Поиск на сайте

 

 

С какой целью и против кого «дружит» главный судебный пристав края

 

На днях краевое управление Федеральной службы судебных приставов (УФССП) через «Ставропольскую правду» пространно и с воодушевлением известило всех о том, что вышло с предложением к Единому фронту протеста подписать с ним соглашение о сотрудничестве, при этом лягнув, как водится, некие безымянные СМИ, которые-де не то и не так об этой самой замечательной службе пишут.
Немедленно подружиться с «протестниками» приспичило как раз потому, что накануне пикетчики вывесили перед окнами их главного офиса на улице Голенева плакаты, обращенные к главному судебному приставу Г. Кутепову с требованием ответить наконец на многочисленные критические статьи с серьезными обвинениями в его адрес в «Открытой».

 

Вышибалы «обижаются»
Публикаций в газете за последнее время было не меньше полутора десятков и каждая - дотошное журналистское расследование фактов вопиющего произвола и беззакония сотрудников службы, призванной обеспечивать порядок в судах, но занимающейся делами, далекими от этих самых функций.
И ни на одну публикацию г-н Кутепов не ответил, потому как ответить нечего - куда же попрешь против фактов, документов, свидетельств?! Но все равно прет, демонстрируя возможности своей силовой должности, близкой к судопроизводству и его исполнителям.
Уже второй год, ни разу не появившись в судах, комфортно судится с обидевшей его «Открытой» газетой, которая в числе многих местных и центральных СМИ рассказала о позорной истории, в которую вляпалась руководимая им служба.
Получившие соответствующее распоряжение приставы по-хулигански, силой выгоняли из профсоюзного здания на Голенева (в котором сами всего лишь арендуют офис) лидера краевого профсоюза работников автотранспорта Галину Пасечник, оставив на ее теле много синяков и кровоподтеков.
Причина, почему приставы взяли на себя роль вышибал, лежит на поверхности. Галина Пасечник сильно «достала» постоянной критикой главного ставропольского профбосса В. Брыкалова, постоянно и публично доставая его страшно неудобными для того вопросами. Например, о том, кому и за сколько распродана собственность ставропольских профсоюзов и куда ушли полученные колоссальные суммы?!
(К слову, точно такие же вопросы, не получая ответов, задавал Брыкалову в минувшую субботу и корреспондент программы «Ревизор» на телеканале «Россия». Приказав водителю отогнать свою роскошную машину из кадра снимавшего телеоператора, Брыкалов объяснил тележурналисту ее наличие... коммерческой деятельностью. Кто бы сомневался. Ведь и «Открытая», однажды заполучив некий странный финансовый документ, подписанный Брыкаловым и Кутеповым, тоже безуспешно пыталась получить ответ: что это у них за совместная деятельность такая?!)
Одним словом, г-н Брыкалов давно пытался убрать Пасечник с глаз долой, выселив из офиса, который она со своими сотрудниками по праву занимала в профсоюзном здании на улице Голенева много лет. Вот ему давний-давний товарищ Кутепов и помог силушкой. Государственной.
Суд признал действия Брыкалова и руководимой Г. Кутеповым службы, дружно выселявших Г. Пасечник, незаконными. Причем особо отмечу: это окончательное решение вынес Краснодарский арбитражный суд, то есть никак не связанный со службой Кутепова.
Куда увереннее чувствует себя Геннадий Константинович в родных стенах: второй год Октябрьский райсуд горой за него стоит, доказывает: непорочную честь и большое достоинство главного пристава редакция сильно опустила, потому что о позорище, о котором край гудел и страна изумлялась, Кутепов-де ничегошеньки не знал.
Э-ха-ха... Это в течение трех-то дней, пока шла силовая операция по недопущению в здание трех женщин?! Это в силовой-то структуре, где прописано единоначалие?! Про такое начальство всегда говорили: гнать надо немедленно, а то ведь проспит и не услышит такое, от чего всем нам мало не покажется.
Но райсуд упорствует: обижен наш Кутепов вашей газетой - и все тут! Это что же, правосудие по классике: ну как не порадеть родному человечку?!
Похоже, что так: радея, Октябрьский суд позволяет себе такие грубейшие нарушения процессуальных норм, так откровенно пренебрегает принципиальными фактами, при этом - особо отметим! - неза-стенчиво игнорируя решения вышестоящих инстанций, что отчетливо понимаешь: первородную пуповину, связавшую своих и наших, как и в случае с делом Пасечник и сотнями других граждан, замордованных неправедностью, может прервать только суд где-то вне территории края.
Так что неудивительно, что Ставрополье лидирует в ЮФО по числу жалоб, уходящих от его жителей во все инстанции.

 

Хитрая режиссура
Однако и при сверхлояльном суде Кутепову все равно неуютно: достали его публикации, то и дело напоминающие о нарушениях прав человека. Вот и пришла ему творческая мысль (или он тут опять ни при чем?) - надо всех этих правозащитников хреновых и журналюг как-то разом развести.
Если не удается заткнуть рот «Открытой», значит, надо задружить с главной правозащитной структурой края, возглавляемой уважаемым человеком, подписать с ним соглашение о сотрудничестве и заморочить всем мозги.
Придумано - сделано: с приглашением всех местных СМИ (кроме, разумеется, «Открытой») под торжественные речи подписали год назад соглашение о сотрудничестве, оповестили край - и... забыли навсегда. Теперь вот пикетчики под окнами стоят - и с ними пакт о ненападении надо провернуть. Снова в «Ставрополке» на весь край прокричали, неосторожно выдав свою главную цель ссылкой на нехорошие СМИ, против которых они готовы «дружить» хоть с пикетчиками, хоть с чертом лысым, навешивая лапшицу на уши всем, кто (опять же по классику) «сам обманываться рад». На хитрый крючок клюнул даже лидер Единого фронта протеста Василий Красуля, чья активная правозащитная деятельность в представлении не нуждается, но который эту новость с изумленной радостью растираживал в спецвыпуске «Ставропольской вечерки». Признаемся, нас поразила эта радостная и публичная готовность правозащитников заключать договор о дружбе с властной структурой, позорящей себя беззаконием, сплошь и рядом нарушающей права человека и не считающей себя обязанной отвечать перед обществом на эти обвинения.
- Вот руководство службы и предложило завтра же в своем офисе встретиться с вами, как с главным редактором «Открытой» и автором большинства критических статей о ССП, и в нашем присутствии поговорить обо всем, снять конфликтные моменты, - втолковывал мне Василий Красуля. - Я с этим предложением согласился, поскольку я политик и считаю, что с властью надо уметь договариваться.
Прекраснодушие хорошего журналиста, опытного политика, бывшего вице-губернатора края, его стойкая убежденность, что, поговорив с часок-другой, можно обо всем договориться, меня изумило и еще не меньше огорчило. Личная порядочность Красули для меня вне сомнений. Но мое неколебимое убеждение другое.
Разумеется, в любом конфликте «договариваться» можно, нужно и просто необходимо, если речь идет о частных интересах двух сторон - скажем, бизнес или какое-нибудь наследство не поделили, о меже на приусадебном участке спорят... Да, здесь надо договариваться, искать компромиссы, уступать друг другу, иначе вся жизнь в склоках пройдет.
Но как и о чем можно «договариваться», если дело касается защиты общественных интересов, законных прав группы лиц или даже одного-единственного человека, в отношении которого творит беззаконие даже не система, как мы часто любим обобщать, а совершенно конкретные люди. Те, что приватизировали в личных интересах функции госслужбы, возможности своей должности, используя их аморально, незаконно. И при этом еще хотят комфортно жить, чтобы никто на них и пальцем не смел указывать.
Простецкая хитрость соглашений в том и заключается, что по умолчанию предполагает возможность договариваться с теми и тогда, когда законы и права человека одна договаривающаяся сторона попирает, но при этом - по дружбе - рассчитывает на снисходительность и лояльность стороны соглашения.

 

Уступки по бартеру
Чтобы примитивный расчет раскусить, стоит лишь задаться вопросом: зачем государственной силовой структуре, для которой единственная икона - Закон, нужны еще странные «подпорки» в виде дружеских соглашений с правозащитными и общественными организациями?!
Если госслужба будет (обязана!) неукоснительно и строго следовать букве закона, то правозащитникам рядом с ней и делать-то просто нечего.
Однако, имея обширные связи, где вовсю идут бартерные обмены должностными возможностями, эти люди полагают, что схватили бога за бороду и могут уже ничего не бояться.
Но есть то, чего зарвавшиеся господа все-таки боятся. Публичности! Как сказал один мыслитель древности, «гласности боится даже тот, кто уже ничего не боится».
Полтора десятка критических публикаций о ФССП в «Открытой» - это десятки и сотни встреч с людьми, свидетельских показаний, это уйма запросов в официальные структуры, вагон документов, трагические истории людских судеб, которых ломают и корежат прихватизаторы власти.
И что же - начать «договариваться» с теми, кто стоит у истоков всех этих безобразий, расположившись в их кабинете «за чашкой чая»?! С точки зрения морали и гражданской позиции такой мезальянс столь же невероятный, как попытка скрещивания ужа с ежом.
«Договариваться» с этими господами - означает только одно - сговор, предательство интересов тех, кого с его жалобами на беззаконие везде отшили и кто идет в редакцию как в последнюю инстанцию с последней надеждой и верой на справедливость.
С этим же пришла в редакцию на прошлой неделе - заметьте! - член Единого фронта протеста Мария Николаевна Богданова - пенсионерка, бывшая учительница, светлый, правильный человек, отстоявший вместе с жильцами своего дома дворовую территорию, которую, как повелось в Ставрополе, хотели хапнуть под застройку.
В прошлом году суд приостановил строительство, исполнительный лист по этому решению у приставов, но нынче на ту же территорию положил глаз очередной прихватизатор.
- Активистка из Фронта протеста, ходившая с В. Красулей на переговоры с Кутеповым по поводу соглашения о сотрудничестве, нам сказала: идите немедленно в службу приставов, теперь, мол, они к нам будут прислушиваться, помогать, вот даже телефоны сотрудников дали, к которым следует обращаться, - рассказывает в редакции Мария Богданова. - И что же вы думаете?! Никто нас там, как и раньше, не захотел ни принимать, ни слушать, два часа простояли за барьером у охранника, наконец вышла какая-то юная, но высокомерная сотрудница, которая по сути просто от нас отмахнулась. Как же нам теперь заставить службу приставов выполнять решение суда? - печалится Мария Николаевна.

 

Не верьте данайцам...
Ну что тут скажешь старой женщине, безмерно уставшей вместе с жильцами дома от борьбы с «хапками» и отшитой госслужбой приставов! Объяснить ей, что, например, у приставов самих, что ни день, то свои заморочки, которые прорываются в общество скандалами и слухами?!
Некоторое время назад официально сообщалось: на взятке попалась нерядовая дамочка из числа кутеповских подчиненных. А дальше - тишина, глухо, как в танке, - никакой информации о коррупции в службе, обслуживающей правосудную систему. В ФССП разброд и шатанье.
Эффективность, качество работы этой службы куда как ярко иллюстрирует история академика Василия Мороза, рассказавшего о своих отношениях с приставами в письме в редакцию, которое читатели могут прочесть в сегодняшнем номере газеты на этой же странице в статье «Фига в кармане».
Жалоб на приставов уйма. Но судебные приставы сами напропалую жалуются во все инстанции на ущемление начальством своих конституционных прав, копии заявлений в милицию, прокуратуру несут в редакции: «Только вам и доверяем...».
На прошлой неделе в «Открытую» пришел пристав, прямо из больницы. Подняться с больничной постели его заставил телефонной звонок матери, сообщившей, что ей только что выкручивали руки и ударили по лицу приставы, силой пытавшиеся отнять у нее ключ от сейфа сына.
Дело происходило в служебном помещении краевой ФССП на улице Голенева. Фамилий сторон не называем: пускай разбираются милиция и прокуратура. Но похоже, что распускать руки подчиненные Кутепова по-прежнему не страшатся.
Роль СМИ проста, как капустный лист, - побуждать власти и правоохранителей в соответствии с законом расследовать приведенные в публикациях факты, а потом об итогах информировать общество, которое их содержит на свои деньги.
Наши критические публикации - это и попытка реанимировать здравомыслие самого г-на Кутепова, которому бы, честное слово, давно пора остановиться, оглянуться. И понять: не халва, халва твердить, не с правозащитниками заигрывать, не с журналистами воевать ему надо, а кардинально улучшать деятельность своих погрязших в скандалах подчиненных - учить дисциплине, требовать от них уважения к закону и гражданам.
Если Геннадий Константинович этой управленческой азбуки не поймет, перспективе его самого как руководителя точно не позавидуешь.

 

Людмила ЛЕОНТЬЕВА,
член Экспертного совета при аппарате Уполномоченного по правам человека в СК



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий