Поиск на сайте

 

 

Само появление школьного экспериментального курса основ религиозных культур и светской этики явилось следствием запустения российского образования 

 

С апреля ставропольские школы в числе других 19 регионов приступят к обкатке экспериментального учебного курса основ религиозных культур и светской этики. Родителям предстоит сделать выбор между основами православия, ислама, буддизма, иудаизма, культурой мировых религий и светской этикой.
Экспериментировать начнут с четвероклашек. Преподавание продлится две четверти: последнюю этого учебного года и первую следующего. Занятия будут вести светские преподаватели, а предмет, как обещают, будет строго культурологическим, то есть никаких ритуалов, религиозной пропаганды, миссионерства. 
Любопытная деталь: по данным предварительного опроса родителей ставропольских школьников, проведенного в октябре прошлого года, большинство намерены выбрать курс светской этики. Но уже месяц спустя, после проработки мам и пап на школьных собраниях, на первое место по опросам выбились основы православной культуры. В краевом правительстве это обстоятельство объясняют так: поначалу, мол, исходили из возможностей выбора школ, но потом полное право предоставили родителям. И никакого-де давления - по этому поводу была лишь одна жалоба, да и та не подтвердилась.
В правительстве убеждены, что новый образовательный проект станет объединяющим в нашем многонациональном регионе, будет способствовать укреплению толерантности, уважения к культурам и традициям проживающих здесь народов. Если эксперимент удастся, уже с 2012 года новый курс станет постоянным. Похоже, давним спорам о легитимности в светской школе предметов, основанных на религиозном мировоззрении, пришел конец: решение об эксперименте принято на уровне президента. До дискуссий ли тут? Однако…
Наш собеседник - доктор филологических наук, доцент кафедры истории новейшей отечественной литературы Ставропольского государственного университета Александр ФОКИН.

 

Верните школе учителя
- Александр Алексеевич, едва ли сегодня кто-то станет возражать, что новая Россия вот уже два десятка лет в духовно-нравственном смысле дрейфует без руля и без ветрил. Обвальное падение нравов, девальвация ценностей поразили общество. Одним словом, что-то надо делать.   
- К сожалению, это так: в стране выросло целое поколение, не имеющее идейных ориентиров. Можно возразить, что, мол, родители всегда считают себя более правильными и ответственными, нежели их потомки, - это одна из интерпретаций проблемы отцов и детей. Но как преподаватель, много лет отдавший среднему и высшему образованию, могу сравнивать и вижу: падение нравов ощущается все явственнее.
По опубликованным пару лет назад результатам соцопроса, более половины ребят готовы поступиться моралью и соображениями нравственности, если этого потребуют обстоятельства. За этой статистикой кроется мрачный портрет целого поколения, готового любым способом выбиться «в люди».
- Но у этого явления должны быть причины?..
- Страна существует без национальной идеи. Свежий пример тому - итоги Олимпиады в Ванкувере, где мы опозорились на весь свет. Я не говорю о спортсменах, которыми, как выяснилось, никто толком не занимался. Но зато целая армия чиновников с женами, детьми, любовницами дружно выехала за границу развлечься, расслабиться, попить-поесть за казенный счет. Такое может происходить только в обществе расшатанном, разбалансированном. 
На фоне экономических и социальных катастроф, массовой депрессии, нигилизма, апатии нашим людям нужна идея, которая смогла бы их скрепить, вдохнуть в них веру в собственные силы, помочь поверить в будущее. Нужен глоток свежего воздуха, и неважно за счет чего - успехов в культуре, экономике, спорте.  
Вспомните, как ликовала страна, когда наша футбольная сборная вышла в полуфинал чемпионата Европы! Болели все, даже те, кто понятия не имел о футболе. За долгие годы Россия словно очнулась, обрела силы, почувствовала, что мы - великая нация с общими корнями, проблемами, устремлениями, а не сборище разобщенных индивидов.
- Что же нам мешает вооружиться национальной идеей, тем более что в предложениях мы, кажется, дефицита не испытываем? Бери да воплощай!
- Выбор богатый, но ни одна из идей на нашей оскудевшей почве в последние годы не приживается. Причина, на мой взгляд, проста: во все времена проводниками идей в общество были учителя, но институт учительства за последние два десятка лет катастрофически измельчал, оскудел. Сами педагоги утратили веру в силу и преимущества знания. Как учить тому, во что не веришь?
Как следствие, веру в силу знания утратило и все общество. Но самое страшное, может быть, в том, что мы растеряли уважение к учителю - в детсадах, школах, институтах, университетах, академиях... Особенно болезненно крах образования ощутим в гуманитарной сфере.
Помните указ №1 Бориса Ельцина на посту президента? Он предписывал установить ставки учителям не ниже средней зарплаты в промышленности, а профессорско-преподавательскому составу вузов - из расчета двух средних «промышленных» зарплат. Тогда этот указ исполнили. 
С тех пор образование с головой погрузили в поток реформ, а педагог со своими проблемами оказался на обочине, в том числе экономической.
В Ставрополе недавно подводили итоги городского конкурса «Учитель года - 2010», где чествовали лучших из лучших. Как водится, выступали официальные лица, прозвучало много пафосных речей, наверное, правильных, но пустых по своей сути, и потому они не задержались в памяти.
А вот слова одиннадцати-классника из состава детского жюри конкурса, обращенные к учителям, запомнились: «В прошлом году - Году молодежи - вы делали для нас все, чтобы мы жили с ощущением праздника. Спасибо вам! А теперь, в Год учителя, мы должны подарить вам праздник!»
Я был просто сражен! Этот юноша понимает и чувствует больше, чем те, от кого реально зависит статус педагога. Я не предлагаю всех учителей отправить на Канары, но пора бы, наконец, хотя бы материально помочь педагогу, чтобы он не выглядел торговцем пирожками на провинциальной станции, не стрелял стыдливо у коллег сотню до получки, мог позволить себе купить необходимую книгу.
- Не поэтому ли этот год объявили Годом учителя? 
- Разве что только объявили. В местной прессе, к примеру, за два последних месяца кроме дежурных поздравлений вы не найдете публикаций об учителях, проблемах учительства. А ведь на Ставрополье достаточно именитых профессоров, рядовых педагогов, воспитателей - людей интереснейших, богатых внутренне, достойных граждан, о которых можно рассказывать взахлеб, теребя очерствевшие наши души.
Почему бы не подготовить фильм о великих наших педагогах, прославивших отечественную школу преподавания и воспитания? Иван Каиров, Мария Крупенина, Игнатий Ионин, Виктор Шульгин, Николай Гончаров, Станислав Шацкий, Павел Блонский, Антон Макаренко, Василий Сухомлинский… Десятки величайших имен, но о них - ни слова.
Зато запустили по Первому каналу шокирующий сериал «Школа». Конечно, от проблем не уйти, но неужто сказать больше нечего?
- Вы упомянули о провале в гуманитарном образовании. Что имеете в виду?
- Нынешних школьников заботливо ограждают от умения чувствовать и сопереживать, верить и знать. После введения ЕГЭ историю и литературу превратили в матрицу с крестиками и ноликами, может быть, кому-то и полезную, но бессмысленную в деле воспитания человека думающего и совестливого. Размышляя об этом, я всякий раз вспоминаю Достоевского: «Складывается общество «недоконченных людей», в котором нет ничего святого, где экономический принцип прежде всего...» 
Более того, меня очень пугает крутой крен в естественные дисциплины. При этом забывается, что вышли они из гуманитарного знания. Хотите классический пример? Основоположник современной космонавтики Константин Эдуардович Циолковский состоялся исключительно благодаря философским трудам своего калужского учителя Николая Федорова, пытавшегося экспериментально доказать возможность воскрешения из мертвых. Циолковский в своих исследованиях пошел за ним, решив изобрести «космические поезда» для переселения людей на другие планеты. Так великая гуманитарная идея стала фундаментом новой сферы человеческих знаний.
В науке, да и в жизни, всегда так: сначала идет гуманитарное начало, затем естественно-научные доказательства, а потом уже  гуманитарные интерпретации и философские обобщения.

 

Литературы почти не осталось
- В университетах Запада на факультетах программирования три года учат стихосложению, поскольку в основе информатики прежде всего лежит лингвистика. Считается, если ты не можешь сочинять стихи, жонглируя метрами, ритмами, стопами, из тебя не выйдет толкового программиста.
- А у нас думают, что программиста можно вырастить в пробирке, накачав его формулами и алгоритмами.
Я не против математики, физики, химии, но меня никто и никогда не убедит в том, что будущий ученый-естественник должен быть бездуховным, безнравственным человеком. Так мы вновь дойдем до фашистских концлагерей и бомбардировок хиросим.
Почему естественные науки и дисциплины вытесняют из школьной программы литературу и историю? А ведь именно эти предметы способствуют духовно-нравственному воспитанию школьников. Убрали их из обязательного экзаменационного перечня. К слову, в царское и советское время экзамены начинались именно с литературы - потому что духовность в стране стояла на первом месте.
- Но в школах появился новый и очень емкий предмет - мировая художественная культура.
- Да, только преподают его очень уж выборочно. Например, в знаменитой 25-й гимназии Ставрополя этого предмета в программе почему-то нет. Написаны блестящие учебники, но по ним не учат. Что уж говорить о сельских школах… То же самое можно сказать и о риторике - предмете, которого в школах вообще не замечают. 
И на этом фоне в школах внедряют основы религиозных культур и светской этики, заметьте, с той же целью, с которой преподают литературу и историю, - целью духовно-нравственного воспитания.
- Зачем тогда городить огород, к тому же основы религий и светской этики входят в понятие мировой художественной культуры?
- Входят органично и дополняют друг друга. А из названия нового курса получается, что они если не противопоставлены, то, по крайней мере, существуют самостоятельно. Для того чтобы привить школьникам основы религиозных культур, православия, светской этики, достаточно было хорошей программы по литературе.
А если сегодня произведения, которые входят в школьный курс литературы, перестали  удовлетворять современным духовно-нравственным, идеологическим установкам, веяниям времени или еще чему-то, давайте заменим их другими. Например, основанными на ценностях мировых религий. Пересмотрим не только наполнение предмета, а еще сам взгляд на произведение, попробуем увидеть автора и его творение в ином свете.
Что мешает включить в школьную программу, например, «Старый Валаам», «Лето господне», «Богомолье» русского писателя Ивана Сергеевича Шмелева - книги, насквозь пропитанные незыблемой верой в духовную силу русского народа? Или отвести вдвое, втрое больше часов на изучение произведений Гоголя, Достоевского, наконец, «Мастера и Маргариты» Булгакова, гениально связавшего две великие эпохи - советскую и зарождения христианства?
- Достоевский как-то заметил: «Понятие «русский» определяется не составом крови, а отношением к православию». Эта формула применима ко всем русским писателям, по крайней мере, до 1917 года уж точно.
- По этому поводу уже наш современник - писатель, автор многих замечательных книг Александр Трапезников очень точно заметил, что для большинства русских писателей «православие и было тем состоянием души, смыслом жизни, которое двигало их творческую мысль, оказывалось стержнем духовного развития».
Со времен Древней Руси, когда зародилась отечественная литература, русский писатель как носитель православных традиций всегда чувствовал личную ответственность перед Господом за написанное, равно как и за произнесенное слово. Классическую русскую литературу всегда отличали нравственность, духовность, сострадание, любовь, невероятное богатство сюжетов. Только читать надо внимательно, вдумчиво, избавляясь от устаревших и вредных штампов.
«Слово о полку Игореве», по сути, гениальное переложение одной из книг Ветхого Завета. Но вместо того, чтобы на уроках говорить о преемственности и традициях в русской литературе, мы делаем упор на оригинальность и новаторство. «Мертвые души» и «Ревизора» упорно изучаем под призмой борьбы с самодержавием, выставляя писателя обличителем помещиков, но Гоголь ведь самый православный прозаик русской литературы! 
Роман «Мать» пролетарского(!) писателя Горького идеально построен на евангельском сюжете, однако ученикам продолжают забивать головы бредом о революционном сознании масс. По инерции продолжаем готовить революционеров. Для чего?!
«Жить по совести» - основное мерило всему и всем на Руси, а русский писатель является частью своего народа. Это, к слову, нашло отражение и во многих произведениях советской, современной литературы, взращенной на лучших образцах русской классики.

 

Старый-новый эксперимент
- Александр Алексеевич, не получится ли так, что наспех - всего за пару месяцев(!) - обученные преподаватели только навредят благой идее духовно-нравственного воспитания? В лучшем случае учитель будет говорить лишь то, что написано в учебнике. В худшем - начнет заниматься его вольной интерпретацией, что вообще приведет к непредсказуемым последствиям.
- Думаю, добрая половина учителей, даже после курсов подготовки, не сможет внятно объяснить, например, Масленица или Святки - это праздники языческие или христианские? А попробуйте глубже копнуть: есть ли разница между священником и протодиаконом, чем икона отличается от образа, почему у иудеев синагога не считается храмом?..  Вы только представьте, сколько учитель должен узнать за два месяца, чтобы, не дай бог, чего не ляпнуть на уроке.
Самое страшное в школе - это допущенная учителем ошибка, исправить которую порой требуется усилий в десятки раз больше, чем чему-то научить! А времени на «работу над ошибками» у учителя, как правило, нет - надо гнать программу, проверять тетрадки, писать отчеты.
Экспериментировать со школьной программой, где в качестве подопытного кролика выступает ученик, по меньшей мере негуманно. К тому же преподавание нового предмета, можно не сомневаться, не всегда будут поручать учителям начитанным и прогрессивным. 
И вина в этом лежит не на школе - от нищеты своей педагоги хватают по сорок часов учебной нагрузки, не имея возможности нормально готовиться к занятиям, контролировать знания учеников.
- Архиепископ Ставропольский и Владикавказский Феофан, к примеру, считает, что учитель должен быть человеком верующим, у которого сформировалось глубокое личностное отношение к религиозным ценностям. А по-вашему, кому можно доверить преподавание основ религиозных культур?
-
 Вопрос этот в России поднимали еще в 1915 году, когда впервые возникла идея переложить преподавание закона Божьего в гимназиях, лицеях, реальных училищах со священников на светских педагогов. Об этом много и живо писала пресса, в том числе ставропольская.
Но посмотрите, как взвешенно решали тогда этот сложнейший и тонкий вопрос: провели съезд учителей со всей империи, потом собрания в каждой из губерний и только потом развернули в печати широкую дискуссию. Писали об этом регулярно все газеты, приводили полярные позиции теологов, чиновников, педагогов, священников, ученых, родителей. Жаль только, что довести эту дискуссию до конца не удалось: в 1917 году закон Божий навсегда был вычеркнут из школьного расписания.
А нынешние реформаторы уложили эксперимент в рамки двух школьных четвертей и результат хотят получить немедленно! Проще было приказать, обязать, заставить - пусть учат! Зачем это объявлять экспериментом?..
- Как вы думаете, почему новый курс решили преподавать с четвертого класса, а не с десятого, когда школьники уже подготовлены к разговорам на столь сложные темы?
- Да потому что в таком возрасте дети еще не могут  аргументированно отстаивать свою позицию. Что бы вы ни рассказывали им, спросите после урока: «Ну что, интересно?» Можете не сомневаться, в ответ услышите стройный хор голосов: «Интересно!» Даже если было совсем скучно. Из десятилетнего ребенка можно лепить что угодно.
Лет пятнадцать назад российское Министерство образования проводило в одной из ставропольских школ эксперимент, участником которого (а отчасти руководителем и разработчиком) был и я. Так же, как и сегодня, нам предстояло опробовать ряд новых предметов, в том числе закон Божий, мировую художественную культуру, основы религиозных учений, основы философских знаний, светскую этику. Но обратите внимание - в классах с первого по одиннадцатый.
Так вот, до седьмого класса на уроках царила полная идиллия - дети послушно впитывали все, что им давал учитель. А вот ученики постарше на уроках, непосредственно соприкасавшихся с вопросами религии и веры, просто «выносили» преподавателей - спорили, кричали до хрипоты, бескомпромиссно отстаивая собственную картину мира. 
Вспоминается досадный  случай, когда преподаватель закона Божьего, батюшка местной епархии, уже после третьего занятия измученный непримиримой категоричностью учеников, из школы сбежал. Представьте: до этого детей воспитывали исключительно на примерах материализма, а тут священник  рассказывает о загробном мире, душе, божественном сотворении вселенной. 
Так благостная попытка духовно-нравственного воспитания нередко оборачивалась полным отвращением к предмету.

 

Не выучил молитву? Два!
- Недавно пришлось столкнуться с таким мнением: никаких, мол, консультаций с родителями о выборе для ребенка того или иного предмета вести не надо. Всё просто - точки зрения, аргументы, дискуссии противопоказаны. 
- Разве можно не советоваться с родителями? А кого вызывают к директору в кабинет, в детскую комнату милиции? Кому на классных собраниях рассказывают о пробелах в семейном воспитании? У нас вообще эксперименты в школе обходятся без учета мнения родителей - так, будто к образованию своих детей они имеют косвенное отношение.
На Западе ребенок не может без присутствия матери или отца даже анкету заполнить, поскольку это может быть расценено как вмешательство в семью, в личную жизнь. 
- Но это же можно расценить и как тепличное воспитание...
- Да нет же! Это говорит только о том, что родители несут ответственность за своего ребенка. А вот пренебрегая их мнением, государство это право  - ответственности - у родителей отнимает.
- В светской школе выбор основ религии по конфессиональному признаку - это путь к разобщению. Классы начнут делить, а потом неокрепшие детские умы породят споры о том, чья вера лучше... 
- Такая опасность есть, но о ней предпочитают не говорить как власти, так и священнослужители. В восточных районах Ставрополья, где накалены межнациональные отношения, миграционные потоки не контролируемы, а молодежь сбивается в группы по этническому признаку, деление классов ничего хорошего не обещает. 
Школа должна не только учить, но еще сплачивать. Сегодня дети и так разделены отсутствием образовательных стандартов - преподаем разные предметы, по разным учебникам, а то и вовсе без них, на госэкзаменах же со всех спрашиваем одинаково. 
Был бы в школе единый образовательный стандарт, не пришлось бы делить класс - либо всем преподаем основы мировых религий, либо вообще такого предмета быть не должно. Появление нового предмета наглядно продемонстрировало тот хаос, который овладел нашим образованием. 
- Известный православный публицист протодиакон Андрей Кураев, возглавивший редколлегию учебника по основам православной культуры, считает, что новый предмет поможет народам России «сохранить свою идентичность в условиях глобализации». Вы согласны с этим?
Сложно сказать. Могу лишь констатировать: мне нравятся лекции Кураева, его умение размышлять, говорить красочно и убедительно, образно интерпретировать характеры художественных произведений. Но даже самого классного учебника будет недостаточно для преподавания таких сложных материй, как основы религиозных культур. А поставить по Кураеву во все школы мы не можем.
Почему бы тогда нам не развивать дистанционное обучение, шире использовать его возможности? Представители ведущих конфессий могли бы рассказывать детям о своей вере, так сказать, из первых уст. Более того, делать это надо исключительно в рамках факультатива, не стращая двойкой в четверти за плохое знание «Отче наш». А уж когда отвести своего ребенка в церковь, пусть решают сами родители.
- Александр Алексеевич, не сочтите за бестактность, а вы крещеный?
- Да. Решение покреститься я принял самостоятельно еще в седьмом классе, для чего тайком от родителей отправился в церковь в сорока километрах от дома. Не думаю, чтобы они стали мне запрещать, но могли уговаривать повременить, а я этого не хотел. Я и сейчас убежден, что поступил верно.
Одно время даже серьезно думал поступать в духовную семинарию, но в итоге избрал профессию преподавателя литературы и русского языка. Это ведь тоже путь духовного просвещения, не менее тернистый и ответственный.

 

Беседовал
Олег ПАРФЕНОВ

 

Великий Инк19 марта 2010, 17:34

 
 
 
 

По рождению я православная. Крещёная. Но по духу ближе буддизм, когда следует сказать спасибо уже за то, что просто родился человеком.

ВАК,проф.,док.наук16 марта 2010, 20:04
 
 
 
 

Богов в Мире Много: Христос, Буда, Магомет и Иуда?? Как выбрать себе Бога??? А еще Атеизм и Материализм с Марксом и Энгельсом??? Это тоже Религия или это Учение??? ВАК,проф.,доктор наук,маг.прав.WDU.

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий