Поиск на сайте

 

Псевдоэкспертные конторы по изготовлению фальшивых заключений – следствие возрастающего спроса на них заказного правосудия.    

Судебная практика: дотошный анализ  

Аферисты «со специальными знаниями» стали полномочными коллегами ставропольских судей, которые могут теперь спокойно принять любое «нужное» решение, переступая закон 


Люди советского поколения, которым повезло не втягиваться в судебные тяжбы, находятся в наивной уверенности, что эксперт – это почти ученый: седовласый, с огромным опытом и непререкаемым авторитетом. 

Увы, времена таких экспертов остались в прошлом. Сейчас в этом качестве мы все чаще видим пронырливых лиц обоего пола, у которых главным «специальным знанием» является умение подогнать оформление экспертного заключения под уже готовый ответ, который нужен, как правило, стороне, имеющей финансовый и (или) административный ресурс. 

Предлагаю читателям провести простой эксперимент: забейте в поиск в Интернете вопрос «Как стать экспертом?» и вы увидите массу предложений по поводу того, как вам обзавестись нужным сертификатом по сходной цене. 

Судя по уровню интеллекта экспертов, с которыми приходится сталкиваться в судах, – они выбрали самый дешевый вариант и вообще учились чему-нибудь и как-нибудь. 

Но все равно не проиграли: спрос на них бешено растет. Неспроста! Как неспроста в судах уходят от требований закона относительно назначения экспертиз. 


Законодатель четко расписал: в каких случаях и в каком порядке суд назначает экспертизу, и как именно должен оценивать ее результаты. Но этот порядок нарушается тотально. 

Вы можете прийти на очередное заседание и услышать от судьи, что я, мол, назначил экспертизу, дело ушло в такую-то экспертную организацию, поэтому заседания сегодня не будет, ждите повестки. 

А как должно быть по закону? Кто-то из сторон или сам суд для начала обосновывают необходимость экспертизы, ибо она должна назначаться в единственном случае – если факты могут быть проверены только профессионалом, имеющим специальные знания. Но экспертизу запросто могут назначить и в случае, если, например, нужно разделить прямоугольный участок земли пополам (реальный случай). 

Допустим, пришли к выводу, что экспертиза все-таки нужна. Тогда, с учетом мнения сторон, выбирается, кому ее направить и какие вопросы задать эксперту. Суд, назначающий судебную экспертизу, должен убедиться в наличии этих самых специальных знаний у эксперта. 

Для этого есть два пути: отсматриваются сайты государственных экспертных учреждений и если там есть эксперты нужного профиля, то экспертизу можно поручить этому учреждению. 

Руководитель ТОЛЬКО государственного экспертного учреждения имеет право поручить проведение экспертизы конкретному эксперту, перед этим предупредив его об ответственности за дачу ложной экспертизы. 

Есть и второй путь: суд может назначить конкретного эксперта, вызвать его в суд, убедиться в наличии у него специальных знаний, разъяснить ему его права и обязанности и отобрать у него подписку об ответственности за дачу ложной экспертизы. 

А что происходит в судах вместо законного порядка? Экспертиза заказывается в какую-то коммерческую организацию, без всяких проверок и подписок, что заведомо делает экспертное заключение недопустимым доказательством. Но на это закрывают глаза суды всех уровней. 

К сожалению, законодатель в течение длительного времени не убирает «дырку» в ГПК, согласно которой определение о назначении экспертизы можно оспорить только в части сроков. И что получается? 

Вот личный опыт: идет спор между ТСЖ и санаторием: их территории разделяет столетний каменный забор, он мешает ремонту стены санатория и нужно решить вопрос – за счет кого этот мешающий забор убрать. 

Что делает судья? Он ставит перед экспертом ряд вопросов, которые касаются не забора, а придомовой территории ТСЖ, хотя в исковом заявлении про это нет ни звука! И ЭТО ОСПОРИТЬ НЕЛЬЗЯ!  

А потом по результатам экспертизы оттяпывают у ТСЖ неплохое местечко для стоянки машин санатория. Эксперт, вызванный нами на судебное заседание, не смог показать никакого документа о том, что у него есть специальные знания по землеустройству, но решение устояло на всех уровнях.


Или другой пример, касающийся истории ставропольчанки Марины Гальченко, воюющей с «ЮгСтройИнвестом» по поводу строительного брака в ее квартире. После почти трехлетней судебной «войнушки» ей удалось добиться решения, что застройщик должен эти недостатки устранить. Делается это просто: застройщик присылает людей, те делают ремонт, о чем составляются акты, подписываемые собственником. Все! 

Но нет, судья Донских назначает экспертизу – а так ли, мол, хороши эти работы? И это при том, что по этому делу и сама судья Донских и предыдущий эксперт уже получали частные постановления от президиума крайсуда по поводу грубейших нарушений закона. 

Марина попыталась оспорить сам факт назначения абсолютно не нужной экспертизы – но шансов у нее никаких. 

Другая тема – качество самих экспертиз. Бывший следователь по особо важным делам Георгий Легкобитов шлет мне феерическую историю манипуляций с экспертизами в уголовном деле по поводу фальсификаций идентификационных знаков автомобилей. 

Начало этой истории описывалось в статье «Криминал надел погоны - и «пошёл на дело» (№35, 7.09.2016 г.), на дворе уже 2019-й, но до сих пор нет конца-края этому делу, ибо все упирается в следствие и в экспертов, которые не хотят видеть, откуда взялись перебитые номера на деталях проданных машин, успешно прошедших проверку ГИБДД. 

Запутавшись в произведениях своих подельников-экспертов, следователи СО РОВД по г. Ессентуки просто выдрали из материалов дела результаты экспертизы, которая уже не раз исследовалась судом! 

Но и новую экспертизу и.о. начальника следственного отдела полиции по г. Ессентуки Д. Акритов назначать не хочет, несмотря на решение суда, боится, что в процессе проверки неизбежно вылезут «косяки» следствия. 

Но где же судебный контроль этого бардака? Судьи Ессентукского городского суда, особенно К. Погосян и О. Сенцов, могли бы много интересного рассказать по поводу этого «контроля», но этому нужно посвящать отдельную большую статью. 


Главная мысль, которую я хочу донести до читателя: эксперты-фальсификаторы не могут действовать сами по себе, они обязательно работают в связке с судами и следователями, перечислить подобные случаи бумаги не хватит. 

Раз за разом высшее судебное руководство ставит задачу сокращения сроков рассмотрения дел, но простой механизм оспаривания ненужных (а зачастую просто вредных) экспертиз почему-то не запускает, равно как и не усиливает ответственность судей за покровительство лжеэкспертам. 

Самые массовые – это, конечно, экспертизы по оценке ущерба от ДТП, ибо аварии происходят постоянно и повсеместно. Это очень прибыльный бизнес – вытаскивать деньги от страховщиков с помощью судов. 

Дело дошло до международного скандала: автокорпорации с мировым именем обратились к руководству страны, жалуясь на массовую схему краснодарских судей, которые признавали «дефекты», якобы выявленные экспертами у дорогих иномарок, при этом машины ими даже не осматривались! 

У нас, конечно, масштабы поменьше, но, общаясь с немногими оставшимися добросовестными экспертами по дорожно-транспортным ситуациям, я вижу очень грустную картину: если эксперт работает не на заказ, а как положено по методикам, то судебные экспертизы ему назначают все реже. 


У судов зато есть прямо-таки любимчики, например эксперт Роман Миргородский. Будучи индивидуальным предпринимателем, он работает как стахановец: только по анализу судебной практики гражданских судов (причем без мировых и без арбитажных) у него получается по три экспертизы в день, что невозможно в принципе, если делать все по методикам. 

Были еще два судебных любимчика, эксперты ИП Карташевска и ИП Попандопуло, которые потеряли статус экспертов по причине многочисленных жалоб на нарушение ими методик проведения экспертиз. 

Говоря проще, они систематически завышали стоимость ущерба от ДТП, и минюст исключил их из реестра экспертов-техников. И что же? Суды до сих пор поручают им экспертизы как ни в чем не бывало! 

Есть совсем странные случаи, когда экспертиза назначается в отдаленное ООО «Авто-Эксперт» в селе Красногвардейском, при этом в видах деятельности этого ООО экспертная деятельность вообще не заявлена, зато очень редкая фамилия одного из учредителей совпадает с фамилией арбитражного судьи. И таким примерам тоже несть числа. 

Но это все мелочи по сравнению с крайне опасными экспертизами, которые узаконивают незаконные стройки. 

Судьи не обращают ровно никакого внимания на то, что в экспертизах отсутствуют целые обязательные разделы, что заявленная экспертом методика не соблюдается вообще, что эксперт самостоятельно добывает доказательства, что категорически запрещено, что грубо нарушаются экологические нормы и т.д. 

Такая практика стала очень опасной нормой, в том числе и в краевой столице. 

Особенно это губительно для курортов Кавминвод. Когда-нибудь хаотичная застройка окончательно разрушит скудеющие жилы минеральной воды и на символической могиле курортов можно будет написать «Нас убили суды и эксперты». 

Было замечательно, если бы новый председатель суда Константин Боков взялся за решение именно проблемы качества экспертиз, которые принимаются судами как допустимые доказательства. 

Решил бы он эту проблему – доверие к судебной системе края возросло бы многократно. 

Однако самыми позорными экспертизами я считаю лингвистические экспертизы. Если для экспертиз, связанных с расчетами (по ДТП, строительные и т.п.), обязателен принцип проверяемости, то попробуй проверь якобы «лингвистическую экспертизу», которая строится на личных ощущениях эксперта, как правило, совпадающих с ощущениями заказчика. 

С помощью их авторов, малограмотных и алчных людей с низкой социальной  ответственностью, возбуждаются уголовные дела, разоряются СМИ, навешиваются огромные штрафы на гражданских активистов. 


Люди в мантиях вроде бы с высшим образованием, имеющие даже ученые степени и для которых русский язык родной, вдруг отказываются понимать значение слов и выражений в простейших текстах – например, в газетных публикациях, рассчитанных на обычных граждан, хорошо понимающих, о чем там идет речь. 

И отправляют тексты на лингвистическую экспертизу. С чего бы? И почему это процветает именно в судах общей юрисдикции? 

В то время как в ставропольском арбитраже судьи, как правило, отказывают участникам процесса в ходатайствах о назначении лингвистической экспертизы в делах о защите деловой репутации, резонно возражая, что для понимания семантики (значения) широкоупотребимых слов и выражений им «специальных знаний» не нужно. 

Ведь основанием для назначения экспертизы может стать лишь необходимость «специальных знаний» для правильного и законного разрешения вопросов, составляющих суть исковых претензий. 

Но не случайно этой необходимостью многие судьи надуманно и притворно пытаются решать задачи отнюдь не процессуального свойства, на что указывают неслучайные обстоятельства. Например, то, что часто судьи обращаются к конкретным экспертам с целью получить нужное заключение для нужного решения. 

Разве случайно, что даже бредовые выводы «экспертов», поражающие расхождением со здравым смыслом, целиком ложатся в судебное решение без какого-либо их критического осмысления и оценки судом (что требует закон)? 

Значит, судью весьма устраивает именно такой экспертный расклад, который является предметом коммерческого сговора с заказчиком - одной из сторон процесса, которой, допустим, небескорыстно благоволит судья. 

А раз есть особый спрос, есть и коммерческие предложения: псевдоэкспертные конторы по изготовлению фальшивых заключений сегодня расплодились как поганки. 

Аферисты со «специальными знаниями» стали полномочными коллегами ставропольских судей, которые могут теперь спокойно принять любое нужное решение, переступая закон и совесть. 

В ближайшем номере мы продолжим тему ложных экспертиз, приведем прелюбопытные примеры экспертного идиотизма, который очень устраивает определенных судей. 

На этот уровень они сразу и рассчитывают, как только (вопреки закону) самолично определяют экспертов  и самолично составляют для них вопросы без участия стороны - их заведомой жертвы. 

Среди прочих примеров расскажем, как школьная училка, решившая подработать на экспертизах, сочинила «лингвистическое исследование» газетной публицистики, обогатив краевых судей «спецзнаниями» по психологии обезьян и пернатых. И как наши правоприменители, включая кандидата наук, в пять минут удовлетворенно применили-прилепили это в судебное решение. 

Анализу причин подобной «удовлетворенности» мы посвятим еще не одно расследование. 

Раиса АБРАМОВА 

 



Поделитесь в соц сетях


Комментарии

fkbyf алина (не проверено)
Аватар пользователя fkbyf алина

Да это сейчас сплошь и рядом! Читаешь, какая нибудь фамилия указана как руководитель крупной общественной организации, правозащитной, а смотришь- а регистрации то в гос органах нет, ЕГРН не присвоен, самозванцы- стало быть!

Ivan Ivanovich (не проверено)
Аватар пользователя Ivan Ivanovich

К вашему сведению, общественные организации могут не регистрироваться в Минюсте если они не занимаются коммерческой деятельностью. Достаточно устава и собрания участников. Читайте больше Федеральных законов

fkbyf алина (не проверено)
Аватар пользователя fkbyf алина

У Вас как и них, видимо, свои законы?

fkbyf алина (не проверено)
Аватар пользователя fkbyf алина

Я уточню, чтобы прозвучало официально-Есть мнение, что: 1. Общественные организации не могут существовать без прав юридического лица, если при этом ими не могут быть достигнуты цели их создания. 2. Если организация может осуществлять деятельность без прав юридического лица, то не представляется возможным говорить о какой-либо организационно-правовой форме юридического лица.
После регистрации общественное объединение приобретает целый комплекс прав: оно вправе рассчитывать на защиту со стороны государства своих законных интересов, приобретает права юридического лица, свой юридический адрес, может иметь свое имущество, открывать счета в банке, проводить финансовые операции, вправе участвовать в выборах и референдумах (если оговорит это в своем уставе), приобретает возможность заключения любых видов договоров, в том числе о выполнении работ и предоставлении услуг." Поэтому, если речь о серьезной организации, правозащитной или другой,регистрация необходима! А если это Клуб Любителе Картошки с соседнего подъезда, тогда регистрация не нужна!

Иван Иван (не проверено)
Аватар пользователя Иван Иван

Вас видимо задевает чья-то общественная деятельность. Покойтесь с миром в своём невежестве!

fkbyf алина (не проверено)
Аватар пользователя fkbyf алина

Покойся без меня,или ещё штрафы не выплатил (а)? Долги отдаватьнадо!

Светлана (не проверено)
Аватар пользователя Светлана

Открытая теряет своих постоянных читателей, и подписчиков, разочаровывая такими странными комментариями- (Иван Иван). Уважаемая газета !!! Неужели мы так и не дождемся бумажных выпусков?!

Раиса (не проверено)
Аватар пользователя Раиса

Дождемся, смотрите в киосках

Светлана (не проверено)
Аватар пользователя Светлана

Какие киоски!! дорогая Раиса! Мы подписались на второе полугодие, а выпусков газет нет! Газета потеряла свое лицо!!! даже не извинившись, и не объяснив читателям и подписчикам о прекращении изданий газеты. И как за столь продолжительный промежуток времени можно надеяться на возобновление бумажного варианта по рассылке адресным читателям?

Раиса (не проверено)
Аватар пользователя Раиса

Добавить комментарий