Поиск на сайте

 

«Запрос  об  информации»  -  председателю  крайсуда  К.И. Бокову: Почему видеокамеры в зале заседаний суда так страшат судей? 

Автор уверена: им есть что скрывать и цели эти неблаговидные 

Уважаемый Константин Иванович! 

Мой запрос касается надуманных, на мой взгляд, причин, которыми ограничивается право сторон предоставлять суду доказательства, не запрещенные действующим законодательством. 

В частности, статья 55 ГПК РФ гласит: «Доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. 

Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов». Похожие положения есть и в других кодексах. 


Константин БОКОВ, председатель краевого суда:

– Всегда готов выслушать советы, пожелания, рекомендации.

«Открытая. Для всех и каждого», общественно-политическая газета СКФО и ЮФО:

– Готовы? Спасибо! Прочтите и рассудите...


Законодательством также установлено, что существенное нарушение процессуальных норм является основанием для отмены судебного акта. Существенными нарушениями, которые могли бы доказываться записями с видеокамер суда, являются: 

- нарушение тайны совещательной комнаты; 

- непроцессуальное общение судьи с одной из сторон; 

- проведение судебного заседания в иное время, чем указано в повестке; 

- недопуск стороны на судебный процесс; 

- нарушения судейской этики судьями. 

Я перечислила те случаи, с которыми сталкивалась лично и многократно, о подобных случаях рассказывают и знакомые юристы. 

Впервые я запрашивала записи с судебных видеокамер в июне 2017 года. На записях было зафиксировано непроцессуальное общение судьи мирового суда Предгорного района М. Бирабасовой с моим оппонентом по одному судебному делу – председателем правления ассоциации СК «Партнер» Дмитрием Захарьящевым. 

По моему запросу записи с камер суда были сохранены администратором суда, затем мне их дали отсмотреть в краевом суде (материалы проверки я получила из рук зампредседателя краевого суда О. Козлова), затем повторно отсмотрела их в кабинете администратора суда мирового суда с разрешения председателя суда К. Железнякова. Мне было разрешено сделать и снимки с экрана, которые я потом прикладывала в качестве доказательств по делу. 

Однако с момента ухода на новую должность прежнего председателя крайсуда Е. Кузина записи с камер стало невозможно получить, хотя они имеют несомненное процессуальное значение. 

Чтобы не быть голословной, я готова проиллюстрировать свои доводы конкретными примерами. Так, в настоящий момент рассматривается гражданское дело 2-1836/2019, в котором я представляю интересы ответчицы В. Жуковой, дело находится в производстве судьи Предгорного районного суда Р. Власова. 

Досудебное заседание состоялось 12 декабря, на заседание 19 декабря 2019 года мы с Жуковой не явились, так как повестки нам пришли уже позже судебного заседания. Но являлся ли истец, который живет ближе и мог получить повестку? В деле нет ни уведомлений о вручении повесток, ни трекеров «Почты России». 

Не состоялось и следующее заседание 26 декабря, в карточке дела записано «неявка сторон». Если бы удалось доказать неявку истца 19 декабря, то дело подлежало бы прекращению по причине двух неявок подряд. 

Что касается неявки ответчицы Жуковой на заседание 26 декабря, то это запись ложная: Жукова явилась сама вместе с представителем по доверенности И. Михайловой, которая по ошибке взяла в суд загранпаспорт вместо российского. Не входя в процесс, Михайлова выслушала категоричный вывод секретаря суда Н. Кучеренко, что судья не допустит ее в процесс с загранпаспортом. 

Тогда Михайлова сказала, что готова вступить в процесс по устному заявлению Жуковой в порядке п. 6 статьи 53 ГПК РФ. Кучеренко сходила к судье, после чего сообщила: «Судья вас и по 53-й статье не допустит, он назначил новую дату заседания на 22 января, распишитесь в уведомлении». То есть сторону ответчика просто не допустили в процесс! 

Наступило 22 января. На процесс мы явились уже втроем: Жукова, Михайлова и я. Секретарь забрал копию доверенности у Михайловой и унес ее судье. Но, начав заседание, судья Власов не истребовал у Михайловой подлинник доверенности, не удостоверил ее личность, не разъяснил права. 

После моего заявления об отводе судье, он не спросил её мнения - поддерживает ли она отвод. Я хотела заявить возражения на действия судьи в порядке п.2 статьи 156 ГПК РФ, но судья не дал мне это сделать: на аудиозаписи слышно, как он истерично много и долго кричит на меня, так, что потом в коридоре люди нас спрашивали – что случилось, почему такие крики? После объявленного перерыва Михайлова, не допущенная в процесс, ушла домой. 

Если можно было бы запросить видеозаписи, мы могли бы установить,  кто фактически являлся на процесс 19, 26 декабря и 22 января и сравнить это с протоколами судебных заседаний (точнее, с будущими протоколами, потому что ни одного протокола в деле пока тоже нет). Но ведь невозможно стало добиться этих записей! 

Та же Михайлова в другом процессе своими глазами увидела, как была нарушена тайна совещательной комнаты в уголовном процессе. Однако и.о. председателя Предгорного районного суда Г. Соловьяненко отказала ей в сохранении видеозаписей за этот день, сославшись на некий «регламент», который также отказалась предоставить. 

5 сентября Михайлова в краевом суде сдала письменный запрос на ваше имя с просьбой прояснить ситуацию, но ответа она не получила. 

Также мы неоднократно получали ответы г-на Козлова о том, что, согласно действующим положениям, видеозаписи в суде ведутся исключительно для безопасности работников суда. Но никакого документа в подкрепление своих слов им предоставлено не было. 

Мне эта версия представляется полностью надуманной: если бы речь шла только о безопасности, то судьи никогда бы не запрещали вести видеозаписи в зале судебных заседаний. Видеозапись, которая для любого неадеквата является сдерживающим фактором. 

Стало быть, у судей есть иные причины противодействовать неоспоримым доказательствам в виде записей с камер, как я уверенно предполагаю – им самим есть что скрывать и цели эти неблаговидные. 

Но это все рассуждения. А хотелось бы простых и ясных ответов: существует ли законодательный запрет на истребование записей с камер суда? Если есть, то как можно получить эти документы? Если нельзя, то где прописан такой запрет? Сколько времени хранятся записи с камер, где это прописано? 

С уважением, 
Р.А. АБРАМОВА 

...В недавнем прошлом по моему запросу записи с камер суда сохранялись администратором суда. Мне их давали отсмотреть в краевом суде, затем повторно я отсмотрела их в кабинете администратора суда мирового суда с разрешения председателя суда К. Железнякова. Мне было также разрешено сделать и снимки с экрана, которые я потом прикладывала в качестве доказательств по делу. 

Однако с момента ухода на новую должность прежнего председателя крайсуда Е. Кузина записи с камер стало невозможно получить, хотя они имеют несомненное процессуальное значение. 


 

Комментарии

fkbyf алина (не проверено)
Аватар пользователя fkbyf алина

А может с такими данными проще сходить на прием к Чайке, уж он то сразу должен увидеть, в каком омуте что водится! Я думаю, что ситуация эта в описании Абрамовой вполне реальная, и показывает ставропольчанам полную безнадежность в вопросе защиты их прав в ставропольских судах!

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях