Поиск на сайте

 

 

Московский Институт «Общественная экспертиза» специально для «Открытой» газеты провел масштабное исследование: насколько эффективно трудились в парламенте России депутаты от Ставропольского края

16 ноября завершила свою работу четвертая Государственная Дума РФ. Депутаты призыва 2003 года сохраняют свои полномочия еще несколько недель – до тех пор, пока не будут подведены итоги декабрьских парламентских выборов. Но некоторые народные избранники уже сдают свои мандаты досрочно. Почти треть из действующих депутатов не вошла в избирательные списки, а значит, в новую Госдуму уже не попадет. Впрочем, и некоторые из тех, кто в партсписки все же попал, пока не радуются – им достались заведомо «непроходные места». 
 
 

Семеро смелых
За четыре созыва в федеральной Думе успели отметиться больше трех десятков депутатов от Ставропольского края. Причем преобладали среди них представители левых политических сил – КПРФ, ЛДПР, «Аграрной партии России». В нынешней Думе интересы Ставрополья отстаивали семеро депутатов – все как один единороссы.
Самый видный парламентарий – член Бюро высшего совета «Единой России» Владимир Катренко. Его путь в единороссы оказался долог и тернист: в середине 90-х входил в состав левого «Народного движения «Россия» (которое даже пыталось объявить недоверие правительству Черномырдина) и «Социалистической партии России». Катренко был депутатом трех созывов федеральной Думы, в последнем – занял пост вице-спикера и председателя комитета по проблемам Северного Кавказа.
Три года кряду Катренко возглавлял и краевое отделение партии – но совсем недавно он покинул и партийный, и депутатский посты в связи с назначением аудитором Счетной палаты. Предполагается, что в палате Катренко займется контролем над федеральной собственностью и аудитом государственных инвестиций в Сочинскую Олимпиаду, которые составят почти 500 млрд. рублей.
В четвертой Госдуме Катренко курировал законопроекты в сфере экологии, рекламы, транспорта, связи, информационных технологий, энергетики, алкогольного рынка. Именно Катренко был инициатором снятия год назад с депутатских авто «мигалок» и «крякалок» (правда, вскоре они вернулись на прежнее место) и создания туристко-рекреационных особых экономических зон (как известно, такая зона создана на Кавминводах). Все эти законы прошли на «ура», и только один оброс скандалами – о внедрении системы учета алкогольной продукции ЕГАИС, который спровоцировал острейший кризис на алкогольном рынке России и волну отравлений паленой водкой. 
 
 

Круче только горы
Немало в Госдуме было и других высокопоставленных ставропольцев. Так, Юрий Васильев возглавлял, пожалуй, самый «денежный» комитет парламента – по бюджету и налогам. Васильев почти 12 лет трудился мэром Пятигорска, в итоге у населения к нему выработалась такая аллергия, что на выборах в Госдуму в 2003 году он решил баллотироваться по «чужому» округу - Георгиевскому. Но экс-мэр в парламент все же попал – по партийному списку.
Именно Васильев оказался самым «говорливым» среди ставропольских депутатов – на заседаниях брал слово почти три сотни раз (даже вице-спикер Катренко в разы меньше). Для сравнения: думский спикер Грызлов выступал 20 тысяч раз, а первый вице-спикер Слиска - девять тысяч.
На счету Васильева множество поправок в Налоговый кодекс (самая спорная из них освобождение от уплаты НДС хозяйственных обществ, создаваемых церковными организациями); закон о создании «нефтегазового» Фонда национального благосостояния (его средства пойдут на покрытие дефицита Пенсионного фонда РФ); закон о выравнивании бюджетной обеспеченности муниципалитетов (за счет дотаций из региональной казны) и закон об ужесточении требований к «строительным пирамидам».
Другой чиновный ставрополец – Евгений Трофимов. В советское время он занимал хорошие должности в крайкоме партии, но в ельцинские времена оперативно сменил компартию на блок «Единство». В Думе Трофимов возглавлял комитет по делам национальностей и параллельно Всероссийский совет сторонников партии «Единая Россия». В парламенте ратовал за законодательное закрепление понятия «коренной народ» и «малая народность», а также за ужесточение закона «Об экстремизме». Вот, собственно, и вся его работа. 
  
 

«Отчего прослыл я скандалистом…»
Самый одиозный депутат от Ставрополья – Павел Воронин, член бюджетного комитета. В свое время он руководил краевым отделением «Яблока», затем переметнулся в «Единую Россию», откуда его выгнали за нарушение партийной дисциплины. Однако когда Воронин (тогда известный бизнесмен, депутат гордумы Ставрополя) неожиданно для всех выиграл выборы в Госдуму по Петровскому району, «партия власти» попросила его вернуться.
Чем же занимался сей депутат четыре года в Госдуме? Воронин едва не стал невольным «гробовщиком» всенародно ненавистного министра Зурабова. Он направил запрос в Генпрокуратуру по поводу неисполнения программы льготного лекарственного обеспечения на Ставрополье – после чего начались «чистки» в подконтрольном Зурабову Фонде обязательного медстрахования, в результате которых все руководство фонда скопом оказалось на нарах по подозрению в коррупции.
Депутат Воронин сотоварищи в начале нынешнего года внесли в Госдуму скандальный законопроект, ограничивающий проведение в стране любых массовых акций. Но закон оказался настолько «крут», что против него взбунтовались все – оппозиция, СМИ и даже администрация президента. В итоге Воронин поспешил отозвать свою подпись под документом.
Многие высказывания Воронина по иным «горячим» законопроектам стали в кулуарах Думы едва ли не крылатыми. Так, ставропольский депутат поддержал закон о праве президента Путина распускать «неработающие» региональные парламенты («Надо иметь кнут для политиков, которые не умеют договариваться»), отмену требования к членам Центризбиркома иметь юридическое образование («Юридический диплом, наверное, самый легко получаемый диплом в стране – в переходе его можно купить») и, пожалуй, самый одиозный за все время работы нынешней Думы документ - новую редакцию закона «О Знамени Победы» (обращаясь к коммунистам: «Не зацикливайтесь на советской символике, президент России уже вернул вам гимн Александрова и красный цвет знамени Вооруженных сил, который совпадает с цветом лица вашего лидера, – этого вполне достаточно»).
Воронин с пеной у рта осуждал власти Эстонии за снос «Бронзового солдата». Строчил в Генпрокуратуру РФ депутатские запросы с политическим окрасом: о выдаче России лондонского беглеца Бориса Березовского, «готовящего попытку государственного переворота»; о сносе стелы в честь героев-доваторцев в Ставрополе; об антиконституционной сущности «Маршей несогласных»; о несоответствии гордому званию депутата экс-лидера «Родины» Дмитрия Рогозина (когда тот голодал в знак протеста против закона о монетизации льгот) и коммуниста Владимира Кашина (он призывал население к акциям протеста против реформы ЖКХ)… В общем, плодовитый депутат. И главное, идеологически подкованный! Видимо за лояльность и послушность Воронина на днях хорошо наградили - он назначен вице-президентом автомобильного гиганта «АвтоВАЗ». 
 
 

Законы летают, как птицы
Остальные депутаты-ставропольцы – личности в Думе неприметные, что называется, «рабочие лошадки». Скажем, избранный по федеральному списку экс-министр внутренних дел и экс-депутат Анатолий Куликов (он проиграл по своему округу Воронину). Куликов активно участвовал в разработке двух десятков «силовых» законопроектов, среди которых «О противодействии терроризму» и «О частной сыскной деятельности».
Самый скандальный законопроект его авторства – о создании в госкомпаниях («Газпроме» и «Роснефти») собственных «корпоративных армий», не подчиняющихся официальным силовикам. Куликов был активным членом рабочей группы по противодействую «Маршам несогласным» (читай: борьбе с оппозицией). Справедливости ради стоит сказать, что он явился также разработчиком целого пакета законопроектов по защите прав военных пенсионеров.
Депутат Александр Ищенко в свое время был гендиректором ОАО «Лукойл-Северо-Кавказнефтепродукт». Причем, как и Воронина, его исключили из «Единой России» за подрыв партийной дисциплины – но когда на выборах он одержал уверенную победу, его спешно призвали обратно в партию. В Думе Ищенко трудился зампредом комитета по экологии. За четыре года работы был соавтором всего лишь полдесятка законопроектов. Зато каких! Среди них, например, законы «Об экологическом контроле» и «Об экологической культуре» (оба не приняты).
Наконец, седьмой думец – экс-мэр Невинномысска Анатолий Семенченко. На его счету, в частности, ужесточение требований к игорному бизнесу и государственным лотереям и создание Рособрнадзора. Помимо прочего, Семенченко был координатором Всероссийской общественной организации «Самоуправление России» по ЮФО – правда, про реальную деятельность этой структуры пока ничего не слышно. Одно время Семенченко руководил и краевым отделением «Единой России», чем заработал немалую известность среди рядовых партийцев. 
 
 

Сенаторская доля
По классификации Института «Общественной экспертизы», почти все нынешние думцы от Ставрополья отнесены к незавидной категории «депутаты-статисты». Владимира Катренко исследователи отнесли к когорте «депутатов-чиновников», а Александра Ищенко включили в группу «депутатов-лоббистов» (напомним, он был топ-менеджером нефтяного гиганта «Лукойл»).
По активности «родных» депутатов Ставрополье – на 46-м месте среди регионов страны. В среднем каждый наш думец внес на рассмотрение палаты лишь около 50 вопросов (для сравнения: депутаты от «лидера» этого негласного списка, Астраханской области – более пятисот). Как особо отмечают исследователи Института, «ставропольские депутаты не внесли ни одного законопроекта самостоятельно, их подписи оформляют партийное решение, которое, в свою очередь, формируется либо в Кремле, либо в Белом доме».
Все семеро депутатов-единороссов не были замечены в подрыве фракционной дисциплины. Так, в июне 2004 все дружно голосовали «за» принятие нового закона «О референдуме», фактически делающего невозможным этот вид народного волеизъявления. В конце 2004 года они дружно поддержали принятие закона о монетизации льгот (правда, Павел Воронин в первом чтении голосовал «против» – но потом, как и коллеги, «за»). По вопросу отставки правительства Фрадкова в феврале 2005 года все семеро (как и почти вся фракция единороссов) от голосования воздержались, продемонстрировав тем самым, как указывают исследователи из «Общественной экспертизы», «свою прикладную функцию и политическую недееспособность».
Каков же итог работы ставропольского «лобби» в Госдуме? Наверное, лучше всего на этот вопрос ответит следующий факт: из нынешних семи депутатов в выборные партсписки «Единой России» оказались включены всего двое – Юрий Васильев (он 2-й номер по Кабардино-Балкарии) и Александр Ищенко (5-й номер по Ставрополью).
Перед распределением мест в регионах прошло внутрипартийное голосование (так называемые праймериз). В список для голосования по краю были включены фамилии пяти депутатов: Владимиру Катренко оказали доверие 100% партячеек края, Анатолию Семенченко – 91%, Евгению Трофимову – 41%, Александру Ищенко – 38%, а Павлу Воронину – лишь 24%. Цифры, что называется, говорят сами за себя.
Не стоит забывать, что интересы края и поныне отстаивают еще два парламентария – члены Совета Федерации. Краевую Думу уже шестой год представляет там бывший топ-менеджер «МДМ-групп» Алексей Лысяков (он член двух комитетов - по экономике и ЖКХ). Чем он занимается в парламенте, одному богу известно: ни одного законопроекта не внес, на заседаниях скромно молчит, инвестиций и бюджетных субсидий для «родного» Ставрополья не выбивает. В общем, сенатор-призрак.
От правительства края в Совфеде заседает Анатолий Коробейников, который ранее трудился в аппарате Госдумы РФ. Он член комитета по международным делам. За шесть лет работы Коробейников разработал три законопроекта: поправки в закон «О концессиях» (форме государственно-частного партнерства) и в закон «Об образовании», а также проект закона ««О координации деятельности органов власти при подготовке решений в сфере внешней политики РФ». Ни один из этих документов не принят. 
 
 

Три в одном
Наверное, мало кто (даже из политически грамотных) граждан знает, что интересы Ставрополья на федеральном уровне отстаивает и отдельная структура. Называется «представительством правительства края при правительстве РФ». Она была создана в середине 90-х годов в соответствии с указом президента Ельцина. Долгое время ее возглавлял Анатолий Колиев, сын основателя и гендиректора концерна «Колиев-продукт». В начале прошлого года губернатор назначил Колиева министром имущественных отношений края (а год спустя уволил без объяснения причин), и в настоящее время полпредством руководит Алексей Беднов. Представительство занимает несколько кабинетов в «сталинке» на углу Пречистенки и Зубовского бульвара (кстати, прямо напротив – гигантское здание Счетной палаты РФ). Работает здесь десятка полтора человек. Основная функция ведомства – представлять интересы края в органах исполнительной власти России, а в особых случаях и в судах. Поэтому Алексея Беднова на месте застать трудно – постоянно в разъездах: то в каком-нибудь министерстве, то на ВДНХ, то в посольстве.
– Фактически, мы выполняем сразу три функции: представительства правительства края, посольства и торгпредства, – говорит Алексей Иванович. – По сути, мы лишь исполняем решения, принятые в крае. Ваш брат журналист порой звонит: прокомментируйте, мол, как в правительстве РФ оценивают то или иное событие на Ставрополье. Я только руками развожу: да откуда ж мне знать, о чем федеральные чиновники думают? Работа у нас сугубо техническая, организационная: наши чиновники присутствуют на заседаниях, совещаниях, коллегиях федеральных ведомств. Организуем также участие делегаций края в выставках, конгрессах, экономических форумах.
Контактируем с иностранными посольствами. Например, сейчас у нас активно идет работа с Венгрией. Венгры, как вы помните, недавно были в крае с визитом. Ожидается, что скоро подпишут несколько инвестиционных проектов. Вот сейчас еще работаем с Молдовой – у них тоже есть интересные инвестиционные предложения.
Наконец, задача наша как торгпредства – «продвигать» крупных отечественных производителей. Наша задача - чтобы на прилавках в столичных супермаркетах были продукты ставропольских производителей. Но опять-таки мы можем лишь наладить первоначальные связи, а затем компания работает с торговой сетью напрямую.
 

Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий