Поиск на сайте

 

 

Чему может научить трагедия Соловков ставропольских чиновников?

 

В Ставропольском государственном университете на днях прошло очередное заседание научной лаборатории Textus, исследования которой уже полтора десятка лет служат идеям добра и мира в нашем беспокойном регионе. Профессор кафедры истории новейшей литературы, доктор филологических наук Ирина Иванова рассказала о геопоэтике Карелии, откуда только что вернулась.
Было время, когда путешествие по Закавказью и Золотому кольцу России входило в программу-минимум любого образованного человека. Но пытливому исследователю, пребывающему в вечном поиске, этот маршрут всегда казался до неприличия скромным, ограничиваться джентльменским набором рядового туриста он не согласен.
Время летит, мы летим сквозь время, а всякое погружение в культуру других народов, непохожих на нас, жителей Северного Кавказа, как и прежде, дает уникальный шанс глубже понять себя, разобраться, кто мы и что несем в мир. И как бы ни вдохновляла, ни завораживала родная обитель, а еще Василий Осипович Ключевский подметил, что сознание наше, быт, род занятий, психология формируются во многом под влиянием неохватных пространств нашей страны.
Карелия - это край не то чтобы нетронутой, но природы, кое-где действительно девственной, несмотря на клокочущий поток туристов и паломников.
Долго будет Каpелия сниться, 
Будут сниться с этих поp
Остpоконечных елей pесницы
Над голубыми глазами озеp.

Это припев популярной в 70-х годах песенки о местах, ставших впоследствии притягательными не столько сказочными елями и озерами, сколько своей историей: жизнью православного монашества, трагической судьбой заключенных ГУЛАГа.
В сравнении с югом краски Карелии тусклые, но оттого не менее поэтичные и будоражащие воображение. Своя особенная, совсем непохожая на нашу мифология, хотя сведений о ней сохранилось мало. Среди дошедших до наших дней - карельские петроглифы, такие древние изображения, высеченные на стенах и потолках пещер, открытых скалах и отдельных камнях.
В народе их любовно именуют карельской камасутрой - большинство изображений имеют вид откровенно эротически-непристойный. И хотя петроглифы смело и без стеснения тиражируют местные умельцы, промышляющие торговлей сувенирной продукцией, в них нет той пошлости, которой завлекают туристов у нас, предлагая сфотографироваться на фоне входа в Провал в костюме а-ля горец: в папахе, бурке и с кинжалом.
Святая земля остров Валаам! Здесь нельзя смеяться, о чем туристов предупреждают заранее. Женщин перед поездкой на остров инструктируют отдельно - не одеваться фривольно, не забывать о платках, чтобы покрыть голову при входе в храм. Красоту неописуемую, как гласит предание, до наших дней сохранили населяющие остров монахи. Лес на дрова не рубили, а закупали его у соседей с финской стороны. Кто сегодня в России являет образцы такой ответственности перед будущими поколениями? Тут же, на острове, туристам непременно покажут водопад Кивач, прославленный самим Гавриилом Романовичем Державиным:
Алмазна сыплется гора
С высот четыремя скалами,
Жемчугу бездна и сребра
Кипит внизу, бьет вверх буграми...

Но лучше всего Карелию знают сегодня по Соловецкому архипелагу, бренду печальному и трагическому. С момента основания монастыря на Соловках в 1436 году (время прибытия преподобного Зосимы) и до 1923 года (создание Соловецкого лагеря особого назначения, позднее реорганизованного в тюрьму) здесь в одиночных камерах уморили полтысячи человек, по тем временам врагов государства российского. 
За полтора десятилетия советского периода, до закрытия тюрьмы, истребили десятки тысяч граждан, среди которых лучшие представители интеллигенции - творческой, научной, технической. «Архипелаг ГУЛАГ» Александра Солженицына о той трагедии стал первой в России книгой о насилии тоталитарной системы над личностью. 
Может, в Карелии потому и чтут так трепетно свое прошлое, что события этих мест постоянно на виду, как бы предостерегают и оберегают от ошибок? Но почему тогда ничему не учит собственная история нас, жителей Северного Кавказа, погрязших в разборках, конфликтах, войнах?..
Отыскать что-то общее в культурах севера и юга действительно непросто. Ну разве что очень уж созвучные с Минеральными Водами Кавказа Марципальные Воды - первый бальнео-грязевой курорт России. К слову, заложен был  он еще в 1719 году, когда о существовании целебных источников в окрестностях Пятигорска и Кисловодска даже не догадывались.
Исторические и культурные особенности Карелии потрясают своим богатством и пестротой, рассказывать о них, кажется, можно бесконечно. Но некоторые факты по-настоящему потрясают. Например, на острове Кижи, в Онежском озере, сохранилась деревянная церковь постройки 1714 года! И это в непростых условиях севера: морозы, метели, высокая влажность и лютые ветра. Более того, сооружение это хотя и самое древнее в Карелии, но далеко не единственное.
Непроизвольно вспоминается многострадальная судьба особняка статского советника, первого историка Кавказа Реброва в Кисловодске, построенного по проекту знаменитых архитекторов братьев Бернардацци, утвержденному генералом Ермоловым. В нем (дом княжны Мэри в «Герое нашего времени») останавливались Пушкин, Лермонтов, будущий император Александр II. А сегодня это жалкие руины, заселенные бомжами.  
В Пятигорске многие дома, тропинки парков и аллей знают величайших представителей русской культуры. Но музеев, рассказывающих об этих людях, нет. Скульптор И. Шаховская, изваявшая львов, украшающих Провал, и подарившая городу Китайскую беседку, еще полвека назад сделала маленькие фигурки княжны Мэри, Печорина, Грушницкого, Максима Максимыча... Хотела, чтобы персонажи «Героя нашего времени», но уже в полный рост, украшали старые кварталы Пятигорска. Мечта прекрасная, но в наших реалиях несбыточная. 
Хуже того: что имеем - не храним. В Иноземцево в частных руках оказался дом Рошке, где Лермонтов провел последние часы перед дуэлью. В плачевном состоянии пребывает Пятигорский некрополь – место упокоения первых архитекторов города братьев Бернардацци, троюродной племянницы Лермонтова Е. Шан-Гирей. Десятки исторических зданий позапрошлого века выглядят облезлыми и убогими.
Культурная судьба Ставрополья богата многими великими именами и событиями. Однако в чиновничьих кабинетах заботиться о них некому. Свое дело делают ученые, по крупицам разыскивая и собирая уникальные события и судьбы, стараясь запечатлеть их в книгах. Но одними заботами исследователей о духовном с места не тронуться. За последние пару десятилетий Карелия многократно приумножила свои исторические и культурные богатства. А мы топчемся и топчемся на месте... 
Кижи, Валаам, Соловки переполнены туристами, русская речь экскурсионных потоков густо перемежается с иностранной. Так же могли бы процветать и Кавказские Минеральные Воды. Но образ местного туриста - это студент с рюкзаком и походным котелком, а наши экскурсоводы - это скучные господа из номенклатуры, предлагающие запустить откровенно авантюрные проекты вроде «Земляничной поляны» или «Горного моря», для нас опасные и гибельные. Руки при этом не доходят до вещей элементарных: расчистить терренкур, отремонтировать бювет, убрать свалку.
…В научной лаборатории американского города Детройта камни порога хранят отлитые из металла отпечатки ступней великого изобретателя Томаса Эдисона. Всего лишь потому, что он бывал в этом здании.

 

Олег ПАРФЕНОВ



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий