Поиск на сайте

 

 

Скрипач-виртуоз Вардан Маркос мечтает сделать мир светлее и добрее, играя на чудо-скрипке изумительные мелодии

 

На нынешний фестиваль «Музыкальная осень Ставрополья» приедет скрипач-виртуоз, лауреат пяти международных фестивалей искусств, дипломант Союза театральных деятелей России Вардан Маркос со своим шоу под интригующим названием «Парад страстей».
Программа находится в постоянном развитии. Меняется музыкальный материал, драматургия, декорации. В спектакле принимают участие различные музыканты и танцевальные коллективы. Постоянно только одно - виртуозная игра Вардана, которого за неподражаемый талант называют современным Паганини. Накануне визита артист любезно согласился дать интервью корреспонденту «Открытой».

 

- Вардан, вы, пожалуй, единственный музыкант в России, доказавший, что классическая музыка в современной обработке может иметь яркий коммерческий успех, собирая аншлаговые залы...
- Да, я первый в России освоил стиль под названием сrossover - соединение шедевров инструментальной классики с современными ритмами и аранжировками. В таком же стиле работает всемирно известная скрипачка Ванесса Мэй.
Я не побоялся «осовременить» классику, приблизив ее к сегодняшнему слушателю, и создал шоу «Парад страстей», которое стало одним из самых востребованных в России и за рубежом.
Кроме «Парада страстей» у меня есть и другие концертные программы: «Еще раз о любви» и «Ночной маэстро». Последнее шоу рассчитано на молодежную публику и проходит в лучших ночных клубах Москвы, пользуясь неизменным успехом.
В шоу «Парад страстей» я исполняю много классических мелодий - таких, как «Чардаш» Монти, «Танец с саблями» Хачатуряна, «Зима» Вивальди, «Канкан» Оффенбаха...
- Правда, что уже в пятилетнем возрасте вы неплохо играли на скрипке?
- Это правда. У нас в семье пятеро детей, я самый младший. Мои четыре сестры великолепно играют на фортепьяно. Совсем маленького они брали меня с собой на занятия в музыкальную школу. Мне очень нравилось слушать и смотреть на то, как проходят уроки.
Так я и пристрастился к музыке, и с пяти лет начал ею уже серьезно заниматься. Так что по окончании с отличием общеобразовательной и музыкальной школ у меня не возникало сомнений в выборе будущей профессии. Я поступил в Московскую государственную консерваторию им. П. И. Чайковского. А прямо из консерватории меня призвали на службу в армию.
- В военном ансамбле службу несли?
- К большому сожалению, нет. Служил я в танковых войсках, где поблажек мне никто не давал. В армии я получил серьезнейшую травму - перелом кисти левой руки. После операции врачи мне заявили, что вряд ли когда-нибудь смогу продолжить карьеру скрипача.
Тем не менее, демобилизовавшись в 1991 году, я начал много заниматься – по шесть-семь часов в день, восстанавливать технику игры на скрипке и... чудо свершилось. Несмотря на приговор медиков, я снова овладел инструментом в совершенстве.
- После консерватории вы остались жить в Москве?
- Нет, с Москвой как-то сразу не сложилось. Меня пригласили работать в оркестр Красноярского театра оперы и балета. В холодной Сибири и пришла мне в голову идея создать яркий проект, сочетающий в себе театр, танец, классическую музыку и современные ритмы. Я начал подбор классических произведений и создал различные варианты их аранжировки. Я хотел показать людям неповторимые мелодии, незаслуженно оставшиеся в тени, как, например, некоторые произведения великого Пьяццолы, малоизвестные даже на его родине, во Франции.
Мне хотелось донести красоту классической музыки до людей, мало ею интересующихся, в первую очередь, до молодежи. Поэтому основу моего репертуара составляют музыкальные шедевры прошлого: фрагмент «40-й симфонии» Моцарта, «Ave Maria» Шуберта, «Времена года» Вивальди. Эти и многие другие композиторы и произведения всемирно известны, но я с сожалением замечаю, что сегодня многие их даже не знают.
- Долго вы воплощали «Парад страстей» в жизнь?
- Мы работали над программой почти два года. Премьера состоялась в августе 1999 года в Красноярском доме актера. 30 аншлаговых концертов доказали успех идеи и востребованность моего проекта. Покорив красноярских слушателей, я начал активно гастролировать по городам России и СНГ. А премьера в Москве состоялась лишь в 2001 году.
- В своем творчестве вы стремитесь соединить высокое искусство с эстрадой. Не утрачивают ли при этом классические произведения своей особой красоты?
- Я всегда сохраняю произведения в их исконном варианте, не меняя ни одной ноты. Но неизменно добавляю изюминку, чтобы гарантированно увлечь публику. Это не дань моде, а, скорее, мое личное убеждение в том, что сегодня должно звучать как можно больше высокодуховных произведений в привычных для слушателя современных ритмах.
Я занимаюсь аранжировкой симфоний, арий, популярных народных произведений. В обработке они становятся ближе неискушенному зрителю. Благодаря таким концертам у людей появляется потребность слушать серьезную музыку. Словом, это подход к высокому искусству с нетрадиционной стороны. Например, неизменно волнующая публику «40-я симфония» Моцарта в оригинале звучит двадцать минут, в моей версии - четыре, но это по-прежнему Моцарт! Концентрированный, «одетый» в современные аранжировки оригинал все же остается узнаваемым.
Раньше мы постоянно слышали классику по радио: звучали и «Лунная соната» Бетховена, и «Каприз» Паганини, и «Чардаш» Монти, сейчас этого нет, и в итоге далеко не всякого привлечешь на концерт камерной музыки. Все современные, модные песенки типа «Мы с тобой не пара, такая вот запара» звучат с утра до ночи и просто калечат умы и вкусы современной молодежи!
- Вардан, что за чудо-инструмент представляет собой ваша скрипка?
- «Надежду» (так она называется) изготовил сочинский мастер Виктор Малыхин. Эта классическая акустическая скрипка, на которой укреплен специальный звукосниматель - радиомикрофон. Так что звук свободно идет через колонки. А на электроскрипке он выходит несколько «жидковатый». В этом и кроется секрет такого необычного звучания музыки, которую я исполняю на концертах.
- Вы когда-нибудь общались с вашей конкуренткой Ванессой Мэй?
- За творчеством очаровательной китаянки, конечно, слежу, но конкуренткой ее не считаю. Наоборот, благодаря Ванессе во всем мире возросла популярность классической музыки в современной обработке.
Я за то, чтобы было больше хороших скрипачей, ведь это только способствует популярности по-настоящему прекрасных, красивейших мелодий, которые сейчас многие забыли. И если в России или за рубежом будут появляться подобные мне музыканты, я буду только рад – эта музыка воспитывает людей, прививает высокую духовную культуру.
Если бы классическая музыка стала вновь звучать на радиостанциях, люди стали бы намного добрее относиться друг к другу.
 

Беседовала
Элла ДАВЫДОВА



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий