Поиск на сайте

 

ГУВД края не имело законного права закрывать популярный интернет-форум

 

Недавно «Открытая» газета рассказала о закрытии популярного краевого интернет-форума bbs.stavropol.ru (см. «Мертвая хватка цензора», «ОГ», №21 от 30 мая с.г.). Основанием для закрытия стали два предписания ГУВД края, в которых указывалось, что на форуме якобы распространяется порнография и «вредоносные программы для ЭВМ». Ситуация, между прочим, в масштабах страны беспрецедентная. С просьбой дать юридическую оценку этой истории «Открытая» обратилась к московскому адвокату, правовому аналитику межрегиональной Ассоциации правозащитных организаций «Агора» Ирине ХРУНОВОЙ.

 

Ирина Владимировна, начну с прямого вопроса: имело ли ГУВД Ставропольского края право закрывать интернет-форум?

Нет. Поправки в закон «О связи», на который ссылается ГУВД в своем предписании, утверждают: «Приостановление оказания услуг связи осуществляется операторами связи на основании мотивированного решения».

Что значит «мотивированного»? Недостаточно указать в предписании: «Рекламирование и распространение порно-графии» – надо представить акт (или расследование) экспертизы, который подтвердит, что «подозрительная» информация на интернет-ресурсе действительно является порнографией.

То же самое касается «вредоносных программ для ЭВМ» – их вредоносность должна подтвердить техническая экспертиза. Если милиция считает, что на сайте размещаются антиконституционные, экстремистские высказывания – извольте приложить заключение экспертов-лингвистов. И так далее. Без экспертного заключения все подобные предписания, простите за грубость, филькина грамота.

Допустим, все эти формальные требования соблюдены. Тогда милиция вправе закрыть сайт?

Не вправе. Такой нормы, как «закрытие сайта», в российском законодательстве нет. Кстати, равно как нет и самого определения, что такое «сайт», «форум», «интернет-ресурс».

Единственным нормативным актом, дающим легальное (правда, на уровне регионального законодательства) определение понятия «сайт», является закон Москвы от 2004 года «О гарантиях доступности информации о деятельности органов государственной власти города Москвы». 2-я статья закона гласит: «Официальный сайт органа власти – совокупность информационных ресурсов, размещаемых в соответствии с законом или решением соответствующего органа власти в Интернете по определенному адресу, опубликованному для всеобщего сведения».

Но, помнится, в прошлом году был прецедент в Хакасии с интернет-проектом «Новый фокус», когда мировой суд по иску милиции вынес решение: «Конфисковать сайт».

Я вела это дело. Оно поражает своей абсурдностью. Протокол об административном правонарушении (а позже и постановление об административном правонарушении, вынесенное мировым судьей) основывался на том лишь утверждении, что сайт «Новый фокус» якобы не зарегистрирован как СМИ.

Апелляционная инстанция отменила решение мирового судьи о конфискации. Кроме того, в деле есть экспертное заключение Росохранкультуры: владельцы интернет-ресурса не обязаны регистрировать его как сетевое СМИ, на то есть их добрая воля.

Но ведь есть немало случаев закрытия сайтов! Например, в 2005-м, в разгар «карикатурного скандала» по требованию ФСБ на несколько дней прекратили работу проекты «Правда.ru» и «Карикатура.ru», якобы распространявшие информацию, сеющую межрелигиозную рознь.

Это было сделано по доброй воле владельцев сайтов. Да, они могли отказаться выполнять требования спецслужб – но ведь не отказались. Вот и в случае bbs.stavropol.ru «хозяин» форума не был обязан выполнять противоправное по сути предписание ГУВД – а опротестовывать его через суд. Если он этого не сделал – кто сделает за него?!

Полгода назад МВД внесло в Госдуму проект закона «О борьбе с преступностью в Интернете». Он, в частности, предусматривает, что все интернет-ресурсы, где информация распространяется регулярно (блоги и форумы), будут приравнены к СМИ. Зачем это нужно милиции?

В публичном доступе проекта пока нет – значит, работа над ним еще идет. Так что окончательно утверждать, в каком виде этот закон будет принят, слишком рано. А соль этого начинания вот в чем. Сейчас у владельца любого интернет-ресурса есть альтернатива: либо зарегистрировать его как СМИ, либо не регистрировать.

Что это означает в плане ответственности? Допустим, суд решил, что в какой-то интернет-статье содержится клевета. Если это статья на «обычном» сайте, то отвечать будет персонально автор публикации (фактически, рядовой интернет-пользователь).

Если же это сетевое СМИ, то и отвечать перед судом будет редакция в лице ее руководителей, а не только конкретный автор. Кроме того, по 129-й статье УК РФ, за публичную клевету (в том числе и распространяемую через СМИ) наказание более тяжелое.

В таком случае относится ли к журналистским материалам, допустим, высказывание на форуме сайта печатной газеты?

Да. Но здесь есть правовая тонкость. Журналистским считается лишь материал, размещенный с разрешения редакции. Только лишь если высказывания на таком форуме заранее подвергаются модерации – то редакция будет нести ответственность за их содержание. Иначе ведь может получиться так: совершенно посторонний человек заходит на форум популярного издания, пишет там всякие гадости, а потом редакция газеты отвечает за этого «чужака» рублем, лицензией или свободой.

Известны случаи, когда черед суд пытались «прессинговать» просто острых на язык граждан, смеющих высказывать в блогах или на форумах свое личное мнение о высоких чинах. Например, уже почти полгода тянется суд над одним из посетителей форума ««Ковров.ru», который в Интернете критиковал губернатора.

Нужно разраничивать оценочную и утвердительную характеристики, а также критику и оскорбления. Допустим, автор (безотносительно к тому, он журналист сетевого СМИ или «простой» гражданин) пишет на своем блоге: «На мой взгляд, чиновник N. мерзавец». Это, конечно, оценка, мнение – а за мнения не судят. А другой автор пишет: «Чиновник N., бесспорно, мерзавец». Это уже утверждение, причем однозначно оскорбительное и потому исковое.

Конечно, сетевые СМИ, как и «обычные» печатные, должны нести ответственность за распространение недостоверной информации. Но опять-таки никаких претензий быть не может, если в статье есть указания типа: «как пишет издание X.», «как говорит свидетель Y.» и даже просто «как поговаривают». Все это привносит в информацию элемент косвенности, оценочности. Поэтому все судебные претензии в подобных случаях малоперспективны.

Неужели органы власти ни разу не выигрывали иски по клевете к редакциям сетевых СМИ?

Только когда информация была действительно лживой. Вот недавно на одном московском сайте появилась статья, где была такая фраза: «Милиционеры зверски изнасиловали девушку – и она забеременела». Суд выяснил, что это утверждение журналиста основывается только на словах девушки – а объективных доказательств изнасилования нет. Автора статьи признали виновным в клевете на милиционеров и оштрафовали.

Ирина Владимировна, сейчас много говорят о том, что спецслужбы пытаются заполучить тотальный контроль не только над сайтами, но даже и над электронной перепиской граждан. На ваш взгляд, такие опасения обоснованны?

По закону, просматривать частную переписку (в том числе и электронную) спецслужбы могут только по решению суда и только при наличии информации о совершенном или готовящемся тяжком или особо тяжком преступлении. Но мы можем лишь догадываться, что происходит это часто и без судебной санкции. Довольно большое число граждан обращались в различные суды за обжалованием оперативно-розыскных мероприятий спецслужб – так что судебная практика в России по этой проблеме уже сформирована. В заключение могу сказать одно: никто, кроме нас самих, не сможет защитить от Системы. И бороться за свои конституционные права надо – но правовыми способами!

 

Беседовал

Антон ЧАБЛИН

 

В соответствии со статьями 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ, принятой 12 февраля 2004 г. на 872-м заседании Комитета Министров Совета Европы, политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики в СМИ. Государственные должностные лица могут быть подвергнуты критике в СМИ в отношении того, как они исполняют свои обязанности, поскольку это необходимо для обеспечения гласного и ответственного исполнения ими своих полномочий.

 

(Из постановления пленума Верховного Суда РФ от 24.02. 2005 г. №3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц».)



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий