Поиск на сайте

 

 

Первая  в России женщина-врач Варвара Кашеварова практиковала на Кавминводах.

Её судьба была сколь удивительной, столь и трагичной

Медицинский клуб «Будем здоровы!»   (газета в газете)

Однажды в подвале дома в Царском Селе (ныне Пушкин) истопник, шедший за дровами, услышал слабый стон и бормотание. В подвале он нашел маленькую девочку, которая металась в беспамятстве.

Истопник отнес девочку в военный госпиталь, где ребенку поставили диагноз: брюшной тиф и полное истощение. Девочку выходили и уже готовили к выписке, как оказалось, что жить ей негде – она бродяжка, убежавшая из дома от побоев пьяницы-отца.

Офицеры и медперсонал госпиталя организовали сбор денег на помощь девочке, ей купили обувь и одежду и стали искать приют. Один из офицеров написал своему дяде письмо в Петербург с просьбой приютить ребенка.

Но долго Варя Нафанова, как звали девочку, в этой семье не задержалась. Началось ее хождение из одних рук в другие в качестве приживалки. Зато ее обучили грамоте и приобщали к изучению книг. А дальше было замужество за купцом Кашеваровым – владельцем прибыльного дома и двух мануфактурных лавок.

Вскоре роль домохозяйки молодую Варвару стала тяготить, ей хотелось учиться. Ее мечтой было стать медиком и спасать людей, как спасли в детстве ее саму в военном госпитале. Муж не разделял ее устремлений, тогда молодая женщина порвала с ним и ушла в никуда и без средств к существованию.

Вскоре Варвара Кашеварова узнала, что идет набор в Повивальный институт при Воспитательном доме. Она с легкостью поступила на двухгодичные курсы обучения и за 8 месяцев досрочно окончила их, получив свидетельство с отличием. Но теперь нужно было искать казенную службу с жильем и постоянным заработком.

Случайно Варвара узнала, что в Оренбургском крае открываются женские больницы, а военное ведомство казачьего войска набирает на курсы акушерства женщин с обязательной отработкой в крае в течение шести лет. Варвара Кашеварова поступила на курс, где преподавали профессора Императорской медико-хирургической академии – они-то и заметили способности молодой женщины к медицине.

После блестяще сданных выпускных экзаменов Варвара обратилась к одному из профессоров с просьбой помочь ей продолжить обучение в Медико-хирургической академии. Это был дерзкий поступок, ведь женщин туда не брали.

Варваре посоветовали обратиться к начальству Оренбургского края, и после нескольких месяцев хождения по кабинетам она попала на прием к военному министру Дмитрию Милютину, известному либералу и реформатору.

Взяв на себя личную ответственность, на прошение девушки он наложил резолюцию: «Повивальную бабку Варвару Кашеварову оставить в Санкт-Петербурге для слушания лекций в здешней академии на 5 лет». Шел 1863 год...

К слушанию лекций в академии Варвару допустили, а вот за допуск к сдаче экзаменов снова пришлось бороться. Противников женского образования хватало и среди академиков. Но не признать блестящие знания и увлечение научной работой студентки Кашеваровой не могли даже недоброжелатели.

***

Помимо акушерства и гинекологии Варвара занималась патологоанатомией и гистологией. Ее доклад по гистологии на заседании «Общества русских врачей» был опубликован в Медицинском вестнике в Петербурге и в немецком журнале в Берлине. Это стало сенсацией.

Выпускные экзамены, ради сдачи которых снова потребовалось хождение по инстанциям от генерал-губернатора Оренбургского края до военного министра, Варвара Кашеварова сдала блестяще.

На выпускном акте митрополит отец Арсений вручил ей диплом лекаря с отличием и золотую медаль, а военный министр – набор хирургических инструментов. На получение первой русской женщиной врачебного диплома откликнулась вся русская пресса, сообщение об этом появилось даже за рубежом.

На свою кафедру пригласил Варвару выдающийся врач Сергей Боткин, вела она и частную практику, выезжала за опытом за границу.

Вскоре произошли перемены и в личной жизни Варвары – она вышла замуж за профессора Михаила Руднева, которого современники ставили в одном ряду с Пироговым.

А дальше началась черная полоса в жизни Варвары. Ее муж был вынужден на время уехать в Лондон, а вскоре женщина ушла из Императорской академии, но частной практики не нашла. Спасительным стало приглашение ее в 1871 году на работу в Железноводск. По приезду она поселилась в доме Султан-Тохтамыш-Гирея, который сдавался в аренду курортникам, а также врачам.

***

В 1876 году Кашеварова-Руднева представила в Императорскую академию к защите докторскую диссертацию. Рецензию на нее дал известный хирург Николай Склифосовский. Так к диплому врача прибавился диплом первой в России женщины -доктора медицинских наук.

И снова вокруг ее имени возникла атмосфера неприязни – даже с дипломом доктора наук ее не допускали к научной и преподавательской работе. И снова выручила сезонная частная практика в Пятигорске и Железноводске.

Неожиданно лишился рассудка и в декабре 1877 года скоропостижно скончался профессор Михаил Руднев. Газеты подхватили слухи, будто виновата в его болезни и смерти жена.

Свой последний врачебный сезон Варвара Кашеварова-Руднева открыла в Железноводске летом 1880 года, в разгар травли в газетах, и увидела, что состоятельные посетительницы игнорируют ее прием. Больше на Северный Кавказ она не приезжала.

В крупных газетах «Новое время» и «Петербургская газета» появились пасквили, посвященные личной жизни Кашеваровой. Варвара Александровна вынуждена была привлечь авторов и редакторов к суду, который признал их виновными и призвал к денежному штрафу и кратковременному заключению.

После суда Варвара Александровна покинула Петербург, переехала в глушь, на хутор под Харьковом. Занималась литературным трудом, издала на собственные средства популярную книгу «Гигиена женского организма», писала автобиографические очерки, один из которых назвала «Пионерка».

Занималась она лечением и просвещением крестьян. После пожара, в котором погиб архив ее и мужа, Варвара Александровна ненадолго вернулась в Петербург. Но к тому времени друзей у нее уже не осталось, а здоровье было окончательно подорвано.

Снова сменила она пристанище, поселившись в Старой Руссе, где и умерла в апреле 1899 года, прожив 56 лет – сколь трудных, столь и необычных.

Тамара КАМАЛОВА,
Специально
для «Открытой»
Ставрополь
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий