Поиск на сайте

Чему учиться? 

► Знаниям и умениям, в которых нуждаешься сам, но которым мало где учат. 

Кто будет учить? 

► Те, кто знает и умеет, - их выберет редакция, но участие также примут и ее сотрудники,
     у которых огромный опыт,
     профессиональные награды и ученые степени . 
 

Есть ли выбор? 

► Есть! У кого конкретно хотите вы набираться ума-разума? Найдем, уговорим, упросим!  

Чему научат журналисты?  

► Четко выражать и письменно излагать мысли, правильно говорить и грамотно писать
    (нормы и особенности русского языка), умение убеждать и дискутировать,
    этика поведения, защитные реакции общения в чуждой среде,
    психология - «послушай советы»:
    как искать выход из «безвыходного положения», депрессии и одиночества,
    обрети уверенность – поверь, что для этого у тебя все есть... 
 

В какой форме занятия: 

► лекции, беседы, диалоги, дискуссии, конкурсы, обмен опытом, занимательная практика… 

Возраст? 

► По группам –  без ограничений 

С какого времени? 

► С любого!  Приходи – и включайся в процесс на любой стадии.   

СПРАВКА  

Консультации, вопросы, запись  по тел. редакции 26-60-70 в рабочие дни с 10 до 14час
Можете оставить свой телефон на сайте – позвоним 
 

ПОСЛЕСЛОВИЕ:  

Людмила ЛЕОНТЬЕВА, главный редактор «Открытой» газеты:   

Человеку надо и много, и мало – с какой стороны на это взглянуть…  

 

 
                               

28 ноября исполняется 90 лет со дня смерти нашего земляка Василия Беневского, написавшего музыку к знаменитой песне о гибели  «Варяга». 

Бывает так, что какая-нибудь песня или другое произведение искусства как-то вдруг пересекутся с судьбой человека, а потом сопровождают его всю жизнь. Так и у меня получилось с песней « Плещут холодные волны» или «Гибель «Варяга», написанной в  1904 году, когда страна была потрясена подвигом русских моряков во время русско-японской воны. Блокированные в бухте Чемульпо крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец» вступили в неравный бой с японской эскадрой и предпочли затопить крейсер и взорвать канонерскую лодку, но не спустить Андреевский флаг. 

ЭТА МЕЛОДИЯ РВАЛА МОЮ ДЕТСКУЮ ДУШУ 

Было мне лет десять. Мы жили тогда в западно-украинском городе Стрый, где мой отец служил в дальней авиации. А до этого он прослужил пять лет в ГДР, откуда и привез небольшой немецкий аккордеон. Сам так и не сумев научиться играть на нем, решил воплотить свою мечту в сыне. Меня отдали в музыкальную студию при Стрыйском деревообрабатывающем комбинате.  

Дом культуры ДОКа находился недалеко от военного городка, поэтому выбор и пал на него. Но подходящего мне по размеру аккордеона в студии не было, поэтому надо было носить свой инструмент. Для десятилетнего мальчишки это была тяжелая ноша, и отец выделил мне солдата, который, как штык, являлся на крыльце нашего финского домика в назначенное время. Рядовой Копанюк был родом с Западной Украины и абсолютно не говорил по-русски, а я по-украински, но мы прекрасно понимали друг друга. 

Преподавательницу мою звали Тамара Федоровна. Это была женщина лет пятидесяти, страдавшая болезнью Паркинсона. Голова и руки у нее все время дрожали, что мне было в диковинку, но я понимал, что человек так болеет. 

Тамара Федоровна приехала в Стрый с восточной Украины, может, даже из Киева, и, видимо, прожила  бурную и интересную жизнь. У нее были изысканные манеры, она предпочитала разговаривать по-русски, хотя могла прекрасно говорить по-украински. И еще… она курила, что для женщин тогда было редкостью. Причем, курила исключительно папиросы, предпочитая «Казбек». 

Вот такая колоритная была учительница. Освоив с ней несколько простеньких пьес и народных песенок типа «Во поле береза стояла», мы приступили к серьезному произведению. Это была русская народная песня «Плещут холодные волны» в довольно сложной аранжировке – сплошные аккорды. Мелодия мне очень понравилась. Она была такая печальная и вместе с тем торжественная, что просто рвала мою детскую душу. А когда  я узнал, какому событию она посвящена и выучил слова, то очень гордился, что умею исполнять такое произведение. 

Плещут холодные волны. 
Бьются о берег морской. 
Носятся чайки над морем,  
Крики их полны тоской. 

 

Но учили мы «Плещут холодные волны» месяца два, если не три. Даже не знаю, почему так долго, вроде я уже играл ее прилично. В общем, она мне страсть как надоела… 

Музыканта из меня не получилось. Вскоре аккордеон был поставлен под кровать, где и рассохся.  Я его ни разу в жизни в руки не взял. Но «Плещут холодные волны» и сейчас одной рукой на пианино сыграю. 

ОН СТАЛ КОМПОЗИТОРОМ В СТАВРОПОЛЕ 

Через 25 лет я уже жил в Ставрополе, где работал в краевой газете. И вот узнаю, что у народной песни «Плещут холодные волны» есть авторы. Слова Якова Репнинского, банковского служащего, музыка Василия Беневского. А Василий Дмитриевич Беневский – ставрополец, регент  Казанского кафедрального собора. Вот и встретился я опять на новом витке своей жизни с этой замечательной песней. 

Василий Дмитриевич Беневский родился 2 (14) августа 1864 года в селе Антоновка Камышинского уезда Саратовской губернии в семье потомственных священнослужителей. Его отец обладал прекрасным голосом и создал из прихожан хороший хор, который славился в округе. Василий Беневский окончил Камышинское духовное училище, позже учился в Астраханской духовной семинарии. Он мечтал получить консерваторское музыкальное образование и пытался поступить в Московскую консерваторию. Но средств на платное обучение у семьи не было, а на казенный счет его по каким-то причинам не приняли. Тогда он решил заниматься самообразованием. 

В августе 1890 года Беневский был переведен в Ставрополь на должность учителя пения в Ставропольское женское епархиальное училище, где проработал много лет, и параллельно руководил хорами в Казанском кафедральном соборе и церкви Андрея Первозванного. 

Беневский был не только учителем пения и руководителем церковных хоров, но и композитором. 

Кстати, детская опера «Красный цветочек» написанная Василием Беневским считается первой детской русской оперой. Откликался композитор музыкальными произведениями на различные события в государстве. 

Так он написал кантату на 17 октября 1888 года. В этот день случилась страшная катастрофа с царским поездом, возвращавшимся из Крыма. Только чудом никто из царской семьи не погиб, в чем была и заслуга самого Александра III. Он, будучи  человеком недюжинной силы, удерживал обрушившуюся крышу вагона, пока все, кто находился в вагоне, не покинули его. Там была и великая княгиня Ольга, жена наместника на Кавказе великого князя Михаила Николаевича. В 1876 году она пожертвовала 40 тысяч рублей на строительство нового здания женской гимназии в Ставрополе, которая в честь августейшей покровительницы стала называться Ольгинской. Кантата была преподнесена великой княгине с дарственной надписью. 

Посвящал свои произведения Василий Беневский и другим членам царствующей фамилии. В частности, в честь императрицы Марии Федоровны он написал песню «Государыня наша матушка», а великой княгине Елизавете Федоровне композитор посвятил «Сборник хоров». 

В начале XX века в России широкой известностью пользовался труд педагога-музыканта Беневского «Метод обучения нотной грамоте и пению в народной школе». С этой методикой автор ознакомил  десятки школьных учителей на специальных семинарах, организованных в Ставрополе, Екатеринодаре, Владикавказе и Тифлисе. Методика Беневского получила распространение во многих российских городах. Благодаря ей ученики начальных школ к концу третьего года обучения свободно читали ноты с листа. 

МОРСКАЯ ПЕСНЯ В СУХОПУТНОМ ГОРОДЕ 

В 1904 году, когда началась война с Японией, в российском обществе наблюдался подъем патриотических настроений, вопреки утверждениям советских историков о том, что война изначально была непопулярной в народе. Разыскивая сведения о Василии Беневском, я пролистал несколько номеров «Ставропольских епархиальных ведомостей» за 1904 год, и там есть множество свидетельств сбора пожертвований в помощь раненым и семьям погибших, молебнов о даровании русскому воинству победы. 

Вот на этом патриотическом подъеме и была написана песня «Плещут холодные волны». 

Писатель Я.В. Абрамов писал в газете «Приазовский край»:  «В концерте 18 июля (в Ставрополе) наибольший успех выпал на долю собственного музыкального произведения господина Беневского… Я не берусь судить о музыкальных достоинствах произведения  господина Беневского. Но не могу сказать, что я  был растроган до глубины души, слушая нежные звуки, которые неслись в партер со сцены и которые заставили меня совершенно забыть о том, где я нахожусь. Я был унесен далеко – далеко туда, где каждый день льется русская кровь, и, кажется, в первый раз в жизни с такой силой почувствовал, что значит умирать за родину, за ее честь. Никогда ни музыка, ни пение не производили на меня такого чарующего впечатления, и никогда еще я не отдавался до такой степени во власть звуков…»  

В том же  1904 году песня «Варяг» была издана в Москве. А вскоре после ее первого исполнения в актовом зале Ставропольской мужской классической гимназии состоялось чествование автора. В присутствии генерал-губернатора Вельяминова, архиепископа Агафодора, общественности города ему был вручен диплом Императорского Русского музыкального общества и Золотая дирижерская палочка. Искренность, глубина и мелодичность сделали песню Беневского поистине народной. Неудивительно, что и я познакомился с этой песней как с народной. 

ПОЮЩИЙ НЕ СДЕЛАЕТ ЗЛА 

Но причиной не указывать авторов песни «Плещут холодные волны» в нотных сборниках и песенниках у советских издателей была не только в силу ее всенародной популярности. Монархические взгляды Беневского не могли не сказаться на его отношении к революции. 

Он не принял новые порядки. Тем более, что первые месяцы советской власти в Ставрополе были отмечены жестокостями и издевательствами над населением, которое в благополучном хлебосольном южном городе в массе своей не симпатизировало большевикам. Об этом периоде ярко рассказал в своем очерке «Большевики в Ставрополе»  писатель Илья Сургучев.  Поэтому когда Добровольческая армия заняла город, Беневский был среди тех, кто приветствовал белых. На это событие он написал «Сокольский марш», которым встречали входящие в город войска. Он также написал «Гимн Великой России» («Верным сынам Добровольческой армии») для оркестра с хором на слова Ф.Сологуба. На титульном листе произведения было отмечено: «Половина чистой прибыли от продажи «Гимна» поступит в пользу Добровольческой армии».  За эти произведения Беневскому лично была вручена серебряная дирижерская палочка от командующего армией Антона Деникина. 

Более композитор ничем не провинился против советской власти, его и не тронули, но остаток своих дней он прожил с клеймом недруга  новой власти. И после смерти в 1930 году имя талантливого композитора и педагога замалчивалось десятилетиями. Хотя вклад его в музыкальную культуру и ее популяризацию среди народных масс несомненен. Вот один лишь факт, подтверждающий это. В 1921 году Беневским были собраны и обработаны свыше 70 калмыцких песен и танцев. «Надо спешить записать еще не записанные песни, пока еще живы старые певцы, и сделать их достоянием науки и искусства. Стариков-певцов осталось мало, и – помните! – недалек тот час, когда навеки смолкнет старая песня калмыцкого народа. А вместе с ней умрет ее образный язык, умрет прежняя поэзия, прежний быт…», - писал Василий Дмитриевич. 

А методики преподавания музыки и пения в сельских школах до сих пор остаются актуальными и наиболее пытливые современные педагоги много черпают для своей работы из наследия Беневского. 

Дочь Василия Беневского, Ольга Васильевна, в 60-м году организовала в своем доме, где жил и сам Василий Дмитриевич, музей  отца, где были представлены многочисленные партитуры, фотографии, статьи Беневского. Музей не имел никакого статуса, просто личный домашний музей, но он пользовался популярностью у музыкального сообщества. Его даже однажды посетил опальный еще тогда Мстислав Ростропович. Сама Ольга Васильевна была преподавателем одного из ставропольских вузов, доктором биологических наук.  Она много сделала для сохранения памяти о своем отце и его наследии. Моя хорошая знакомая и коллега Светлана Солодских, уже к сожалению, покойная, в 70-е годы вместе с работниками ставропольского архива участвовала в описи документов, хранящихся у Ольги Беневской. Неизлечимо больная Ольга Васильевна задумалась о передаче наследия своего отца Ставрополю. Светлана много беседовала с хранительницей музея и была поражена ее образованностью и культурой. И удивительно, но город отказался принять на себя заботу о музее своего знаменитого земляка, видимо, в силу того самого клейма пособника белогвардейцев. А то, что Беневский автор знаменитой и любимой народом песни вообще никого из принимавших решение не заинтересовало. Архив уехал в Москву,  лишь небольшая его часть осталась в Ставропольском краеведческом музее. 

Светлана тогда спросила у Ольги Васильевны, как ее отцу удалось превратить Ставрополь в истинно певучий город? И она ответила: «Отец был убежден, что человек по своей природе существо поющее и пению, как и речи, ребенка надо учить с колыбели… Поющий всегда добрее, поющий не сделает зла». 

Сергей ИВАЩЕНКО. 
Ставрополь. 
 

 

 

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях