Поиск на сайте

 

 

Как наша общая Победа сплачивает российскую нацию – мысли вслух ректора Северо-Кавказского федерального университета Алины Левитской

 
Наша газета завершает масштабный проект «Война и Победа – глазами и сердцем журналистов и авторов «Открытой». Сокровенными мыслями на наших страницах поделились мастера слова – журналисты, наши лучшие авторы, а также преданные читатели – педагоги, ученые, деятели культуры, ветераны…
Люди разных поколений, у каждого свой взгляд на войну и на место Победы в нашей общей истории и лично для каждого. Значит, живо и неравнодушно все российское общество продолжает осмысливать события 70-летней давности. В истории России нет такого события, которое бы обсуждалось так живо и эмоционально.
Сегодня молодежные акции, приуроченные к Дню Победы, проходят по всей стране. Многие из них – родом со Ставрополья. Например, идея акции «Бессмертный полк» появилась в прошлом году именно на пятигорском форуме «Машук». Недавно студенты Северо-Кавказского федерального университета (СКФУ) совершили восхождение на Бештау, развернув 70-метровую георгиевскую ленту. Команды одиннадцати институтов вуза – по числу дивизий, освобождавших Кавказ...
Естественно, современная молодежь должна знать и помнить о Войне и Победе. Как наша общая Победа сплачивает российскую нацию? С этим вопросом «Открытая» обратилась к профессору Алине Афакоевне Левитской, ректору Северо-Кавказского федерального университета, человеку, неравнодушному к вопросам гражданской идентичности. Мы записали искренний монолог Алины Левитской и предлагаем его нашим читателям.
 

Меня как специалиста по проблемам цивилизационной идентичности тема нашей общей Победы в Великой Отечественной войне всегда привлекала своей многогранностью. Это одна из тех скреп, монументальных доминант, которые определяют наш цивилизационный код, делают нас общим народом.

Ведь это не просто патетичная фраза о том, что нет в России семьи, где бы ни был памятен свой герой. Поэтическая строка эта наполнена огромным смыслом, жизнью, судьбами нескольких поколений.

Мой отец, Афако Кайтикоевич Цомартов, – фронтовик (на снимке), воевали и все дяди, папины и мамины братья. Отец ушел на фронт добровольцем, когда ему было 17 лет, и воевал разведчиком в составе 18-й гвардейской отдельной роты 2-й гвардейской стрелковой Таманской Краснознаменной дивизии.

Был дважды ранен, и в 1944 году, после второго ранения, попал в госпиталь и был демобилизован. Отец был очень жизнерадостным, остроумным человеком, тонким знатоком национального фольклора, прекрасно исполнял осетинские танцы. Но рано ушел из жизни, в 1973 году. Я тогда училась на втором курсе университета, а брат мой Вова – в 9-м классе. И уже потом я поняла, что мы ведь почти ничего не знаем о его жизни на войне, о которой отец почти не рассказывал.

Был один рассказ, который потряс меня: отец вспоминал, как попал на фронт. Он, мальчик из маленького осетинского села, даже не говорил по-русски, и от этого в первые дни было еще страшнее. В первом бою, сидя в окопе и сжавшись в комок, он плакал от всего этого ужаса, вдруг навалившегося на него. Его утешили и поддержали старшие товарищи, помогли окрепнуть духом...

Войну отец закончил героем, с орденом Великой Отечественной войны второй степени. Но он никогда не говорил, за что его наградили, какие геройские подвиги на фронте совершал. И мы с братом никогда бы об этом не узнали, если бы в прошлом году Минобороны не раскрыло свои архивы.

Сейчас мои дети и племянники готовятся пройти в составе Бессмертного полка с фотографией деда. Они собрали все архивные документы, нашли фото. И отыскали на сайте «Подвиг народа» информацию о папе – копию наградного листа, где его командир, гвардии старший лейтенант Воронин, описывает события, за которые отец был удостоен боевой награды:

«11 апреля 1944 года, ночью, в районе села Булганок Керченского района Крымской АССР группа разведчиков, в составе которой был и гвардии сержант Цомартов, преследуя отступающего врага, вышла на дорогу, опередив на некоторое время колонну немецких автомашин.

Услышав шум моторов, группа сделала засаду и, рассредоточившись, навязала бой 14 автомашинам с пехотой гитлеровцев. Гвардии сержант Цомартов, вступив в неравный бой с врагами, огнем из своего автомата, а затем и из ручного пулемета, в расчете которого он состоял, и гранатами уничтожил в этом бою 13 немецких бандитов и одну автомашину с грузом, проявив геройство и мужество.

Преследуя врага, на танке также с пулеметом в руках он в момент, когда наши танки настигли врага в районе ст. 7 колодезей, расстреливал бандитов без пощады и убил при этом пять фашистов. В ходе дальнейшего преследования отступающего противника он обезвредил 12 мин врага, чем способствовал продвижению наших частей».

Я вам не могу передать то потрясение, которое мы испытали с братом, прочитав все это. Представьте себе: отцу ведь, когда это произошло, только исполнилось 19 лет. И мои дети, и племянники, которым столько же лет, тоже подумали о себе и о своих ровесниках: «А могли бы мы так же беззаветно, героически, не щадя своей жизни, сражаться за Родину?!»

***

Мои родители работали на заводе «Электроцинк», а жили мы в подъезде четырехэтажного рабочего дома, и в каждой семье были фронтовики. И все они были очень скромными людьми. Я не помню, чтобы кто-то чем-то хвалился, рассказывал про свои подвиги.

В доме жили русские, осетины, армяне, евреи, украинцы... И все мы были одной семьей. Помню, когда у наших соседей на четвертом этаже появился телевизор – такой, знаете, с маленьким-маленьким экраном за линзой. И мы, дети со всего подъезда, бегали его смотреть. Потом жизнь стала налаживаться, мы тоже купили такой телевизор...

Когда отца после второго ранения демобилизовали инвалидом второй группы, он поступил в Алагирский лесной техникум. Быстро восстановил здоровье, избавился от инвалидности и устроился на «Электроцинк» рабочим-плавильщиком в электролитный цех.

Проработал на заводе двадцать лет. Это было вредное производство, работников досрочно отправляли на пенсию. Отец мечтал: мол, когда в 50 лет выйду на пенсию, вернусь в лесники... Он очень любил природу. Но, к сожалению, ушел раньше...

И за эти двадцать лет, работая плавильщиком, был дважды удостоен ордена Ленина за выполнение пятилетки досрочно с рекордным для черной металлургии результатом. В 1967 году был награжден орденом Ленина, затем – вторым орденом Ленина и золотой звездой Героя Социалистического Труда. Геройски воевал и геройски работал в мирное время.

Сегодня, с высоты прожитых лет и жизненного опыта, я отчетливее понимаю: поколение наших родителей-фронтовиков считало полную самоотдачу нормой жизни. Пришла война – нужно выполнять адский воинский труд, и чтобы даже мысли не возникало, что это геройство. После войны восстанавливали страну, и тоже, сцепив зубы, работали до полного изнеможения, не думая о том, что ставят какие-то рекорды... Просто знали: надо честно делать свое дело.

Отец работал в четыре смены, и за двадцать лет ни разу не опоздал на работу! Однажды заметил, что я опоздала в школу на уроки, но не стал читать нравоучений, просто сел рядом и рассказал, что самая тяжелая для него смена – ночная, с 12 часов до 6 утра, но он никогда бы не посмел опоздать на нее. Я запомнила слова отца на всю жизнь, и всегда следую его примеру.

Да, отец никогда не читал нотаций, но для меня эталоном был сам образ жизни его поколения – то, как они относились к другим людям, к детям, к работе, к делу... Как они дружили, как терпимы были к маленьким слабостям друг друга. В наше доме жил фронтовик дядя Боря Худяк – мягкий, добродушный человек, но он крепко выпивал. И его жена тетя Лида все время его попрекала. А мой папа защищал, убеждая женщину: «Он в войну через такое прошел, что ты, Лида, как-то уж больше ему прощай...» Отец знал, что говорил...

В чем я вижу сегодня нашу общую и свою, в частности, гражданскую обязанность. Быть честными в отношении друг друга и преданными Отечеству. Всегда помнить о поколении фронтовиков и делать все, чтобы наши дети и внуки знали и ценили, как эти люди воевали и как жили, да и нам дали возможность мирно жить сегодня. И не только в России, а во всем мире.

Для меня все это не красивые слова – они наполнены глубоким, мощным личным смыслом. Человек, который не чувствует, не понимает важности нашей общей Победы, в моем представлении полноценным гражданином России называться не может.

Мы все не имеем права оставаться равнодушными к попыткам принизить значение подвига поколения фронтовиков, военного и мирного, которые предпринимают враги нашего Отечества. Их попытки посеять сомнения, перечеркнуть всё то, что вынес и сделал для Победы советский народ, в моем понимании преступны. И смотреть на такое спокойно просто невозможно!

Увы, в головах некоторых наших молодых людей эти сомнения тоже рождаются: а может, на самом деле не таким великим уж был вклад советского народа в дело Победы? А может, важнее было то, что сделали союзники – англичане, французы, американцы?

Недопустимо, чтобы рождались такие сомнения! Я убеждена, что наше государство должно на самом высоком уровне, на международной арене предпринимать системные контрмеры, не позволяя принижать значение  вклада советского народа в Великую Победу!

Это важно и необходимо делать не только из уважения к памяти фронтовиков и десятков миллионов не вернувшихся с полей сражений. Это важно для того, чтобы мы, ныне живущие, сохранились как единая цивилизационная общность - «российский народ».

Отношение к Победе – одна из сильнейших культурно-исторических доминант, объединяющих нас и наших союзников за пределами России. И то, что сегодня пытаются Великую Победу оболгать, отобрать ее у истинных победителей, оскорбить нашу общую историческую память, – это мощнейший вражеский ход против нашего единства, против российской гражданской нации. 

***

Наши недоброжелатели пытаются разрушить таким же образом и другие цивилизационные скрепы России. Например, институт семьи. Для ментальности всех народов, живущих на территории Российской Федерации, всегда было важным и значимым отношение к семье в широком смысле (к кровно-родственным узам, к женщине-матери, к девичьей чести).

Для всех народов России одинаково неприемлемы однополые браки или то, что нашей молодежи навязывается под видом гражданского брака. А когда такая чуждая идеология навязывается нам, это направлено именно на разрушение культурных доминант, объединяющих нас в единую цивилизационную общность.

В этом же ряду стоит и тема межнационального согласия, братских отношений между народами, которую таким же образом наши враги «раскачивают», шельмуют, деформируют. И наша святая обязанность – и каждого человека, и государства в целом – всемирно-историческое значение Победы советского народа в Великой Отечественной войне отстаивать, защищать и укоренять в сознании всех живущих и в России, и за ее пределами.

Понимая величайший смысл этого исторического события, испытываешь стыд от того, что мы по сей день в неоплатном долгу перед поколением фронтовиков. Да, они не геройствовали, были скромными в жизни. Но именно они, обычные люди, рядовые, вытащили на себе не только бремя войны, но и тяжелейшее бремя послевоенного восстановления страны.

...Наша семья жила в коммунальной квартире. И помню, как вместе за одним обеденным столом собирались четыре семьи, а наша соседка Вера Васильевна Тихонова ворчала о житейских трудностях, а потом, спохватившись, светлела лицом: «А, все пройдет. Лишь бы не было войны».

И вот эту фразу я, тогда еще ребенок, запомнила на всю жизнь во всем ее драматизме. И потому такой болью отзывается она в сердце, когда я слышу от юмористов, как они вышучивают безобразные явления нашего быта, в шутку вспоминая именно эту фразу. Это кощунство!

Слышу с телеэкранов эти слова – и вспоминаю людей из своего детства: тетю Веру, соседей – всех, кто прошел через ад войны. Да, они готовы были пережить и неудобства «коммуналки», и скромную одежду, и скудное питание... но лишь бы не было войны.

Для того поколения эта фраза была наполнена неким глубинным смыслом (я не хочу сказать сакральным)... И всуе ее повторять сегодня, да еще и пенять нашему народу за его же исконную терпеливость: почему, мол, вы все эти несправедливости терпите, когда надо выходить на улицы, бунтовать против власти?.. Это издевательство!

***

Мы в долгу у поколения победителей еще и потому, что не все ветераны живут в комфортных условиях, что не у всех есть хоть и скромное, но отдельное жилье. Далеко не все наши пожилые люди окружены заботой наших социальных служб – каждодневной заботой, а не только по праздникам. А ведь их, фронтовиков, осталось так мало! Они – связующая ниточка нашей национальной истории, гражданского единства, которую мы должны свято хранить и оберегать.

Несколько лет назад я узнала, что правительство Германии по всему миру разыскивает военнопленных, узников немецких концлагерей, чтобы выплатить им компенсации. Меня это так впечатлило: они-то молодцы, но разве это и не для нашей страны упрек?! Да, выплаты не такие уж большие. Но главное другое: Германия показывает всему миру, что она осознает себя виноватой перед всеми жертвами войны. И хотя такую вину искупить невозможно, но все же пытается повиниться.

Почему же немцы это делают, а мы, величайшая держава, не можем обустроить малое уже число наших ветеранов?! Разве это не дело нашей национальной чести, нашего достоинства?! Ветераны должны ощущать себя в центре нашего внимания и заботы. Но на телеэкранах мы видим совсем другое, порой просто страшное, вроде того, как женщину-блокадницу в Петербурге за пачку масла в магазине довели до инсульта.

Конечно, в последние годы государством очень многое делается для старшего поколения, и Владимир Владимирович Путин держит этот вопрос на особом контроле. Но все равно почти каждый день по ТВ идут репортажи о том, что участники войны годами стоят в очередях за квартирами, как отмахиваются от их просьб чиновники.

Во время «Прямой линии» президенту дозвонился супруг женщины-ветерана, которая 64 года не может получить отдельное жилье. «Обещали его дать минимум через два года, когда нас не будет в живых», – с болью в сердце говорил мужчина. Президент обещал помочь. Но сколько еще таких очередников?!

Воспитывать в обществе взаимное уважение – это изнурительная работа для государства, и работа не одного года, а порой на десятилетия и даже века. Но этого невозможно добиться только нравоучениями на «уроках добра». Воспитывать общество государство должно собственным примером, своим отношением к ветеранам, больным, инвалидам, сиротам и другим категориям обездоленных.

Если же этого нет, то в обществе воспитываются качества совсем иного рода – жестокосердие, бесчувствие, равнодушие… Но главное – разрушается тот самый цивилизационный код, та преемственность поколений, которая и сплачивает нас в единую нацию, в единый народ. Но я уверена, что мы наше единство разрушить не дадим!

 
Алина ЛЕВИТСКАЯ,
ректор Северо-Кавказского
федерального университета
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий