберется. А там конвейер. 

Пока шло следствие, мужчину на 4 дня закрывали в психдиспансере – следователям показалось, что Иван Гаврилович не в себе, раз не помнит обстоятельств получения денег от помощников Андрея Коровайко. 

– Я четверо суток не спал – два наркомана, два настоящих сумасшедших рядом. – Отец судьи вины не признал и получил 4 года условно. 

Но «Маяк» был не единственным хозяйством, которое интересовало «Покровских». Помимо него, в районе работали еще «Слава Кубани» и «Агрокомплекс «Кущевский», владельцы которых были косвенно связаны с разгромленной кущевской бандой, а потому стали легкой добычей таинственных «воинов кущевской справедливости». 

Один за другим на землевладельцев посыпались обвинения в совершении тяжких преступлений, в которых стыдно было сомневаться – бойня в Кущевке была настолько страшной, что упоминание о любой причастности к «цапкам» делало людей виновными в глазах общества.  

В местных СМИ постоянно муссировалась тема «цапков и их небитков». Следователям лишь оставалось подвести под обвинения хоть какую-нибудь базу, и с этим они успешно справлялись. 

Концерн полномочного представителя 

Точной даты рождения «Покровского» – предприятия, фирмы или лица, с которого бы все началось, в официальной истории концерна нет. Есть только дата: с 2000 по 2003 год кем-то реализован ряд каких-то строительных проектов в Ростове-на-Дону и Туапсинском районе. А потом вдруг у концерна появляется мясокомбинат «Коневской». 

Лишь позже станет известно, что 60% акций комбината после смерти бывшего владельца внезапно оказались в распоряжении семьи первого полномочного представителя президента России в ЮФО, генерала армии Виктора Казанцева.  

В 2006 году Казанцев решит свести финансовые счеты с бывшей женой и через суд потребует вернуть ему контроль над комбинатом. Так выплывет наружу история комбината и фамилия помощника генерала – Андрея Коровайко. 

Федеральным инспектором полпредства Коровайко стал в 28 лет, до этого значился доцентом на кафедре юриспруденции в РГЭУ, где деканом юрфака трудилась его супруга Ирина Рукавишникова, ныне – член Совета Федерации от Ростовской области.  

Предположительно в 2011 году супруги развелись, у них есть общий ребенок, который, по идее, является одним из наследников гигантской империи. 

По итогам 2020 года выручка «империи» составила 34 млрд рублей, чистая прибыль увеличилась на 87% – до 5,5 млрд. Объем валовой сельскохозяйственной продукции превысил 2,5 млн тонн. Компания заявила, что в 2021 году планирует увеличить выручку до 37,5 млрд руб. Концерн, контролирующий 240 тысяч га, входит в список шести крупнейших землевладельцев России по стоимости земельного банка в рейтинге аудиторской компании BEFL. 

Зерно, сахар, мясопереработка, недвижимость и даже производство электрооборудования – в состав концерна входит 35 предприятий. Все они расположены в ЮФО, куда в 2000 году президент Путин назначил генерала Казанцева своим полпредом.  

Кстати, суд вернул генералу 59,6% акций мясокомбината, но сейчас, если верить открытым данным, 99% предприятия принадлежит сыну Аркадия Чебанова, а 1% – Андрею Коровайко. 

Земля, обильно политая кровью 

Казанцев оставил должность и ушел на покой в 2004 году. Если верить материалам суда, на это время пришелся расцвет семьи Цапок, которые установили в Кущевской свои порядки. Их предприятие прирастало земельными наделами, а все жалобы местных жителей на угрозы и расправы клались под сукно правоохранителями самых разных уровней. До тех пор, пока 4 ноября в доме фермера Сервера Аметова не произошло убийство 12 человек. 

Следствие установило, что главным мотивом преступления стала месть Сергея Цапка за восьмилетней давности убийство старшего брата. А также желание расправиться с Аметовым, который «подрывал авторитет» главаря.  

Арестованного Цапка отправили в СИЗО Владикавказа, из которого он, по рассказам станичников, вернулся с выбитыми передними зубами, безропотно признал вину и в ходе следственного эксперимента рассказал и показал, как резал и убивал людей в доме Аметова. 

В 2014 году Цапок умер от сердечного приступа в тюремной камере. Следом один за другим свели счеты с жизнью трое его подельников. 

«Банду цапков» осудили по 40 эпизодам, включая организацию и участие в 19 убийствах, но никакой «экономической» составляющей в их деятельности суд не увидел. По всему выходило, что банда была создана и 15 лет терроризировала станицу для того, чтобы убивать и насиловать, а вовсе не для того, чтобы с помощью насилия создать одно из крупнейших сельхозпредприятий на юге России. 

«Многолетнее рейдерство банды, в результате которого прирастали землей цапковский «Артекс-Агро» (только официально – 17 тысяч гектаров) и подцапковские «Слава Кубани», «Север Кубани», «ДВВ-Агро» и «Юг-Агротехника», вообще оставлено без внимания.  

Следствие в обвинительном заключении даже мотивирует такое равнодушие к делам фирм – мол, фирмы управлялись родственниками бандитов, которые про деятельность банды ничего не знали», – писала «Новая газета» еще в 2012 году, следя за судебным следствием. 

Отсутствие юридической оценки – кто из преступников, когда и сколько отнял земли у местных жителей – «на фоне» 19 трупов тогда не казалось серьезным упущением. 

На момент бойни 4 ноября семья Цапок через подконтрольные им хозяйства управляла земельным банком в 63 тысячи га, из которых 5,3 тысячи га принадлежали лично матери главаря банды – Надежде Цапок. Остальное – это, как правило, земельные паи местных жителей, отданные в аренду сельхозпредприятиям. 

После суда над бандой 50 тысяч гектаров земли оказались в распоряжении «агрокомплекса» семьи бывшего губернатора Краснодарского края Александра Ткачева. А из-за войны за остальную землю часть станичников попали в тюрьму, несколько оказались под следствием, один был вынужден бежать из страны. 

Елена РОМАНОВА 
в «Новой газете», № 103, 15.03.2021 

 

 

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях