Поиск на сайте

 

 

Как раньше отмечали Новый год жители Ставрополя

 

Окунуться в историю праздника нам помогли выставка старинных елочных украшений в музее-заповеднике им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве и новогодние номера местных газет из фондов Ставропольской краевой научной библиотеки им. М.Ю. Лермонтова.

 

Огненныя потехи
Новогоднюю выставку в музее открывает портрет Петра I и копия указа, писанного его рукой в декабре 1699 года. 
Той зимой с высокого помоста на Красной площади царский дьяк читал московскому люду государево повеление: «Впредь лета счисляти... с 1 генваря от Рождества Христова», а знатным особам в знак сего начинания «пред вороты учинить некоторыя украшения от древ и ветвей сосновых, елевых и можжевелевых».
«Да генваря ж в 1 день, - разносился над притихшей толпой голос дьяка, - в знак веселия, друг друга поздравляя с Новым годом и столетним веком, учинить сие: когда на большой Красной площади огненныя потехи зажгут и стрельба будет... каждому на своем дворе из небольших пушечек, буде у кого есть, и из несколько мушкетов или инаго мелкаго ружья учинить трожды стрельбу и выпустить несколько ракетов».
Так, с улиц, украшенных сосновыми ветвями, с пушечной стрельбы, фейерверков и ночных костров в первые дни 18 века началась история Нового года в России. Зимний праздник полюбился всем. Народу - гуляньями, снежными забавами, хороводами и потешными огнями. Знати - придворными балами, «маскерадными платьями» и «великими столами» с ячным пивом, заморским шоколадом и бужениной, прошпигованной чесноком.
А вот «украшения от древ елевых» прижились в России лишь через полтора столетия, когда в светских салонах и домах скромных чиновников начали ставить рождественские елки для детей. 
Украшали их конфетами, яблоками, крендельками, золочеными грецкими орехами и восковыми свечами. Поэтому новогодний XIX век в экспозиции музея представлен не елочными игрушками, а салазками с деревянными полозьями, железными коньками, книжками и рождественскими открытками.
До революции новогодние праздники традиционно были временем благотворительных акций. В декабре 1853-го «Ставропольские губернские ведомости» извещали читателей: «По случаю наступающаго праздника - Рождества Христова и Новаго года - взамен визитов приличия принимаются денежные пожертвования, не менее как по два руб. серебром с каждой особы, в пользу учебнаго заведения Св. Александры и бедных, живущих в городе Ставрополь».
Позже в губернии стали устраивать увеселительные елки для взрослых. Провожая 1912 год, газета «Северокавказский край» приглашала жителей Ставрополя на встречу Нового года в театр «Пассаж», обещая грандиозное представление: «Человек-феномен!!! Поразительное зрелище! Башкиров съест живого человека! Нервных просят захватить с собой носовые платки. Знаменитый хулиган Миша Лавровцев исполнит злободневные куплеты. Знаменитые негры исполняют характерные танцы? В первый раз в Ставрополе!!! Проездом! Воскресенский с товарищем съест мерку сырого картофеля. В заключение полет артиста-пули Подольского через весь партер на галерею. Один миг!»

 

Бумазейный поросенок
В 1929 году Рождество, Новый год и елку отменили как «поповские» обычаи. Но через шесть лет, после выхода в «Правде» статьи «Давайте организуем к Новому году детям хорошую елку!», заброшенные елочные игрушки пережили второе рождение.
В школах и детсадах Ворошиловска (бывший Ставрополь) малыши снова пели: «В лесу родилась елочка» и водили хороводы вокруг елок, украшенных бумажными гирляндами, картонными рыбками и красной «кремлевской» звездой. 
Их мамы и папы накрывали дома праздничные столы с овощами, кашей и селедкой и заводили патефоны. А утром читали первый в году номер «Северокавказского большевика»: «Прожит во славу 1935 год. Его как-то неловко называть старым – каждый день его был овеян молодостью. Хорошо прожили, будем жить еще лучше! Созидательная и настойчивая, веселая и счастливая будет жизнь в стахановском 1936 году!»
Время накладывало отпечаток и на детские новогодние пожелания. «В прошлом году в нашей стране было немало побед, - писал в 1937-м в редакцию газеты школьник Коля Морозов. -  А теперь мне хочется, чтобы у нас изобрели такую электрическую машину, чтобы она без следа могла уничтожать врагов социализма».
В годы Великой Отечественной войны праздник напоминал о мирной жизни. Елочные игрушки мастерили из ваты и прессованного хлопка, покрытого слюдяными блестками. 
«Ставропольская правда» в декабре 1944-го рассказывала о «новогодних» швеях: «На столах лежат большие вороха елочных игрушек. Рая Болдырева заканчивает клоуна, Л. Харченко мастерит зайчика в необычно ярком одеянии. Набор игрушек разнообразен: ярко-красный редис с зелеными лепестками, веретенообразная морковь, куколки матрешки, яблоки, грибы... В маленьком цехе, затерявшемся среди мясных лавок нижнего базара, игрушки мастерят из микроскопических пестрых обрезков ситца, бумазеи, ваты».
Несколько ватных куколок - клоун, снегурочка, снеговик, запеленутый поросенок, - сшитых девушками из мастерской на Нижнем рынке, можно увидеть сегодня на стеллажах краеведческого музея рядом с другими приметами времени - фронтовыми треугольниками и открытками. 
На новогодних карточках бойцы вкладывают снаряд под номером «1941» в ствол орудия, ребятишки бросают в ящик конверт с надписью: «Папе на фронт», а победное «1945» раскрашивает небо салютом за спиной смеющегося красноармейца.
Первый день последнего года войны отмечали на подъеме. «Прошедший 1944 год полностью оправдал надежды и чаяния советских людей, - утверждала «Ставропольская правда». - Победами советского народа восхищен весь цивилизованный мир. Никогда еще не был так высок авторитет нашей страны и так ослепительна слава, как сейчас». 
Предчувствием победы и тоской по родине были полны письма фронтовиков. «Новый год мы встречаем далеко от родного края, на чужой территории, в суровой битве с гитлеровцами, - писал в газету бывший директор Дмитриевской школы М. Аршакуни. -  Но где бы ни были, мы всегда знаем, что Родина с нами. Мы чувствуем связь со своей страной в землянке, в окопе, идя в атаку... Встречая Новый год, мы ждем приказа идти на штурм врага, на последний решительный бой. И мы клянемся вам, дорогие земляки, что свой долг перед Родиной выполним с честью».

 

Год-строитель, год-герой!
В 50-х начался звездный час фабричных украшений из стекла и стекляруса. После выхода фильма «Карнавальная ночь» появились игрушки в виде часов, показывающих без пяти двенадцать. После запуска первого спутника - открытки и игрушки космической тематики, с массовыми посевами кукурузы - елочные украшения в виде початков. А в 1960-е годы елки засверкали первыми электрическими гирляндами. 
В магазинах нарасхват шли настольные елочки - в тесных коммуналках и хрущевках негде было ставить живую ель. На стены вешали жизнеутверждающие новогодние плакаты:
«Здравствуй, новый трудовой
Год-строитель, год-герой!
Для тебя у нас открыты
Все дороги и орбиты!»
Под елку ставропольцы ставили фигурки Деда Мороза и Снегурочки, писали письма друзьям и через «Ставропольскую правду» сочувствовали западным рабочим: «С тяжелым чувством на сердце думаем мы сегодня о трудящихся капиталистических государств. Для миллионов людей этих стран 1954 год прошел в лишениях, голоде и нужде, ничего доброго не сулит им в новый год. Чего хорошего могут ждать, например, от 1955 года 42 миллиона безработных и полубезработных США, Франции, Италии, Японии и Западной Германии?»
В 1970-е годы начинается массовый выпуск однотипных игрушек, не требовавших ручного труда (поэтому сегодня антиквариатом считаются только елочные игрушки, выпущенные до 1966 года). В дефиците карнавальные костюмы, и для родителей выпускаются специальные альбомы с выкройками праздничных детских нарядов. 
Никто из маленьких Зайчиков, Земляничек и Снежинок не уходит с утренников с пустыми руками: Дед Мороз вручает всем бесплатные подарки в праздничных упаковках - с маленькой шоколадкой, конфетами, печеньем, грецкими орехами, яблоками и редкими тогда мандаринами.
Новогодние передовицы полны оптимизма и уверенности в завтрашнем дне. «Добро пожаловать! Мы говорим тебе сегодня эти слова, год 1976-й, выражая в них светлые мечты, уверенность в том, что все задуманное непременно свершится, - писала георгиевская районка «Ленинская правда». - Мы хотим, чтобы на всей планете торжествовал Мир, чтобы в доме человека труда навсегда поселилось счастье и благополучие, чтобы народы земли жили в дружбе, согласии, добром соседстве... 
Для этого надо много поработать, надо старательно, на совесть потрудиться всем и каждому. И тогда Родина наша  к концу 10-й пятилетки, старт в которую начинает 1976-й год, станет еще краше, богаче, могущественнее...»
Частички новогодних праздников в застекленных музейных шкафах ведут от петровских времен к нашим дням, к новым приметам праздника, среди которых маски героев диснеевских мультиков, открытки с Санта-Клаусом, бланки-заказы на поздравление от Деда Мороза... 
Последняя витрина заполнена новогодними домиками из коллекции замдиректора музея Натальи Еремеевой - глиняными, стеклянными, деревянными и... нарисованными. На открытках, выпущенных в разные годы и столетия, избушки и теремки занесены снегом, во всех приветливо светятся окошки. И значит, там тепло и ждут друзей.

 

Фатима МАГУЛАЕВА



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий