Поиск на сайте

 

 

 

Откуда в наших стражах порядка столько агрессии и немотивированной жестокости по отношению к «простым смертным»?!

 

После каждого мало-мальски значимого праздника ставропольская милиция гордо отчитывается перед гражданами, как в поте лица правоохранителям пришлось трудиться над обеспечением общественного порядка, сколько схвачено хулиганов, дебоширов и прочих асоциальных элементов. Нисколько не умаляю роль родной милиции: не будь стражей порядка на улицах хоть в праздничный, хоть в будний день, наша жизнь могла бы превратиться в форменный криминальный кошмар.
Впрочем, по данным фонда «Общественный вердикт», россияне нынче боятся вовсе не бандитского, а именно «ментовского» беспредела. Свыше половины граждан вообще не видят «позитивных» результатов работы милиции, а доверяют правоохранителям так и вовсе меньше четверти жителей России (в два-три раза меньше, чем в цивилизованных странах Запада). Зато каждый десятый россиянин убежден, что милиция «игнорирует интересы граждан» и «работает только на себя».
Впрочем, и в руководстве МВД уже не стесняясь признают, что погоны и лычки все чаще становятся «охранной грамотой» для людей, которым самое место на нарах, а то и вовсе в психбольнице. В справедливости этих слов на днях мне довелось убедиться самолично, столкнувшись с немотивированной жестокостью «ментов» по отношению к обычным людям.
В День Победы около трех часов пополудни мы с семьей прогуливались по проспекту Карла Маркса. Около здания городского комитета экономики стояли два ментовских «козла», возле которых суетилось человек восемь милиционеров в черных кожанках (форма, кстати, прямо как у «расстрельных» чековских комиссаров в 37-м). В машине лицом вниз лежал субтильный паренек, на которого сверху навалились двое грузных ментов: один прижал коленями его голову к полу, другой суетливо цеплял ему наручники. Даже издали было слышно, как парень надсадно хрипит.
Его приятелей, двух тощих подвыпивших ребят, менты на газоне взяли в плотное кольцо. В это время к месту «задержания» подъехали еще две машины - «Нива» и «Ока», из которых выскочило еще несколько милиционеров. Всего стражей порядка на двоих беспомощных «дебоширов» набралось с дюжину. Сообща они принялись «грузить» ребят в машину.
Одного повалили на землю сильным пинком ботинка и, хотя он уже не сопротивлялся, брызнули в лицо «Черемухой» (это как будто тебе в лицо плеснули крутого кипятка). От шока у парня отнялся голос, он только ловил ртом воздух и держался руками за обожженное лицо. Второго парня тычками тоже повалили на траву. Несколько ментов, стоявших в сторонке, посмеивались, довольно наблюдая, как ребят валяют в грязи. В подъехавшей «Оке» сидела девушка-милиционер, которая тоже прильнула к окну и с видимым жадным интересом наблюдала за глумлением.
Наверное, ребят безжалостно отделали бы и дубинками, если бы не многочисленные зрители - за сценой «задержания» на проспекте Карла Маркса наблюдали человек двадцать случайных прохожих. Из толпы раздавались возмущенные крики: «Звери!», «Сволочи, да что же вы делаете?!».
Паренька, который снимал избиение на мобильный телефон, менты едва ли не за шкирку подтащили к «Ниве» и несколько минут беседовали с ним на повышенных тонах (видимо, требовали стереть компрометирующую их запись).
Выкрутив ребятам руки, менты шваркнули их, словно кули с мукой, внутрь «козла», где уже лежал скрюченным их приятель, и спешно захлопнули дверцу. Внутри машины еще несколько минут продолжалось какое-то копошение, и раздавались приглушенные стоны. Похоже, ребят били - уже без посторонних глаз.
Потом все четыре машины с милиционерами (из них только две имели знаки принадлежности к МВД) умчались в неизвестном направлении. Мне удалось записать номера этих автомобилей: с203пв, т075ор, т577ат, т1038. «Открытая» обращается к Управлению собственной безопасности ГУВД края с просьбой провести проверку по изложенным фактам.

Антон ЧАБЛИН,
обозреватель «Открытой»  

 

Свидетельство очевидца

 

 

Заповедник ужаса

 

Здравствуйте, уважаемая редакция «Открытой»! Хочу поделиться с вашими читателями трагической историей, которая произошла со мной пару недель назад в центре Ставрополя. Субботним вечером я сидел в кафе на улице Вокзальной и слушал через мобильный телефон радиотрансляцию футбольного матча. Заодно решил побаловать себя бутылочкой пива (ничего крепче не пью, потому что страдаю эпилепсией).
Часов около шести я направился домой. Переходя через площадь перед зданием железнодорожного вокзала, увидел стоящую милицейскую машину. Из нее навстречу мне вышел милиционер и потребовал у меня документы. Я протянул ему военный билет. Повертев его в руках, милиционер предложил мне сесть в машину, заявив, что «должен проверить меня по базе данных». Ничего не подозревая, я сел в автомобиль. Тут милиционер резко газанул с места - и вскоре мы оказались в городском медвытрезвителе на улице Калинина.
Здесь меня освидетельствовали на наличие алкоголя в крови: я дунул в трубку, на экране высветилась цифра 0,7 - однако в протоколе задержания оказалась уже цифра 1,7 (думаю, я запомню ее до гробовой доски). Затем мне предложили раздеться до трусов под предлогом того, что хотят провести еще какой-то тест. Одежду забрали, а меня затолкали в пустую камеру на четыре койки и замкнули. Было уже больше семи вечера, а в это время мне нужно пить таблетки от эпилепсии (не выпью вовремя - начнется припадок).
Я принялся колотить в дверь, ее лениво отворил милиционер, которому я стал втолковывать про болезнь и про таблетки. Выслушав меня, он также молча и безучастно захлопнул дверь. Тогда, чтобы обратить на себя внимание, я разорвал подушку и стал выпихивать пух из-под двери. Снова распахнулась дверь, и меня схватили под руки и силком потащили к фельдшеру. Я вкратце объяснил ей ситуацию (кстати, запись об эпилепсии есть и в моем военном билете, который милиционеры забрали), на что медик заявила: раз у вас нет инвалидности, ложитесь и спите.
Меня привели в другую камеру, где спальным местом были обитые брезентом лавочки. На кушетке лежал мужчина, которому я сразу стал объяснять про свою болезнь, попросил помочь, если у меня ночью случится приступ. Тот, выслушав меня, лишь удивленно спросил: «Да и как тебя с такой болезнью в вытрезвитель забрал?» Но, к сожалению, мужчину скоро увели - и я остался один.
Тогда я разорвал брезент на одной из «кроватей», вынул оттуда два листа мягкой подкладки и положил их на пол. Из куска брезента сделал себе кляп, чтобы не задохнуться во время приступа. К счастью, припадка не было. И хоть по жизни я не паникер (из-за болезни многое пришлось перетерпеть), всю ночь провел в состоянии панического страха. В соседней камере очень долго колотил в дверь мужчина, требуя, чтобы его выпустили в туалет, а в других камерах стояла зловещая тишина.
Утром меня снова заставили дуть в «трубочку», высветились четыре нуля. Я опять попросил вернуть мне таблетки, которые остались в куртке. Фельдшер стала меня расспрашивать, зачем мне таблетки, как будто вчера меня и в глаза не видела. В итоге лекарство мне так и не отдали, отвели обратно в камеру. Пришел милицейский капитан (как я позже узнал, замначальника вытрезвителя Андрей Саблин) и с порога принялся на меня орать: зачем я выпотрошил брезентовую «кровать»?!
Только я попытался что-то ответить, он стал остервенело колошматить меня по голове, а когда я упал на пол и забился в страхе в угол камеры, несколько раз пнул меня ногой в грудь. Отдышавшись, капитан заявил мне: если не куплю для вытрезвителя две новых «кровати» вместо одной испорченной, мне не жить.
Потом капитан снова потащил меня «дуть в трубку» (второй раз за утро). Снова четыре нуля. Саблин завелся и заявил, что я «дышу неправильно». Наверное, он бы меня прямо здесь отдубасил до полусмерти, если бы в кабинете не находилось еще несколько человек. Я кинулся к одному из них (как я понял, начальнику вытрезвителя) и начал рассказывать, как Саблин меня зверски избил - но милиционер с плохо скрываемым раздражением встал и спешно вышел.
Саблин лишь ухмыльнулся: «Да ты, паренек, не понял, куда попал». И снова завел шарманку про выпотрошенную мной «кровать». Сунул мне под нос газету с объявлениями и велел искать телефоны фирм, которые продают брезент. Я ничего не нашел, тогда капитан «смилостивился» и разрешил мне позвонить «на волю» жене, чтобы та купила и привезла брезент в вытрезвитель.
Супруга вскоре приехала, я взял у нее брезент и вручную обил им две «кровати» в своей камере. Потом я расписался в куче бумажек, заплатил за пребывание в вытрезвителе 403 рубля (причем никаких квитанций о получении денег мне не дали) - и покинул это «гостеприимное» заведение лишь в два часа дня. За это время я четыре раза пропустил время принятия таблетки - и благодарю бога за то, что у меня не было приступа, тем более, что милиционеры били меня по голове.

Николай ГУБАРЕВ,
охранник предприятия ЖКХ
г. Изобильного

Армагеддон 15 мая 2008, 08:40

Чему тут удивляться - каков поп, таков и приход. Какое государство, такие и его слуги. Идет война народа с властью уже множество лет и это еще одно тому подтверждение. А все остальное - циничная ложь.



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий