Поиск на сайте

 

 

попало успешное ставропольское предприятие по наводке отставного генерала от прокуратуры

 

В наше время сломать человеку жизнь,  угробить его дело, бизнес  проще простого. Особенно в том случае, когда   наезд на  чужую  собственность  пират-захватчик ведет  вместе с армией своих крышевателей, окопавшихся в госструктурах  с их   мощнейшим ресурсом  возможностей и способов подавления. Стая  объединившихся  беззаконников не оставляет  жертве никаких шансов на спасение  при любом раскладе - даже если свою правоту тот докажет всеми статьями российского УК разом. Но в  том и общая наша драма - от имени Закона и Государства бесчинствуют как раз те самые господа, опутанные связями, бабками, дружками, обязательствами... Автор публикации на собственнном  опыте  убедился, какая это мерзкая и  страшная сила...

 

На зависть конкурентам
Развал Советского государства повлек за собой обвальное обрушение всей производственной базы мощной державы. Ловкачи успевали отхватывать куски пожирнее от социалистической собственности, лишь в редких случаях у руля предприятий становились люди, владеющие навыками производства, социально ответственные.
В конце 90-х эхо либеральных реформ донеслось и до ставрополь-ского завода «Люминофор», при деятельном участии местных белодомовских управленцев оказавшегося разваленным, раздробленным и распроданным по кускам москов-ским полукриминальным структурам. Та же судьба ожидала и цех по производству стабилизаторов ПВХ, но его - растерзанный и в аварийном состоянии - чудом удалось отстоять у столичных братков.
Имея опыт успешного предпринимательства, образование инженера, багаж теоретических знаний и практических навыков, на свой страх и риск я взялся реанимировать цех. В условиях всеобщей политической и экономической неразберихи главной своей заслугой считаю сохранение части коллектива - инженеров, технологов, рабочих по специальностям, которым сегодня-то и не учат. Брал кредиты, искал рынки сбыта и партнеров, отбивался от  разгулявшегося криминала, но вытянул предприятие из трясины,  возобновил работу по накатанному профилю производства ПВХ.
Представьте только, чего стоило маленькому ставропольскому заводу подниматься в окружении зарубежных фирм с надежными каналами сбыта по всему миру! Шаг за шагом мы отвоевали внутренний рынок. За счет переоснащения и новых технологий вытеснили с него турок и китайцев, заметно подвинули американцев, итальянцев, немцев и вышли на новый уровень. Встал естественный вопрос о расширении бизнеса.
Прорывным направлением могло бы стать производство вспомогательного продукта - глета свинца (на всем постсоветском пространстве сегодня его выпускают только в Казахстане). Необходимое оборудование, хотя и не новое, закупили в Болгарии, таким образом получив автономное производство замкнутого цикла. О чем еще может мечтать руководитель предприятия в период экономической и финансовой нестабильности?! 
Продуктовая линейка получила новое наполнение, вызывая зависть у некоторых  бизнес-компаний, хотя и небольших, но с большими амбициями и начальством в российских столицах. 
По законам цивилизованного рынка конкурировать с нами им не по силам, а потому они решили действовать с использованием служебного ресурса людей, готовых исполнить грязную работу по удушению конкурентов. Тут-то и появляется на горизонте ЗАО «Люминофор-Сервис» - фирма, которой поручено было обслуживать производственные мощности, расположенные на одной заводской территории (убирать мусор, охранять, взаимодействовать с коммунальщиками).
В свое время я принимал участие в создании этой вспомогательной службы: ну зачем предприятию, занятому в сложнейшем и ответственном химическом производстве, отвлекаться на второстепенные дела, не проще ли зарегистрировать фирму, которая бы и выполняла хозяйственные функции?
В общем, я стал обладателем 44 процентов акций этого ЗАО, а контрольным пакетом  вместе с правом подбирать и назначать директора этой вспомогательной службы стала владеть петербургская фирма ООО «Сезар+».

 

Стратегический советник широкого профиля
И вот я узнаю, что директором «Люминофор-Сервис» назначен Всеволод Чернов - бывший зампрокурора края, а ныне советник по стратегическим вопросам юридического агентства «СРВ», принадлежащего депутату краевой думы Роману Савичеву. Я понимаю, когда в качестве советника привлекают ученого, разбирающегося в тонкостях и хитросплетениях юридических вопросов. А отставник в погонах нужен для целей совсем иных - подключать обширные и полезные связи, которыми он обзавелся за годы на госслужбе, и выбивать нужный результат.  
Лично Чернова я до этого не знал, но о скандальных историях, которые шлейфом тянутся за юридическим агентством, наслышан. Чего только стоит участие конторы Савичева в делах, связанных с пропажей бюджетных миллионов, выделенных на капремонт жилья в поселках нефтяников, с атаками на  ставропольские СПК! Депутат Савичев публично бахвалится  сотрудничеством  с краевыми ГУПами, городскими и районными администрациями, которые, как выяснилось, незаконно выплачивают «СРВ» за «услуги» сотни тысяч бюджетных рублей.
Почему экс-прокурор Чернов не объяснит Савичеву преступность деяний этих «клиентов», транжирящих казенные средства?! Может, потому, что клиенты у них общие? А если так, то роскошь в офисе  Союза генералов, возглавляемого Черновым,  вполне объяснима. К слову, в том же союзе состоит и руководитель краевого Росприроднадзора В. Нестерук, о роли которого в моей травле я скажу ниже.   
Все эти факты, так или иначе связанные с появлением на нашей территории  хозяйственника с генеральским прошлым, я проанализировал снова уже тогда, когда проявились первые признаки «двойного назначения» господина Чернова, имевшего дополнительный заработок на предоставлении услуг стратегического(?!) советника.
К слову, величина зарплаты, которую назначили Чернову владельцы петербургской фирмы ООО «Сезар+», меня также изумила - это деньги в разы больше тех, что платят в Ставрополе работникам такого профиля. Так, может, это тоже плата за стратегические услуги генерала на пенсии уже на новом месте?! Умный человек этот генерал, умеющий быть нужным и там и сям.
Кроме того, «стратегу» положены недешевые помощники-исполнители - Чернов платит аж троим(?!) своим замам большущие деньги, что также не объяснимо ни с точки зрения экономики, ни с точки зрения значимости выполняемой ими работы в рядовой конторе, занятой уборкой и вахтовой охраной.
Итог этой «экономики» экс-прокурора поразительный: за девять месяцев прошлого года «Люминофор-Сервис» выполнил работ на 7,6 миллиона рублей, из которых 5,8 миллиона Всеволод Георгиевич грохнул на зарплату. Ни один предприниматель такой «экономики» никогда не потерпел бы и в три шеи выгнал бы расточительного работничка.
А если не выгоняют, то что можно подумать? А то, например, что эти   необъяснимые траты - скрытое вознаграждение за исполнение совсем других задач  (стратегических и оперативных), не прописанных в уставе коммерческого предприятия. То, что это мое предположение истинно, показали дальнейшие события - боевые действия против моего предприятия целой армии служивых лиц, которых организовал и направил именно прокурорский стратег Чернов. Вот как это было. 
Ангажированная «гвардия» генерала
В августе прошлого года, экс-генерал стал требовать предъявить ему документы на покупку установки по производству глета свинца, что совсем не соответствует его статусу руководителя обслуживающей фирмы. Требовал так нахраписто, словно начальствует в надзорном ведомстве и нагибает предпринимателей, которых многочисленная контролиру-ющая братия из разных ведомств бесстрашно прессует,  шантажирует, запугивает уголовными делами. А все с одной целью - выдавить бабки.  
Я, естественно, возмутился: с чего бы вдруг главный по метлам и ведрам стал лезть в дела, совершенно его не касающиеся? Об этом я и сказал ему насколько можно было корректно. В ответ Чернов сделал первый массированный залп по мне и моему бизнесу. Изощренный в прокурорской практике, он мигом состряпал жалобу о том, что на заводе химреактивов якобы произошел выброс в атмосферу вредных веществ. Рассчитал, что на  «сигнал» о та-а-ком чрезвычайном событии (а то как же - потрава населения!) должна подняться армия  всевозможных контролирующих госслужб. 
Так оно и вышло: на завод ринулись инспекции из Минприроды, Росприроднадзора, районной и краевой прокуратуры. Главный специалист Росприроднадзора В. Петрова так старалась, что в босоножках прямиком пошлепала по жидкому бетону к установке, и близко не имеющей отношения к производству глета свинца, очень, видно, хотела обнаружить хоть какие-то улики, свидетельствующие о нарушении. Но, облазив весь цех, обнаружить хоть какой-нибудь криминал проверяющие не смогли. 
Доказательством «происшествия» проверяющие комиссии посчитали обнаруженное в фильтрах оборудования вещество, которое образуется в процессе производства свинцового глета. Я сто раз объяснял, что до этого установка много лет работала на заводе в Болгарии, откуда ее и привезли. Да и какой мог быть вредный выброс, если на момент проверки оборудование даже не было смонтировано!
Но начало войне было положено: механизмы правоохранительной машины пришли в движение, все больше затягивая меня в омут разбирательств, объяснений, показаний. Со временем я только утверждался во мнении, что стратегический советник юридического агентства «СРВ» запустил стратегию удушения успешного химического предприятия способом, в котором, выражаясь правовым языком, имеются все признаки   обмана, шантажа, запугивания.

 

«Шьют» вредный выброс
Совместно с прокуратурой краевой Росприроднадзор пришел к выводу, что «при производстве нового химического продукта глета свинцового марки Г-2 совершаются грубые нарушения».
В отношении лично меня зампрокурора Промышленного района Жанетта Карпель вынесла сразу три постановления о возбуждении дела об административном правонарушении: а) за несоблюдение экологических норм; б) за выброс вредных веществ; в) за несвоевременную компенсацию негативного воздействия на окружающую среду. Два постановления по аналогичным экологическим статьям вынес краевой Росприроднадзор, но уже в отношении юридического лица, то есть самого предприятия.
Что дело пахнет заказухой, я понял сразу по тому, как проверяющие из кожи вон лезли, стараясь на ровном месте накопать нарушение. Мои подозрения подтвердились очень скоро. Во время инспекции эксперт Росприроднадзора В. Петрова шепнула мне: мол, перед проверяющими поставили задачу любыми способами предприятие закопать, в противном случае все они очень рискуют потерять работу.  
Местные СМИ новость подхватили с азартом, широко оповестив край о том, что «на Ставрополье без специального разрешения произошел выброс вредных веществ, а нормативы экологической безопасности предприятием не соблюдаются». С чьей-то подачи (нетрудно догадаться с чьей) новость в Сети проиллюстрировали частоколом жутко чадящих заводских труб неведомо какой принадлежности (может, они вообще дымят в какой-нибудь африканской стране). Так через изображенный на картинке устрашающий пейзаж за предприятием попытались закрепить ярлык врага экологии, который нещадно травит тысячи горожан. 
Между тем ангажированность проверяющих была не то чтобы нескрываемой, но даже демонстративной. О каких ядовитых выбросах они заявляют, если в материалах административного дела ни полслова не сказано о том, сколько вообще отравы попало в атмосферу?.. Более того, чиновники из Росприроднадзора в суде сами подтвердили, что пробы загрязнения воздуха они не брали, а лабораторные исследования на определение концентрации вредных веществ не проводились.
Тем не менее на историю с несуществующими выбросами Чернов и его товарищи из прокуратуры упорно натягивали колпак из уголовных статей, сознательно игнорируя бьющие в глаза противоречия.

 

Потрошили всю ночь
В сентябре на завод нагрянули сотрудники Промышленного ОБЭП, заручившись санкцией зампрокурора Промышленного района Ж. Карпель, которая, раздувая дым коромыслом, проворно дала ход несостоятельной жалобе своего бывшего шефа Чернова.
Как говорится, ничего невозможного для наших правоохранительных органов не существует, было бы желание. И вот 2 декабря начальник Следственного отдела при ОВД Промышленного района Ставрополя А. Каргалев возбудил в отношении меня уголовное дело по ст. 201 УК РФ («Незаконное предпринимательство»). Одна важная деталь: дело возбудили в тот момент, когда прокурор Промышленного района Г. Митрясов находился в отпуске, а его обязанности исполняла уже упоминаемая Ж. Карпель. 
Можете себе представить «незаконного предпринимателя», возглавляющего одно из успешных, стабильно работающих предприятий края с прозрачной бухгалтерией и полным набором разрешительных документов? Но уверенность в успехе мероприятия, видимо, была настолько велика, что сценарий уголовного преследования писался на редкость топорно.
Основанием для возбуждения уголовного дела послужила проверка Росприроднадзора, якобы подтвердившая производство глета свинцового: а) в период с 2008 по 2009 год и б) вопреки законным интересам предприятия и в целях извлечения выгод и преимуществ для директора Н.С. Балакшия.   
Подобных выводов в актах проверки и близко не было! Вот лишь то немногое, что сумела нацедить инспекция: «При осмотре производственных помещений выявлены косвенные факты производства глета свинцового...» Но иначе ведь и быть не могло, сколько  еще можно повторять, что болгарская установка в свое время уже находилась в эксплуатации! Сама же линия по производству глета свинца на нашем заводе была смонтирована и начала проходить пуско-наладочные работы лишь с сентября 2009 года, о чем имеется соответствующий документ. 
Следствие вменяет мне в вину, будто я действовал вопреки интересам акционерного общества. Проще говоря собственными руками вредил организации, которую по кирпичику восстанавливал, рискуя собственным здоровьем, репутацией, в конце концов, благосостоянием семьи. Но если допустить даже, что это так, почему следователи действовали в обход закона: в этом случае уголовное преследование допускается исключительно по заявлению пострадавших граждан. Таких жалоб правоохранителям не поступало.
Да и о самом факте возбуждения в отношении меня уголовного дела я узнал лишь неделю спустя после этого, можно сказать, случайно. Вечером 10 декабря директора предприятий, работающих на базе бывшего «Люминофора», обсуждали вопрос деятельности В. Чернова, полностью завалившего работу на своем направлении. И в этот самый момент  (не правда ли, странное совпадение?) на завод нагрянули следователи, сотрудники ОБЭП и уголовного розыска. Когда я пришел в цех, они, потеснив охрану, уже вовсю там хозяйничали. 
Потрошили правоохранители бухгалтерию ночь(!) напролет, изымая все, что попадалось в руки, терзая провокационными вопросами моих сотрудников. Следователи дотошно допытывались у них, а не использовался ли глет свинцовый во взрывном устройстве, недавно прогремевшем на проспекте Кулакова?
Правда, креативно действуют: мол, не признаетесь в нарушении экологических норм - получите террористическую статью!

 

Суд констатировал: факт загрязнения не доказан
Наконец мои доводы были услышаны, и в декабре прошлого года прокурор Промышленного района Г. Митрясов отменил постановление о возбуждении в отношении меня уголовного дела, направив материалы на дополнительную проверку. Спустя десять дней следователь СО при ОВД по Промышленному району Ставрополя Д. Патунин отказал в возбуждении уголовного дела по ст. 201 УК РФ.
А в январе краевой арбитражный суд по моему иску вынес решение, полностью подтверждающее выводы прокуратуры и милиции: факты нарушения, вменяемые предприятию, не доказаны, а постановления Росприроднадзора являются незаконными и подлежат отмене.
Точка в этом грязно состряпанном  деле была поставлена. Но я не хотел, чтобы его бессовестные режиссеры и исполнители вышли сухими из воды, а потому обратился в суд с жалобой на действия следователя СО при ОВД по Промышленному району Ставрополя Д. Патунина. Узнав об этом, Чернов бросился к телефону: хамил, угрожал, что натравит на завод новые проверки, а уж нужных знакомств у него, мол, хватит. 
Я ответил, что без судебной оценки я не оставлю ни его действий, ни действий его крышевателей. Должно быть, мое обещание Чернов довел до сведения кого надо, и те решили поторопиться. Буквально через несколько дней, 5 февраля, первый замначальника ГСУ при ГУВД края полковник Н. Кряжев отменил отказное постановление следователя Промышленного ОВД Д. Патунина, а материалы уголовного дела направил на дополнительную проверку.
Чего бы ради так озаботился высокопоставленный следователь?! Ведь всевозможные  проверки, да еще и с пристрастием заинтересованных в этой войне лиц, прошли, не дав никакого криминального результата. И суд подтвердил, что никакого выброса не было.
Кроме того, по моей просьбе в конце декабря, то есть в самый разгар травли, Чернов за своей подписью предоставил мне данные выброса загрязняющих веществ в атмосферу. А теперь - внимание: указанная им масса выбросов свинца и его неорганических соединений за прошлый год составила 0,025 тонны при норме 0,2 тонны, то есть почти в десять раз меньше допустимого уровня. И этот малосведущий человек продолжает до сих пор твердить, что завод нарушает экологическое законодательство?!  
Проще говоря сигнал экс-прокурора был ложным с целью явно неправовой! Не знать этого Кряжев не мог, а потому это обстоятельство лишний раз меня убеждает: завод злонамеренно пытаются разорить люди, использующие служебный ресурс в чужих (а может, и в собственных) интересах.
В прокуратуре края к моим жалобам отнеслись абсолютно формально, отвечая невпопад и не по существу. Первый зампрокурора края С. Васин меня не принял, хотя о встрече с ним было оговорено заранее. Да и есть ли время у высокопоставленного чиновника в погонах на общение с предпринимателями? Пока я дожидался приема Васина, в прокуратуру успел прошмыгнуть Чернов. Какие вопросы средь рабочего дня решает в надзорном ведомстве генерал-хозяйственник, заваливший на директорском посту работу в «Люминофор-Сервисе»?
И вот в конце февраля я получаю письмо от старшего следователя СЧ ГСУ при ГУВД по СК Д. Логунова с просьбой явиться к нему в кабинет для дачи показаний. В том, что милиция основательно запуталась в поисках мотивов для привлечения меня к уголовной ответственности - несогласованных, непоследовательных, немотивированных, я в очередной раз убедился, получив бумагу за подписью Логунова. Сначала следователь пишет, что в его производстве находятся материалы проверки по сообщению о преступлении, предусмотренном ст. 171 УК РФ («Незаконное предпринимательство»), а в конце послания ссылается на нарушение мной законодательства об охране окружающей среды. Так какое дело шьем, господа?
Не сомневаюсь, что затеянная операция силовиков в отношении меня имеет прямое отношение к намерениям рейдеров прибрать предприятие к рукам. Цепкая хватка не случайна и очень даже объяснима: завод стабильно работает, ежегодно отчисляя в бюджеты всех уровней миллионы рублей. Стратегия захвата более чем прозрачна: парализовать деятельность предприятия, поставить его на грань разорения и, наконец, завладеть им.
При этом видно, какая жгучая заинтересованность в проверках до победного конца исходит от прокурорского генерала Чернова, намерения которого с потрохами выдают его напористые заявления и само поведение. Так вызывающе разнузданно ведут себя лишь те, кто имеет надежное прикрытие и кому сулят жирный кус от общего пирога.

 

Николай БАЛАКШИЙ,
генеральный директор
ООО «Ставропольский завод
химических реактивов»

 
 

Посмотрите, как ОНИ действуют

 

Жанетта КАРПЕЛЬ, заместитель прокурора Промышленного района Ставрополя. 27 августа 2009 года она возбудила в отношении директора завода Н. Балакшия дело об административном правонарушении по ст. 8.1 КоАП РФ. При этом были допущены следующие нарушения:
- в соответствии с ч. 2 ст. 28.4 КоАП РФ постановление о возбуждении дела об административном правонарушении, вынесенное прокурором, должно содержать сведения, предусмотренные статьей 28.2 настоящего Кодекса. Однако в постановлении не были указаны все признаки состава административного правонарушения (место, время и событие), а также свидетели и потерпевшие;
- в соответствии с ч. 2 ст. 26 ФЗ «О прокуратуре РФ» органы прокуратуры не подменяют иные государственные органы и должностных лиц, которые осуществляют контроль за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, не вмешиваются в оперативно-хозяйственную деятельность организаций.
Вера ПЕТРОВА, главный специалист - эксперт отдела экологического контроля Управления федеральной службы по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзора) по Ставропольскому краю. Рассмотрев материалы дела об административном правонарушении, чиновница вынесла постановление, согласно которому Н. Балакший признан виновным в совершении административного правонарушения по ст. 8.1 КоАП РФ и ему назначен штраф в размере 2000 рублей.
Данное постановление является незаконным и необоснованным по следующим основаниям:
- имеются причины, исключающие производство по делу об административном правонарушении, поскольку В. Петрова одновременно участвовала в проведении проверки и рассмотрении дела по существу;
- не установлено событие административного правонарушения (время, место, способ).
18 сентября 2009 года на основании возбужденных Промышленной прокуратурой дел об административных правонарушениях краевой Росприроднадзор вынес постановления о привлечении Н. Балакшия к административной ответственности по ст.ст. 8.21 и 8.41 КоАП РФ.
Андрей КАРГАЛЕВ, начальник Следственного отдела при ОВД Промышленного района Ставрополя, подполковник юстиции. 2 декабря 2009 года он возбудил в отношении Н. Балакшия уголовное дело по ст. 201 УК РФ.
Согласно ст. 140 УПК РФ поводом для возбуждения уголовного дела могут служить заявление о преступлении, явка с повинной и сообщение о совершенном или готовящемся преступлении. Вместе с тем повод для возбуждения уголовного дела в постановлении А. Каргалева не указан.
В ходе доследственной проверки объективных данных о причинении действиями Н. Балакшия существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций,  интересам общества или государства не представлено. В постановлении о возбуждении уголовного дела также не указаны последствия, прямо перечисленные в ст. 201 УК РФ, не указано, какие правовые нормы были нарушены Н. Балакшием.
Более того, уголовное дело А. Каргалев возбудил в нарушение ст. 24 УПК РФ прямо указывающей: уголовное дело не может быть возбуждено при отсутствии события или состава преступления.
Согласно описательно-мотивировочной части постановления о возбуждении уголовного дела сделаны предположения о возможном(!) причинении вреда состоянию и качеству окружающей среды, угрозе жизни и здоровья людей. Но уголовное дело не могло быть возбуждено по ст. 201 УК РФ, поскольку уголовная ответственность за экологические преступления предусмотрена главой 26 УК РФ.
Понятия существенного экологического вреда указаны в п. 3, 4, 5 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 5 ноября 1998 года №14, однако ни одно из этих понятий под действие ст. 201 УК РФ не подпадает.
В соответствии с требованиями ч. 4 ст. 146 УПК РФ о возбуждении уголовного дела руководитель следственного органа, следователь, дознаватель обязаны незамедлительно уведомить лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело. Данное требование подполковник юстиции А. Каргалев грубо нарушил - о возбужденном 2 декабря уголовном деле Н. Балакший узнал только 10 декабря, а потому был лишен права на свою защиту.
Денис ПАТУНИН, следователь следственного отдела при ОВД Промышленного района Ставрополя. 9 декабря 2009 года он провел на заводе обыск, в результате которого были изъяты документы первичного бухгалтерского учета и отчетности, в том числе не имеющие никакого отношения к делу. Деятельность предприятия оказалась практически парализована. В итоге 24 декабря Д. Патунин все же отменил постановление о возбуждении уголовного дела по ч.1 ст. 201 УК РФ в отношении Н. Балакшия.
Николай КРЯЖЕВ, первый заместитель начальника Главного следственного управления при ГУВД по Ставропольскому краю, полковник юстиции. 5 февраля 2010 года он отменил постановление, вынесенное следователем Д. Патуниным, а материалы для дополнительной проверки были направлены начальнику СЧ ГСУ при ГУВД по СК В. Ченцову.
В своем постановлении Н. Кряжев дал указание органам предварительного следствия  установить, чьим  правам и законным интересам причинен вред действиями Н. Балакшия (мол, на момент начала проверки отсутствовали какие-либо на это основания, а в соответствии с требованиями ст. 143 УПК РФ проверка может быть проведена только при наличии признаков преступления).
Предприятие исправно оплачивает компенсацию за вредные выбросы. Но если даже допустить обратное, то за этот вид нарушений может последовать только административная ответственность.
Нетрудно заметить, что доследственные проверки начались после того, как Н. Балакший обжаловал решения правоохранительных органов в судебном порядке. При этом должностными лицами ГСУ прямо нарушаются требования приказа МВД РФ от 22.09.2006 № 750, согласно которому запрещается преследование гражданина в связи с критикой им деятельности того или иного подразделения МВД, а также при восстановлении и защите им своих прав, свобод и законных интересов.

 

Виктория19 марта 2010, 17:34
 
 
 
 

Владимир! Я тоже работала на заводе "Люминофор" и в цехах стояли очистные сооружения: и абсорберы и рукавные фильтры и пр. И все обордование работало. И не нужно писать вранье про отсутствие контроля. Контроль был и за выбросами и за сбросами, и еще какой!! И не вина Балакшего, что в Северо-Западном районе выстроили жилые дома, думать башкой надо было администрации: завод ведь специально вынесли за черту города. А сейчас все предприятия, имеющие доход, являются лакомым куском для власть имеющих. Им все мало. Вот бывший прокурор и его соратники ныне работающие рот разинули на чужой каравай. Почему бы его не оторвать. А народ на предприятии работает, в том числе и мой сын, и не жалуется на ужасного "олигарха", отравляющего жизнь людям. И зарплата стабильная и не маленькая. И очистные сооружения работают. Вот так!

Владимир18 марта 2010, 17:19
 
 
 
 

для Олега! Будущего у сотрудников Балакшия нет и не может быть.Он их выпотрошит и выбросит.Мы все можем бросить курить. но маленькие дети, наши жены, которые ходят по улицам и дышат этой гадостью, они в чем виноваты? Был бы балакшия хорошим производственником, слова бы не сказал.Прочитай внимательно мой коммент.Я работал на Люминофорах и знаю о чем говорю.К сожалению, здесь в статье не тот случай, когда несчастного следователи травят.Здесь как раз наооборот, пусть Балакшия трижды проверят или вы все забыли что такое ОАО "Люминофор"?

Олег13 марта 2010, 19:16
 
 
 
 

Владимир, сиди дома в барокамере и не выходи на улицу , а то там ездят машины и брось курить, чтобы тяжелые металлы не оседали в легких.А тот генерал который сидит на ведрах и метлах не вызывает уважения .Болтать всегда легче , чем дать работу и заботиться о будующем своих сотрудников.

Владимир12 марта 2010, 08:12
 
 
 
 

Уважаемая ПАЕДА! Ну насмешили! Это Балакший то простой человек! Владелец заводов, газет и пароходов! Или Вы тоже чем-то травите нас? Тогда понятно... Балакший работает на заводе, на старом оборудовании, которое принадлежало нам, простым работающим.Теперь он выжимает из старья бешеные деньги и еще чем-то недоволен.А я считаю пусть московские спецы его проверят по полной!

ПАЕДА11 марта 2010, 15:06
 
 
 
 

Все о чем написано в статье мне очень близко. И то что есть газета,где можно это опубликовать в нашем тихом городе-просто здорово.Нам простым людям (без должностей)очень трудно доказать правду.Нам объединяться надо.Ведь чиновники стоят горой друг за друга.Спасибо газете за ее смелость.Может и мы станем смелее со временем.Хватило бы только этого времени.Я не знакома с г.Балакший Н.,но хочу ему пожелать не отступать,находить все новые силы в борьбе за достойную жизнь.Вы не одиноки, просто нас мало и мы не вместе.Буду рада помочь хоть своим откликом.

Владимир10 марта 2010, 22:54
 
 
 
 

Уважаемый г-н Балакший! А травить легкие людей оксидом свинца-это нормально? Вы работаете на старом оборудовании, вряд ли там есть сверхчувствительная очистка. вы имеете сверхприбыли, имеете несколько богатых автотранспортных средств,имеете возможность писать в газету.Я работал на "Люминофоре".Это ужас был тогда, а сейчас, когда вообще нет никакого контроля, Вы травите всех нас, живущих в Северо-западном районе, это нормально.Я вообще думал, что завод закрыт. И цветной снег-это не Ваших рук дело? Оксид свинца как раз и имеет цветные оттенки. Нам еще тогда говорили, что свинец вообще не распадается, а оседает в наших легких, и мы с советских времен требовали закрыть завод

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий