Поиск на сайте

 

 

Некоторые известные соотечественники открыто признают, что образцом для подражания нашему до сих пор неустоявшемуся обществу могли бы стать времена правления императора Александра III. В их понимании это был «золотой век».
Все шло в гору. Сначала властям удалось умиротворить общество. Затем скоординированной, протекционистской политикой вызвать позитивные сдвиги в экономике. В результате по ежегодным темпам прироста не только Португалию, но и Соединенные Штаты обогнали…
Наконец, на границах империи царил мир. Россия не позволила втянуть себя ни в одну из войн.
Чем не идиллия? По правде говоря, начинает казаться, что и президент Владимир Путин именно в той «благословенной эпохе» находит рекомендации, которые подсказывают ему, как управлять страной дальше. Что же на самом деле представлял собою затерявшийся в истории «золотой век»?

 

«Россию надо подморозить»
Правление Александра III началось с заседания правительства, на котором должна была решиться судьба «конституции» министра внутренних дел Михаила Лорис-Меликова. По сути это был проект, который предусматривал участие представителей земств и городских дум с правом совещательного голоса при разработке законов.
Представленный на обсуждение документ был подписан Александром II за несколько часов до его убийства народовольцами. Вопрос перед членами правительства стоял ребром: поддержать замысел дальнейшей демократизации верховной власти или дать бой… «чужеродному парламентаризму».
Вот какую запись об этом заседании оставил в своем дневнике военный министр Дмитрий Милютин: «От графа Строганова услышали, что в предложенной программе мирных законодательных работ прозревают признаки революции, конституции и всяких бед…»
Но все сказанное Строгановым, по словам Милютина, было бледным по сравнению «с речью, произнесенной Победоносцевым; это уже было не одно опровержение предложенных ныне мер, а прямое, огульное порицание всего, что было совершенно в прошлое царствование. Это было отрицание всего, что составляло основу европейской цивилизации». 
Для вынесения окончательного решения император взял паузу. А спустя полтора месяца был обнародован манифест «О незыблемости самодержавия». Его содержание сомнений не вызывало: с либерализмом в России покончено. В ответ либеральные министры во главе с Лорис-Меликовым подали в отставку.
Наступившие потом времена Александр Блок описал в известном стихотворении:
В те годы дальние, глухие
В сердцах царили сон и мгла:
Победоносцев над Россией
Простер совиные крыла.

Константин Победоносцев, обер-прокурор Синода, в окружении Александра III долго оставался самым влиятельным человеком. Современники признавали в нем «большой, острый и тонкий ум, широкую образованность» и вместе с тем «узость суждений, нетерпимость». Он ненавидел интеллигенцию, не выносил никакого инакомыслия.
Ему принадлежит крылатая фраза: «Чтобы сохранить нынешние устои, Россию нужно подморозить». Главным врагом царизма он считал «теорию парламентаризма, которая до сих пор вводит в заблуждение массу так называемой интеллигенции и проникла, к несчастью, в русские безумные головы».
И в очередном письме Александру он пишет: «Вам достается Россия смятенная, расшатанная, сбитая с толку, жаждущая, чтобы повели ее твердой рукой…» Впрочем, особо убеждать императора в зловредности народного представительства не требовалось. В узком кругу он заявлял: «Конституция? Чтоб русский царь присягал каким-то скотам?»
 

Картина маслом
Изысканностью манер Александр III не блистал. Звезд с неба тоже не хватал. Как отмечал Сергей Витте, бывший при царе министром финансов и испытывавший к нему большие симпатии:
«Император Александр III был совершенно обыденного ума, пожалуй, можно сказать, ниже среднего ума, ниже средних способностей и ниже среднего образования… У императора Александра III был небольшой ум рассудка, но у него был громадный, выдающийся ум сердца». 
Царствовать Александра III не готовили. У него был старший брат Николай. Он умер неожиданно, когда Александру было уже 20 лет. Тогда только и принялись его образовывать. Но было поздно. Вот что записал в своем дневнике упоминавшийся уже Победоносцев, приглашенный преподавать наследнику право:
«Сегодня, после первых занятий с цесаревичем Александром, я попробовал спрашивать великого князя о пройденном, чтобы посмотреть, что у него в голове осталось. Не осталось ничего – бедность сведений, или, лучше сказать, идей, удивительная». 
Но при этом император был огромного роста и обладал недюжинной физической силой. Его младшая дочь Ольга вспоминала, что ее отец мог запросто согнуть подкову и связать в узел ложку, согнуть серебряный рубль и разорвать колоду карт. 
Выделяли Александра III поразительная бережливость и неприхотливость. Он позволял себе ходить в потертой тужурке и обычных шароварах, простецки заправленных в солдатские сапоги. Поэтому в народе о нем говорили: «честная, правдивая, хрустальная душа», «царь-богатырь». И часто называли «мужицким царем». 
 И вместе с тем жил император в постоянном напряжении. Кошмар покушений его буквально изводил. Из-за чего он покинул Санкт-Петербург и поселился в Аничкином дворце в Гатчине. Вокруг были установлены двойные караулы, а в окрестностях постоянно шныряли шпики. 
 

 
Курс на обновление России
Рубить с плеча Александр не стал. Политику контрреформ он проводил осторожно, не спеша. Сначала было издано «Распоряжение о мерах к охранению государственного порядка».
После чего любая местность могла быть объявлена на чрезвычайном положении «для водворения спокойствия и искоренения крамолы», а каждый ее житель подвергнут аресту, предан военному суду или сослан без суда на пять лет в любое место.
Поводами для ареста и высылки стали не только антиправительственная пропаганда, распространение запрещенной литературы, недоносительство, но и «вредный образ мысли», «неблагонадежное поведение», «сомнительные знакомства».
Либеральная публицистка Мария Цебрикова писала императору, за что и была выслана: «Вся система гонит в стан недовольных, в пропаганду революции даже тех, кому противны кровь и насилие». 
Затем был нанесен удар по «осиному гнезду» либерализма: принятый новый цензурный устав привел к закрытию почти всех хоть мало-мальски оппозиционных периодических изданий.
По ходу была ликвидирована автономия университетов. А 1887 году издан циркуляр, названный в народе «о кухаркиных детях», который запрещал принимать в гимназии детей кучеров, лакеев, прачек, мелких лавочников.
Главным источником знаний должны были стать церковно-приходские школы. В них в первую очередь предписывалось учить Закону Божьему, уважению к старшим и лишь потом азам грамотности. Александр III не возражал, что «только через горнило церкви должны прийти к народу знания».
Власти вовсе не скрывали своего намерения противопоставить образованной интеллигенции «простой» и «темный» народ, видя в нем опору существующего миропорядка, хранилище «запаса духовной силы и глубокой веры».
Особую неприязнь у императора вызывали органы местного самоуправления – земство. Оно строилось на выборных началах, что допускало неконтролируемую «вольность» и «оппозиционность».
А это в глазах Александра вступало в противоречие с принципом единодержавия монарха. Новый закон ликвидировал независимость земских учреждений и поставил их под контроль губернаторов.
 

«Не доедим, но вывезем»
Любят у нас ссылаться на то, что Россия в те времена импортировала зерна больше всех. И это факт. Но этот факт имеет и обратную, теневую сторону. Как известно, в 1891-1892 годах в России случился голод. Он охватил 16 губерний с населением около 35 млн. человек.
По разным оценкам, из-за недоедания и вызванных им болезней умерли от 300 до 500 тысяч человек. И как тут не вспомнить «крылатую фразу» министра финансов того времени Ивана Вышнеградского: «Не доедим, но вывезем».
Именно благодаря экспорту зерна правительству удавалось сбалансировать бюджет. Как сегодня благодаря продаже нефти. Поэтому зерно везли за рубеж «при любой погоде». Да и производилось товарное зерно главным образом в помещичьих хозяйствах – латифундиях.
Основной массе крестьян продавать было нечего. Как писал английский ученый Р. Робинсон, изучавший историю России конца XIX века: «Голод редко поражает процветающую нацию. Он случается только тогда, когда сельское население страны поставлено в условия постоянной нищеты». 
 

Виктор СПАССКИЙ, 
историк

 

Real11 ноября 2012, 16:02

 
 
 
 

Так все таки Россия зерно импортировала или экспортировала ? Это ведь не одно и тоже.....

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий