Поиск на сайте

 

 

 

15 мая 2008 года исполняется 110 лет Прасковейскому винзаводу

 

Винодела труд, как труд поэта
Этот наш визит в Прасковею был не первым, но от того не менее удивительным, полным открытий и искреннего удивления.
А для яркости впечатлений давайте отмотаем «пленку» на 110 лет назад и вспомним, с чего всё начиналось.
От названья чем-то давним веет,
Что навеки в прошлое ушло.
И за что назвали Прасковеей
Это винодельное село?
Может, был веселый нрав у бабы,
Взгляд пьянил кого-то озорной.
Может, как вино, кружила слабым
И нестойким головы весной.

Есть несколько версий происхождения названия села Прасковея. Первая - у князя, которому принадлежали окрестные земли, трагически погибла любимая дочка, и он решил увековечить ее имя.
Вторая - тот самый петербургский князь частенько приезжал в местную усадьбу и водил шашни с сельской бабой по имени Прасковья, в ее честь и назвал село.
Наконец, третья версия - в эти места на поселение приехали несколько семей мадьяров (венгров) и привезли с собой икону «Прасковии», покровительницы виноградной лозы.
Как бы то ни было, в феврале 1898 года Главное управление неокладных сборов и казенной продажи питей прислало из Москвы в Ставрополь такую бумагу: «Приисканный в селе Прасковея для устройства казенного винного склада земельный участок, мерою в две десятины, принадлежащий крестьянскому обществу, представляется пригодным для помянутой надобности...». А далее в письме шли указания: обговорить с крестьянским обществом условия передачи Министерству финансов двух десятин земли, а также строительство водопровода и открытие канавы по общественной земле от реки Кумы или ее притока Ерика до здания склада...
Указание высоких столичных чиновников исполнено было в точности – и договор между прасковейским крестьянством и управлением акцизными сборами пришелся весьма по нраву Министерству финансов. Главное же в том, что сей документ утвердил местом строительства казенного винного склада в юго-восточной части Ставропольской губернии село Прасковею. Подписан он был 15 мая 1898 года. С этого дня и ведет свою славную и тернистую историю знаменитое на весь мир винокуренное хозяйство.
А потом потекли будни казенной усадьбы, рождение и становление совхоза, радости и разочарования. Первым тяжелейшим испытанием стала Великая Отечественная война. Мужики ушли на фронт, и вся тяжесть сельского труда легла на хрупкие женские плечи. Завод продолжал работать вплоть до прихода в августе 1942 года в Прасковею немцев. Архив предприятия успели вывезти вместе с отступающими частями Красной армии, а запасы вина разрешили разбирать по домам, кто сколько может. Однако большая часть винных погребов оказалась в руках оккупантов, которые завод нещадно разграбили, а в январе 1943 года, накануне отступления, взорвали многие его цеха.
... Посещение нами уникального для Ставрополья, да, впрочем, и всей России предприятия началось со знакомства с заводским музеем. Для затравки наш гид, инженер-технолог Артем Марченко, показал потесненные ныне высокими технологиями, а потому канувшие в Лету бондарные инструменты и винодельческие посудины с диковинными названиями – мерники, доливанки, кановки, корцы, буты, горшки, подставки...
Расположен музей в старых, еще дореволюционной постройки подвалах. На кирпичных сводах, полных гордости за своих знаменитых земляков и таинства винокуренного производства, развешены фотографии людей, благодаря которым завод снискал себе всемирную славу. Читаем подписи: «Цех переработки винограда. Главный винодел И.Г. Татаренко. 1949 год».
– Это он, наш Иван Гаврилович, автор уникальных марочных вин «Мускат Прасковейский», «Прикумское белое», «Янтарь Ставрополья», «Букет Прикумья», «Прасковейское красное», – горделиво поясняет провожатый, ничуть не хуже владеющий предметом истории родного предприятия, чем профессией инженера-технолога. – В 1965 году указом Президиума Верховного Совета СССР Ивана Гавриловича наградили орденом Трудового Красного Знамени. Война только закончилась, а партия и правительство уже отдали распоряжение прасковейским мастерам создать новые марки вин. На разграбленном и разгромленном оккупантами заводе вспоминали подзабытые за годы войны винодельческие термины, практически с нуля налаживали работу дегустационной комиссии. Тщательно проверяя каждую партию вина, лучшее оставляли на выдержку. Вино ведь – словно живое существо, что в него вложишь, такова и отдача будет. И главную роль в этом, конечно, играл Иван Татаренко, обладающий тончайшим вкусом.
После долгих и упорных трудов в Прасковее получили три новые марки вина: «Мускат Прасковейский», «Прикумское белое» и «Прасковейское красное десертное». Высокое начальство в Москве отреагировало молниеносно: «Прекрасное вино! Прасковейцы всегда работали лучше других, задавали тон на Ставрополье! Но на этот раз вы превзошли все ожидания!»
Не менее интересна и знаменательна страничка коньячного производства в Прасковее. Оказывается, еще в конце 30-х здесь хотели построить большой коньячный завод, но планы эти сломала война. Вопрос о становлении коньячного производства заново встал уже в 50-е годы – и связано это было с именем Ивана Татаренко и Владимира Дмитриевича Костина, молодого специалиста, выпускника Краснодарского политеха.
Именно Костин сумел придать «свое лицо» местным коньякам, обладающим тонким ванильно-шоколадным оттенком, мягким и гармоничным вкусом. Не случайно ряд марочных напитков этого класса удостоен пяти Гран-при и 14 золотых медалей! К слову, общее количество наград, завоеванных прасковейскими виноделами, - 270, и больше половины из них - золотые! Только за последние десять лет продукция ЗАО «Прасковейское» в жесткой конкуренции завоевала более 180 медалей! Но были в истории предприятия и печальные моменты. Например, в 1976 году в хозяйстве собрали замечательный урожай, уборку закончили уже к 10 октября – первыми на Ставрополье. Настроение в коллективе царило радостное, ожидали похвал, премий, наград. Но в ночь с 12 на 13 октября (эту печальную дату без запинки и ныне назовут все работники завода) температура упала до минус десяти. Пришла беда! Фруктовые сады пришлось полностью выкорчевывать, а виноградные кусты срезать на черную головку, то бишь на дрова. Бригадиры, агрономы, рабочие плакали, не скрывая слез.
Другой катастрофой для виноградарства и виноделия (и не только прасковейского) стало постановление Совета Министров СССР о борьбе с пьянством и алкоголизмом, принятое в мае 1985 года. По сути, в стране развернулась борьба с целой отраслью сельского хозяйства, одной из самых эффективных. Нещадно вырубали тысячи гектаров виноградников, оборудование заводов отправляли на металлолом, дорогостоящие виноматериалы перерабатывали в белок для кормежки скота...
Несмотря на все сложности, предприятие выстояло и продолжало успешно развиваться. Его продукция уже вошла в историю мирового виноделия: по оценке дегустаторов мирового класса, коньяки и вина родом из Прасковеи ничем не уступают коньякам и винам Франции, для которой эти напитки – предмет неподдельной национальной гордости.
В ЗАО «Прасковейское» не забыты и свято хранятся в архивах музея имена тех, кто стоял у истоков предприятия, поднимал его в сложные 20-е, возрождал после войны, создавал новые марки, завоевывал золото и серебро на престижных международных конкурсах и фестивалях, двигает и вдохновляет его сегодня. Имена – от директора до простого рабочего.
Ремесло, прости, совсем не это.
Не всерьез слетело слово с уст.
Винодела труд, как труд поэта,
Признают важнейшим из искусств.
Потому что и вину и песне
Суждено на празднике любом
Быть, как званым, на почетном месте
И с друзьями за одним столом.

 

Вино пить грех? Подумай, не спеши!
А вот по винным подвалам и хранилищам, складам коллекционного вина нас сопровождал главный винодел хозяйства Анатолий Громов, успевающий во время «экскурсии» давать любопытнейшие уроки непростого производства божественных прасковейских напитков.
Прасковейский винзавод одним из первых в стране обзавелся собственной винотекой, где сегодня хранится около 90 тысяч уникальных образцов, которых не встретить ни в одном даже самом фешенебельном супермаркете. Поэтому и стоимость винотеки огромная. Кстати, в отличие от коньяка с годами вино в бутылках только приобретает ценные качества, набирает силу – и цена его растет.
В зыбком мерцании ламп на высоких стеллажах хранятся покрытые благородной паутиной и плесенью вина, начиная еще с 1945 года – более ранние образцы были разграблены немцами. Анатолий Громов поясняет:
– Чтобы вино считалось коллекционным, его надо сначала не менее двух лет выдерживать в дубовых бочках, а потом не менее пяти лет в бутылках. Только после этого его зачисляют в нашу винотеку.
Прасковейские шедевры, без движения пролежавшие в подвале многие десятки лет, везут в подарок друзьям и близким людям во все концы света. Они ценятся везде и повсюду – у здоровых и хилых, язвенников и трезвенников, бедных и богатых, грешников и праведников. Еще бы! Немногим творениям рук человеческих – и вина Прасковеи в этом ряду занимают достойное место – суждено приносить радость людям.
Побывав в святая святых, прикоснувшись к самой истории знаменитого предприятия, мы отправились в не менее святое место – дегустационный зал. Так сказать, на практику. Тут нам предстояло узнать еще много нового. Любое вино, оказывается, содержит более 800 (!) компонентов, летучих и нелетучих, соотношение которых различно для каждой марки. Напиток не только вбирает компоненты ягод, из которых он приготовлен, но вкус его зависит от многих условий, например, погоды или состава почвы под виноградниками.
Так, на двух соседних участках, но с немного разным составом почвы, из одного и того же сорта винограда можно получить совершенно разное вино. Причем современный уровень научного знания в области химии почв не позволяет влиять на качество вина путем коррекции питательных веществ.
А вот на содержание сахара в ягоде напрямую влияют освещенность и температура, а на содержание некоторых кислот, аромата и окраски – количество дождей.
– Но запомните главное! - Наш учитель вскинул указательный палец вверх. - Климат и почва дают вину многое, но ничто не влияет на его качество так, как талант виноградаря и искусство винодела! Спелая и вкусная ягода сама по себе, без вмешательства человека, никогда не даст отменного вина. А что такое вино экстракласса, сейчас вы узнаете!
Мы находились в предвкушении классической дегустации, через которую за многие годы здесь прошли именитые личности - министры, космонавты, артисты, герои, писатели и поэты. И вот уже поднимаем бокалы, в которых густой золотистой жидкостью, словно расплавленное солнце, перекатывается «Мускат Прасковейский» 1986 года. Да-да, тот самый знаменитый король вин, изобретенный Иваном Гавриловичем Татаренко!
- Дегустируйте не спеша, с толком, с чувством, с расстановкой, - внимали мы Анатолию Николаевичу. - Для начала обратите внимание на цвет, прозрачность и блеск. Теперь оцените аромат – но сначала не взбалтывайте. Замечательно. А сейчас осторожно взболтайте вино – это второй этап дегустации – и снова вдыхайте. Ну вот, переходим к самому приятному: пробуем и смакуем...
- Кажется, есть легкий цитрусовый оттенок? - неуверенно предположили мы.
- Чудесно! Для начала очень даже неплохой ответ. Действительно, есть цитрусовый оттенок, а еще тонкий аромат... Ну, не угадываете чего?
- ?..
- Розы. Это несказанно полное и гармоничное вино. Недаром о «Мускате» написаны такие строки:
В Прасковее в старину когда-то
Полюбила Роза куст Муската.
Полюбила, крепко полюбила,
Аромат свой другу подарила.
Но недолго ветры буйны пели,
Отцвели бутоны, облетели.
Но, как память, сохранил Мускат
Милой розы нежный аромат.

В том, что вино живой организм, можно убедиться в винохранилищах хозяйства. Не всякий раз, правда, а только весной, во время сокодвижения, которое и специалисты, и поэты называют «плачем лозы». В это время года вино слегка мутнеет - так просыпаются его природные инстинкты. Даже на укупоренных бутылках появляются капельки - это слезинки! А через пару недель вино вновь становится кристально чистым.
Мы внимали нашему учителю, раскрыв от удивления рты. Вот бы нам, людям, такое же жизнелюбие и жизнеспособность, чтобы, как и вино, с годами становиться только лучше, добрее, а окружающие ценили бы нас всё больше и больше. Но ход философских мыслей вновь прервал Анатолий Николаевич.
- Так, друзья, а теперь попробуем «Кагор» 2001 года, одно из лучших красных десертных вин.- И на стенках бокала заиграли густые красные блики «Кагора», делают который исключительно из винограда сорта «Саперави», что в переводе с грузинского означает «Кровь земли». - Как никакое другое вино, «Кагор» требует особого подхода и сполна отдает то, что закладывает в него винодел. Вы наверняка удивитесь, но спустя годы по его вкусу специалисты могут определять, с какими мыслями, чувствами и настроением работал винодел во время закладки вина.
Отведав и, безусловно, по достоинству оценив «Янтарь Ставрополья» и «Прикумское белое» 1996 года, мы, естественно, озадачились вопросом: а правы ли последователи энотерапии – науки, утверждающей, что вино обладает лечебными свойствами, питая жизнью мозг и клетки человеческого организма? Однако на наши дотошные вопросы о вине и здоровье Анатолий Николаевич ответил емко и кратко: «Если в меру, значит, на пользу» - и рассказал античную легенду о древнегреческом боге вина и винограда Дионисе.
А дело было так. Отправившись однажды в местечко Наксос, Дионис нашел по дороге побег виноградной лозы, вставил его в птичью косточку, полил водой и пошел дальше. Растение быстро впитало всю влагу, и, чтобы оно не засохло, Дионис переложил его вместе с птичьей косточкой в львиную, а позже и в ослиную. Прибыв на место, он посадил лозу вместе с косточками в землю, которая принялась – и вскоре дала отменный урожай. Приготовив вино из поспевших ягод, Дионис созвал на пир гостей – и тут произошло чудо!
После первой чаши гости оживились и защебетали как птицы, после второй почувствовали в себе силу льва, а вот после третьей... опустили головы, подобно ослам.
 
Здесь ангел прикоснется к вам
Посетив цеха розлива шампанского, коньяков и вина, мы очутились в том месте, где голова в буквальном смысле слова идет кругом – в хранилище марочных коньяков от самых молодых, заложенных на новом урожае, до 10- и 20-летних. Едва переступаешь порог хранилища, как сразу ощущаешь: очутился во власти мириад едва уловимых гипнотических ароматов.
– Чувствуете? - шепотом, словно бы боясь кого-то вспугнуть, поинтересовался наш провожатый. - Этот аромат называется... «Долей ангела». Эти вот огромные, в три человеческих роста бочки с коньяками разных сортов и возрастов способны «дышать», передавая ауру своего содержимого всяк сюда входящему. А в этих бочках хранится то, чего еще ни разу не делали отечественные виноделы, а мы рискнули и весьма удачно. Виски!
Анатолий Николаевич предлагает нам одним из первых отведать прасковейского виски, которое недавно поступило на прилавки фирменных магазинов.
Тут, пожалуй, требуются небольшие пояснения. Итак, виски – один из самых популярных в мире крепких напитков с неповторимой вкусовой и ароматической гаммой. Получают его путем перегонки зерновой бражки. Ныне существует великое множество приемов производства виски, что и породило большое количество его марок. Напиток этот делают во всех частях света – от Великобритании до Австралии... Кстати, в 80-х годах весьма скромные объемы виски делали и в СССР, но потом производство свернули и до настоящего времени в России оно попросту отсутствовало.
В каждой стране, где производится виски, исторически сложились свои технологические и дегустационные особенности этого напитка, однако принято считать, что в мире существуют пять основных его типов: шотландский, ирландский, американский, канадский и самый молодой, японский.
И хотя порядка 40 процентов всего производимого в мире виски - шотландские, в Прасковее взяли на вооружение ирландские технологии, где этот напиток делают из ячменя.
Если вкратце, суть приготовления в следующем. Очищенное и перемолотое в муку зерно смешивают с горячей водой, охлаждают и добавляют дрожжи, чтобы ускорить брожение. После этого наступает процесс дистилляции, то есть очистки, который проходит в медных аппаратах. Спирт дистиллируют трижды, что делает напиток более мягким и, естественно, повышает его качество. Именно в этом главная уникальность ирландской технологии.
Подготовка к производству виски в Прасковее стартовала еще в 2002 году, научно-техническое обеспечение которого осуществляла краснодарская фирма «ВАНД». Так, опираясь на столетний опыт прасковейских мастеров коньячного производства и многовековые традиции Ирландии, на Ставрополье разработали технологию по производству виски «Прасковейское». И хотя за основу виноделы взяли ирландские методы, аромат и вкус у нашего напитка собственный, неповторимый, полный гармонии медово-ячменных тонов, сочетающихся с тонами трехлетней выдержки в дубовых бочках.
Другой знаменитый продукт прасковейского винзавода – самогон «Косогоров №5», близкий «родственник» коньяка. В основе его производства лежит перегонка сброженного виноградного сусла (дистилляция), которую на Руси стали применять еще в конце XIV века. Легендарное хлебное вино, широко популярное в России в прошлом (до появления водки), производилось именно путем дистилляции. Но не одно оно: вовсю делали плодовый самогон из яблок, груш и слив, а на юге страны из винограда.
Напитки, изготовленные путем дистилляции, снискали популярность во всем мире, причем повсеместно получили статус национального символа: виски в Шотландии и Ирландии, коньяк во Франции, граппа в Италии, ром на Ямайке и Кубе, текила в Мексике - вот лишь малый список иностранных собратьев российского самогона.
Заметьте: самогон – это не водка, которую получают смешиванием спирта и воды. Поэтому любая водка более-менее одинакова, а дистилляты – разные. «Косогоров №5» делают по классической технологии путем двойной перегонки молодого виноградного вина.
В будущем линейка напитков под маркой «Косогоров самогон» будет расширяться за счет использования другого сырья – а значит, появятся другие номера, от одного до четырех, которые зарезервировали за традиционными для Средней полосы России сахарным и зерновым самогоном.
Кстати, Косогоров – это реальный исторический персонаж, солдат, прошедший русско-турецкую войну 1877-1878 годов под началом знаменитого генерала Иосифа Владимировича Гурко. После войны Косогоров жил в Свято-Крестовском уезде Ставропольской губернии и производил отменный виноградный самогон. Одним словом, прасковейский самогон носит имя героя русско-турецкой войны, делается по старинной технологии, и в том же географическом месте, что и напиток легендарного Косогорова, но главное - имеет прежнее отменное качество.
Помня, что нам предстоит еще обратный путь в Ставрополь, дегустировать прасковейский самогон мы решили уже дома. Но на «посошок» все же полюбопытствовали: как правильно его пить?
На самом деле, никаких особых правил тут нет. Можно теплым, ведь у самогона нет запаха спирта, который в водке отбивается путем «глубокой заморозки». Можно и со льдом, как виски, а можно и в коктейлях.
Закуска тоже может быть самой различной, с единственной, но существенной оговоркой: самогон - исконно русский продукт, и главное его очарование в простоте закуски. В общем, излишний гастрономический пафос тут неуместен. Употребление самогона в обычной стеклянной стопке и с нехитрой закуской доставит вам неописуемое удовольствие.
Главное же в том, что от доброго прасковейского самогона похмелья не бывает, даже если с размахом «погудеть» на свадьбе или дне рождения друга. Однако советом великого перса Омара Хайяма пренебрегать все же не стоит:
Пей с достойным, который тебя не глупей,
Или пей с луноликой любимой своей.
Никому не рассказывай, сколько ты выпил.
Пей с умом, пей с разбором, умеренно пей.

Олег ПАРФЕНОВ,
Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий