Поиск на сайте

 

Зачем ветеринары и микробиологи, программисты и учителя, в общем, «серьёзные люди», играют в ставропольских лесах в эльфов, хоббитов и средневековых вояк

 

Хобби

Самое волшебное место в Ставрополе прячется в тени старых ясеней Мамайского леса. Зеленый массив окружен городом и дачными поселками, но если немного углубиться в чащу, то запросто можно встретить седобородого мага и закованного в броню воина, охотника за чудовищами или эльфа в алмазном венце.

Эти места – сердце ставропольского движения ролевиков. Уже четверть века на полянах Мамайского леса они воссоздают ушедшие эпохи и фантастические миры. Здесь возводятся замки, взметаются знамена несуществующих армий, гремит рог и шумят пиры. Темные и светлые силы сходятся в великих битвах, и менестрели поют о них песни у вечернего костра.

Путь в «сказку» берет начало у Ставропольского военного госпиталя на ул. Матросова на опушке леса. Местные жители давно привыкли к молодым людям, которые уходят в чащу с рюкзаком на одном плече и колчаном стрел на другом.

Эта «армия» собирается здесь с начала 90-х, только амуниция у зачинателей движения была попроще – плащи из занавески да деревянные мечи, но главнее того – жажда приключений и страстное желание стать частью волшебной истории, которая начинается с фразы: «Жил-был в норе под холмом хоббит».

В нулевых движение пошло на спад, но сейчас снова набирает обороты. На полигоне и в Эльфятне – крепости, построенной посреди леса из сухостоя, – можно увидеть людей и «не людей» самых разных возрастов. Кто-то «в миру» еще учится в школе, а у кого-то уже дети оканчивают университеты.

Елена Сагдеева, специалист по защите информации, в игровом движении недавно. «О том, что в городе собираются ролевики, я узнала в 13 лет, – вспоминает она. – Даже попала на игру, только в качестве зрителя: папа лежал в госпитале, и мы вместе ходили «посмотреть на эльфов».

Елена Сагдеева

Потом, как мне казалось, движение затухло. Но два года назад на ярмарке в городском лофте я увидела юношу с длинными волосами, заостренными «эльфийскими» ушами, в плаще и с мечом. От него узнала, что ролевое движение живо, и вскоре сама стала его частью.

Для меня это возможность прожить другую жизнь, почувствовать вкус иных эпох. В первых играх я пробовала себя в простых ролях – была хозяйкой борделя (по сути, это чайная, куда игроки приходят отдохнуть от ратных дел, поиграть в карты, поесть сладкого) и ленивой аристократкой, которая вышивала у окошка и гуляла по городу под руку с лордом.

Мой новый персонаж в игре, которая состоится в августе, гораздо сложнее: дама-цензор, второй человек в провинции после губернатора. Как указано в сетке ролей: «Результат  работы этого чиновника – светлый разум Служителей Империи, крепкие моральные устои, отсутствие взяточничества и высокий моральный дух армии и мандаринов. Все это достигается кропотливым трудом, включающим агитацию, слежку и наказание».

Роль госпожи-цензора для меня – вызов самой себе. Я должна быть в центре всех событий и на шаг впереди недругов. Это непросто, ведь вся игра – чистая импровизация. Не известно, что выкинут другие участники и что замыслили мастера – создатели игры».

***

У каждой новой реальности, которая «материализуется» на лесных полянах Ставрополя, есть творцы – мастера. Работу над играми они начинают едва не за год до события, черпая идеи из любимых книг, компьютерных игр, мифов, сказок и собственных фантазий.

Так, в прошлом году в Ставрополе прошли игры по вселенным компьютерных игр «Готика» и Morrowind, темному фэнтези Анджея Сапковского «Ведьмак» и диснеевскому фильму «Чем дальше в лес», снятому по мотивам европейских сказок.

Над играми работают целые мастерские группы. В Ставрополе их несколько, самые активные – «Лес» и «Башня волшебника». Кроме того, действует Объединенная мастерская группа (ОМГ) ребят из Ставрополя, Ростова, Краснодара, которые приезжают друг к другу на игры и вместе «вершат историю».

«В обычной жизни эти люди работают ветеринарами, врачами, учителями. Есть дизайнеры, аниматоры и микробиологи, оперные певцы и офисные сотрудники, – рассказывает мастер Елена Казьмина. – Объединяет их любовь к миру ролевых игр и энтузиазм, ибо дело это некоммерческое, но очень хлопотное. Мало придумать мир, нужно договориться с пожарными, лесничеством, администрацией, решить вопрос с питанием и «строяком» – возведением замков, крепостей, храмов и домов.

Елена Казьмина

В назначенный день этот призрачный город заселят люди, волшебные существа, и он заживет полной жизнью – с собственной экономикой, политикой, магией и боевыми действиями.

Каждую сферу курирует свой мастер. Он следит за соблюдением правил и может разъяснять некоторые моменты, будучи, например, представителем императорской власти. Но сам в игре не участвует и на ее ход не влияет.

Мы лишь даем вводную информацию: роли, отношения, зачин истории. Но то, каким будет исход, светлые победят или темные, не знает никто. Готового сценария нет, каждый поступает, как считает нужным в рамках мира и своей роли.

Мастерам порой кажется, что они продумали все возможные варианты событий, но каждый раз игроки поворачивают ход игры в совершенно непредсказуемое русло. Нам остается изумляться, и смотреть, что будет дальше».

***

Мир получается живым, а история захватывающей, если герои по-настоящему вживаются в роль. Существует такое понятие, как инролинг – погружение в игровую реальность. Чтобы достичь его, ролевики зачастую готовятся к играм месяцами.

«Каждый год в России проходит около ста игр разного формата: от кабинетных, в которых участвуют несколько человек, до полигонных «тысячников», – делится Сергей Рябцев.  –  Сетку всех встреч со ссылками на группы в соцсетях можно найти на сайте

Сергей Рябцев

«Когда игра». Поздней осенью, отметив окончание сезона, игроки начинают присматривать здесь новые миры. Кроме того, в межсезонье проводятся собрания – конвенты. В нашем регионе один из самых крупных – «Юркон», Южный ролевой конвент, цель которого – создать единое игровое поле в ЮФО и СКФО.

На «Юрконе» мастера и игроки делятся опытом, впечатлениями и новыми идеями. На лекциях и практикумах учатся самым разным вещам – от техник старых мастеров фехтования до придворного этикета XVI века и старинных кулинарных рецептов.

Также на конвенте проходят «кабинетные» игры, балы, спектакли, интерактивы по историческим костюмам и, конечно, презентации игр нового сезона.

Ты выбираешь мир, который тебе интересен, изучаешь его по книгам и фильмам, зимними вечерами чинишь амуницию и пишешь квенту, создавая будущего персонажа: так, задолго до игры, начинается его жизнь».

Квента – это история героя, с которой он появляется в игре. Будущие врачеватели, монахи и ведьмы прописывают в квенте жизненный путь персонажа, его черты, предпочтения – от политических до вкусовых, знания и умения, страхи и достоинства. Когда они встречаются на игровом поле, у каждого уже есть прошлое, характер, связи, им уже есть во что играть. Но самое интересное то, что их судьбы не предрешены и зависят от силы, ума, ловкости и везения игрока.

***

Впрочем, есть игры, где счастливый исход вообще неважен. Сюда приходят за другим – эмоциональным и социальным опытом, который страшно получить в реальной жизни.

«Это игры глубокого погружения, их проводят редко, для определенного круга игроков и, как правило, в сопровождении психолога,– рассказывает Каролина Рябцева. – Я участвовала в такой игре – «Дом-99» по мотивам книги «Дом, в котором…» Мариам Петросян.

Место действия – Россия, конец 90-х, интернат для подростков из группы риска, они сбиваются в стаи и живут по собственным законам, тщательно ограждая свой мир от «чужаков».

В Доме есть «изнанка», зазеркалье, множество призраков и темных персонажей. Мой герой, например, с виду милый и скромный, но в действительности он монстр, который мучает людей, доводя их до безумия.

В физическом плане все абсолютно безопасно: для «пыток», драк, поцелуев есть модели отыгрыша. А вот в психологическом - игра непростая. В «Доме» отыгрывались взаимодействие подростков, поиск своего места в жизни, неуставные отношения, эксперименты, проверка границ.

Мы оставляли все личные вещи (на полигонных играх такого не бывает), отключались от реальности и полностью подчинялись законам закрытого сообщества, к примеру, ели всего два раза в сутки.

Что это дает? Ты глубоко проникаешь в своего персонажа и проживаешь очень сильные эмоции, к тому же на несколько дней оказываешься в атмосфере любимой книги. Это колоссальный опыт, который что-то меняет внутри тебя. Да и вообще, с любой игры ролевик возвращается чуточку другим».

Каролина Рябцева

Существует заблуждение, что ролевики убегают «в сказку» от реальности, но на самом деле в игровом пространстве каждый ищет и находит что-то свое, убеждена Каролина.

Для одних это отдых, релакс, необычное путешествие – вроде похода в горы или поездки в другую страну.

Другим интересно создавать новые образы и гулять по лесу в красивой одежде.

Третьим – выплеснуть напряжение, получить порцию адреналина от боя, пройти через боль и страхи, ведь в игровых схватках только убивают понарошку, а бьются по-настоящему.

Игровая условность дает возможность проверить себя, свою реакцию на стресс, попробовать новые модели поведения, стиль общения или, напротив, вырваться на свободу – быть самим собой без страха, что кто-то осудит.

А еще игра – всегда радость сотворчества. Потому не удивляйтесь, услышав в городском лесу зов боевой трубы или песни менестрелей: это ветеринары, врачи, микробиологи и офисные сотрудники пишут на  полянах и балках «Мамайки» продолжение любимых историй.

Фатима МАГУЛАЕВА

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий