Поиск на сайте

 

 

Но в угоду амбициям партийные начальники этот метод уборки урожая довели до абсурда, считает специалист по сельскому хозяйству

 

Опубликованная в «Открытой» статья «Авантюра или прорыв?» (№15 от 15 апреля с.г.) об одном из самых неоднозначных достижений аграрной науки - ипатовском методе - живо вернула меня в шестидесятые годы прошлого столетия. Тогда я работал главным инженером в совхозе «Большевик» Сызранского района Куйбышевской области. 
По площади сельхозугодий это был четвертый совхоз в области, который состоял из шести отделений. Позвольте и мне рассказать свою историю использования комплексного метода уборки урожая. 
В конце мая 1967 года главный агроном совхоза Б. Быстров поделился со мной задумкой, как  создать три уборочных комплекса из разбросанной по отделениям техники. В каждом из них  должны быть звенья - косарей на свал, подборщиков валков, а также транспорта и технической помощи.
С идеей мы пошли к директору совхоза А. Осипову. Агроном по специальности, он быстро вник в суть замысла, а на очередной планерке вынес его на всеобщее обсуждение. 
Но вот странность: идея встретила огромное сопротивление со стороны управляющих, бригадиров, механиков, агрономов отделений. Дело в том, что каждый из них хотел убирать закрепленные участки только своей техникой и с привлечением своих людей.
Однако к началу уборки это сопротивление нам удалось сломить, организовав три комплекса, в каждом из которых были комбайны с жатками на свал и подборщиками. Вопроса, косить ли только на свал или выборочно, перед нами не стояло, всё зависело от множества обстоятельств: погоды, состояния хлебной нивы, размеров участка, техники. Не указы вышестоящих органов, а сама уборочная страда подсказывала нам, что и как нужно делать.
Уже в первую уборочную страду 1967 года совхоз показал очень хорошие результаты, так что даже самые ярые противники комплексного метода уборки урожая признали его целесообразность. Сомневающихся в совхозе не осталось.
Стоит отметить несколько важных моментов в организации работы уборочного комплекса. Он должен быть небольшим, от 9 до 12 комбайнов - и косарей, и подборщиков вместе взятых. В одной загонке не должно работать более трех комбайнов, иначе они просто будут мешать друг другу (это только на фотографиях для красоты в одной загонке изображают по десятку комбайнов).
Агрономы отделений обязаны наблюдать за состоянием хлебной массы и поддерживать связь с главным по уборке. Комплексы следует распределять так, чтобы перегонять их приходилось на небольшие расстояния. 
В страду 1968 года мы работали еще увереннее. Наш опыт получил гласность, о нем стали писать в областной газете, пропагандировали по местному телеканалу, а сам метод назвали  большевистским по имени совхоза.  Перенимать опыт приезжали из других хозяйств.
Но вместе с тем старые механизаторы говорили нам: «Ребята, вы, конечно, молодцы, но ничего нового ведь не придумали! Мы так работали еще при царе Горохе».
В совхозе «Большевик» я трудился до 1975 года, и все это время мы успешно использовали комплексный метод уборки. После этого я переехал в свое родное село Высоцкое Петровского района Ставрополья, устроившись в колхоз «Правда», где председателем был Б. Кульчановский, его заместителем по технике - А. Ракитин, главным агрономом - А. Шаповалов.
В 1976 году как-то само собой так получилось, что при поддержке Ракитина были организованы два уборочных комплекса: один - под моим руководством, другой - под началом инженера Н. Федорова. Комплексы хорошо отработали на уборке зерновых, и этот опыт мы перенесли на уборку кукурузной массы силосоуборочными комбайнами.
А в 1977 году я перешел на работу в Ставропольский СХИ на должность старшего научного сотрудника. Каково же было мое удивление, когда в том же году в актовом зале института первый секретарь Ипатовского райкома КПСС В. Калягин подробно рассказал о «знаменитом ипатовском методе»! Я просто недоумевал, насколько можно было извратить комплексный метод уборки! С этого момента я в деталях стал им интересоваться, всё больше поражаясь самодурству краевых партийных чиновников.
Создаваемые комплексы были раздуты по числу комбайнов; обладая малой мобильностью, их перегоняли из хозяйства в хозяйство, из района в район. 
Весьма нагляден пример совхоза «Восход» в поселке Барсуки Кочубеевского района. Директором в нем был Иваненко (за давностью лет позабыл его имя-отчество), который году в 1980 рассказал мне такую историю.
У них в хозяйстве тоже организовали комплекс из комбайнов, в основном на гусеничном ходу, поскольку там были заливные чеки. Как-то во время страды прошел хороший дождь - делать нечего, пришлось уборку приостановить.
Тут раздается звонок из крайкома партии: «Срочно перебросить комплекс в хозяйство такое-то!» - «Так ведь ночью ливень прошел, да и как гнать комбайны на гусеничном ходу за тридцать километров?» -  «Никакие доводы не принимаются, исполняйте поручение!»
Ничего не остается, Иваненко берет под козырек, но перегонять комбайны и не думает. А во второй половине дня ему снова звонок: «Где комплекс?!» - «Давно в пути, как вы и распорядились». - «Возвращайте назад, дождь прошел по всему району».
Вот так - на свой страх и риск - иногда обходили бездумные чиновничьи приказы. Думаю, руководители и специалисты тех лет подобных случаев могут вспомнить уйму.
А вывод такой: комплексный метод уборки урожая сам по себе хорош. Однако в угоду чьим-то личным амбициям, желанию прославиться его исказили, довели до абсурда, вытравливая всё рациональное и толковое.

 

Владимир ХАЛЮТКИН,
завкафедрой 
«Теплотехника, гидравлика и охрана труда» 
Ставропольского государственного аграрного университета,
профессор, доктор технических наук,
инженер-механик сельскохозяйственного производства



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий