Поиск на сайте

 

 

В воскресенье в России состоялся Единый день голосования: выборами разного уровня были охвачены 76 регионов, в 6200 муниципалитетах выбирали 40 тысяч депутатов и глав. В списки были включены 32 миллиона избирателей – треть от общего числа зарегистрированных в стране. 
Перед выборами главный идеолог «Единой России» Владислав Сурков поставил перед партией власти амбициозную задачу: набрать не меньше, чем на октябрьских выборах, то есть 66%. Единороссы с заданием справились. По крайней мере, на Ставрополье.

 

В этот день в крае состоялись выборы в шести населенных пунктах. Причем только в одном они были в плановом порядке: в  селе Новозаведенном Георгиевского района  выбирали десять депутатов сельсовета. Плюс к тому в этот день прошли еще шесть внеочередных выборов и один муниципальный референдум. 
Выбирали депутата краевой думы по Буденновскому одномандатному округу (им стал 41-летний директор МУП «Комбинат благоустройства Буденновска», депутат гордумы Геннадий Ягубов), мэра  Железноводска (избран 49-летний и.о. главы Александр Рудаков), руководителей Рощинского сельсовета Курского района (избран 49-летний мастер-газовик Владимир Сагдаков), Грушевского сельсовета Александровского района (избран 44-летний фермер Александр Шипулин), главу Пятигорского сельсовета Предгорного района (избран 28-летний и.о. главы Роман Хапилин) и одного из депутатов в Пригородном сельсовете Предгорного района (избран 39-летний истопник Станислав Акименко).
Все 16 мандатов получили единороссы. Впрочем, подобный исход неудивителен. На протяжении всей кампании местные избиркомы тщательно зачищали электоральное поле: из 56 выдвинутых кандидатов сошел с дистанции каждый третий! Проблем не возникло только у единороссов. Скажем, в Железноводске из девяти выдвиженцев получили отказы в регистрации четверо (у них обнаружили слишком много недостоверных подписей), еще один добровольно снял кандидатуру. Всего по краю семеро кандидатов пытались обжаловать отказы избиркомов в суде, но ничего не добились. 
В целом по Ставрополью в голосовании приняли участие 55% зарегистрированных избирателей (во время октябрьского Единого дня голосования явка была на уровне 44%). Самыми активными оказались граждане в Буденнов-ском округе, где к урнам пришло почти 63% избирателей; самая низкая явка – в Пятигорском сельсовете (36%). 
Интересный расклад получился с процентом испорченных бюллетеней (после отмены графы «против всех» он может считаться условным индикатором протестного голосования). Так, в Буденновском округе избиратели испортили больше 5% бюллетеней по выборам депутата и втрое меньше бюллетеней с вопросами местного референдума об объединении Буденновска и района.
Да и вообще, на этом референдуме жители района и города проявили похвальное единодушие: объединительная идея нашла поддержку 78% районных избирателей и 72% горожан. Что в принципе объяснимо: районные жители выиграют от объединения намного больше, нежели их городские соседи. Причем наибольшее одобрение референдум встретил у жителей сел Архангельского и Толстово-Васюковского (за объединение отдали голоса более 90% пришедших на участки), а самое серьезное неприятие – у жителей рабочего 8-го микрорайона Буденновска (менее 60%).  
Конечно, самые горячие выборы развернулись в Железноводске. Из девяти претендентов до финишной прямой дошли четверо, в том числе выдвеженцы ЛДПР и «Справедливой России». Представители оппозиции живописали в краевой прессе, что на протяжении всей агиткампании им приходилось работать под жестким административным прессом.
Кандидатам от ЛДПР и «Справедливой России» препятствовали проводить встречи с избирателями, причем не только на территории муниципальных учреждений, но и крупных предприятий Железноводска. Описывали случаи, когда местные типографии отказывались печатать агитки оппозиционных кандидатов, а милиционеры задерживали работников их предвыборных штабов и изымали у них законные агитматериалы. 
Конечно, не обошлось без «черного пиара». Например, ко Дню защитника Отечества от имени кандидата от ЛДПР Юрия Кочетова были разосланы 13 тысяч адресных поздравлений жителям города, что является нарушением закона о персональных данных. Однако сам кандидат утверждал, что никакого отношения к этой акции не имел, это, мол, все происки злокозненных конкурентов. 
Примечательно, что мощную агиткампанию против Рудакова развязала и компартия, формально на выборах не представленная (зато членом КПРФ был прежний мэр Виктор Лозовой, много коммунистов и среди действующих чиновников мэрии). За несколько дней до выборов в городе появился некий спецвыпуск газеты ставропольского(!) горкома КПРФ «Трудовой Ставрополь» под названием «Чубайс железноводского разлива. Рудаковы не пройдут!». А вскоре этот опус появился и в Интернете.
Жители Железноводска были вконец измучены войной компроматов, и в воскресенье на участки пришло чуть больше трети зарегистрированных избирателей. Единоросс Александр Рудаков заручился симпатией 52% избирателей, либерал-демократ Юрий Кочетов набрал 25% голосов, а справоросс Михаил Акинин – 17%.
Впрочем, сразу на нескольких участках в поселке Иноземцево оппозиционер Кочетов отстал от выдвиженца «Единой России» Рудакова лишь на считанные голоса. Только вот какими ресурсами был обеспечен такой рывок?!

 

Антон ЧАБЛИН

 

Анатолий Крячко16 марта 2010, 20:03

 
 
 
 

Все-таки явка избирателей на выборы, мягко говоря, желает лучшего. Причин тому достаточно.Одной из них можно назвать расхожее мнение: «Всё посчитают как надо». Посчитают, конечно. И убедимся мы в том, что всё нормально посчитано, подтверждением результатов в том числе и со стороны наблюдателей от различных партий на избирательных участках. Трудно назвать победой на выборах (в широком смысле этого слова), когда за тебя проголосовали 21,7% от числа избирателей при том, что приняли участие в голосовании 41,4%. Это я про выборы руководителя города Железноводска, прошедшие в минувшее воскресенье. Беспокоит тенденция, когда те, кто занят в бюджетной сфере, всё больше составляют общую картину избирателя, голосующего сегодня на выборах различного уровня. Это опасно. И вот почему. Налицо всеобщая взаимозависимость избирателей-бюджетников и власти, переходящая в потерю ориентации и иллюзию демократии и справедливости на выборах. Сам себе режиссер, получается. Это порождает безразличие населения к выборам вообще, а региональным и муниципальным тем более. Можно представить себе какими были бы результаты выборов, если бы в них не приняли участие государственные и муниципальные служащие и бюджетники в целом. Но это были бы справедливые результаты. Почему? Потому что не было бы аффилированных лиц и наличия конфликта интересов в выборном процессе. Законодательно государственные и муниципальные служащие имеют запреты на аффилированность и наличие конфликта интересов, и почему бы такой же запрет не ввести на их участие в выборах самой власти, в органах которой они служат?

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий