Поиск на сайте

 

В последнее время на Ставрополье стали учащаться случаи, когда преступления выявляются путём грубой провокации со стороны сотрудников оперативной службы, что категорически запрещено законом

Вадиму Панкову (на снимке) на прошлой неделе пришло «Благодарственное письмо» за подписью президента Федеральной палаты адвокатов России Ю. Пилипенко за  «высокое профессиональное мастерство при защите прав, свобод и законных интересов доверителей, активную деятельность по укреплению единства адвокатуры».

На заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека президент РФ Владимир Путин сообщил, что у него «волосы встали дыбом», когда он узнал о человеке, привлеченном к ответственности за преступление, которое он совершил «путем написания заявления в прокуратуру».

Понятно, что у президента России много дел и он крайне редко слышит о рядовых, обычных делах, которые рассматриваются в наших судах.

У нас же, профессиональных юристов, которые проводят в ставропольских судах и на следствии основную часть своего рабочего времени и постоянно сталкиваются с подобными делами, «волосы встают дыбом» практически каждый день.

В настоящее время вопрос провокаций со стороны оперативных сотрудников оперативных служб особенно актуален, так как провокация человека на совершение преступления стала основным методом выявления в Ставропольском крае преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, получением или дачей взятки.

Сотрудники оперативных служб это делают незаконно, умышленно, в нарушение прямого запрета склонять человека к совершению преступления, закрепленного в ст. 5 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности». При этом ни их руководство, ни прокуратура, ни суд на это никак не реагируют.

Такая ситуация стала возможной в основном из-за низкой квалификации самих оперативных работников и отсутствия должного процессуального надзора со стороны прокуратуры.

Не секрет, что в правоохранительных структурах очень высокая текучесть кадров, в том числе оперативных. Отсутствует преемственность, когда более опытные сотрудники передают свои знания и навыки молодым.

Поэтому молодые сотрудники, не имея опыта и навыков практической работы, желая «улучшить» свои показатели, «выявляют» преступления, провоцируя людей на их совершение, а если быть более точным, подстрекая к этому.

Подстрекательство же к совершению преступления является формой соучастия в преступных действиях. Из чего следует, что, желая «выявить» преступление, оперативные сотрудники сами совершают преступление!

Не совсем «чисто» происходит и выявление экономических преступлений, которые в своей основе являются, как правило, инициативными, то есть выявляются по инициативе самих оперативных сотрудников отделов по борьбе с экономическими преступлениями.

Выявление экономических преступлений начинается, как правило, с такого оперативно-розыскного мероприятия, как «обследование помещений», при котором сотрудники оперативной службы изымают документы, материальные ценности и т. д.

При этом данное мероприятие зачастую многие путают с таким следственным действием, как «обыск», и позволяют оперативным сотрудникам «рыться» в документах, шкафах, чего делать они не имеют никакого права.

При этом сами формулировки в распоряжении о проведении оперативно-розыскного мероприятия, обосновывающего необходимость обследования, расплывчаты, прав никаких не разъясняется, а пригласить адвоката на опасную по последствиям для жертвы  силовиков процедуру догадываются только единицы.

Мало того, в большинстве случаев оперативные сотрудники, изъяв материальные ценности, умышленно не оставляют копию протокола с подробным перечислением изъятого имущества или документов.

При этом никакого процессуального контроля со стороны прокуратуры за оперативно-розыскной деятельностью ставропольских оперативных служб нет, не говоря уже о контроле за их деятельностью непосредственным руководством.


Хотелось бы дать несколько простых рекомендаций, как себя вести в том случае, если к вам пришли оперативные сотрудники с целью провести «обследование помещения».

1. Не постесняйтесь попросить сотрудников правоохранительных органов предъявить распоряжение о проведении «обследования помещения».
2. Попросите показать удостоверения. Проверьте, совпадает ли название ведомства сотрудников в распоряжении с названием в удостоверениях, действующие ли это документы, все ли имена пришедших людей вписаны в распоряжение. Всех, кого в распоряжении нет, попросите покинуть помещение.
3. Позвоните в отдел полиции и выясните, действительно ли эти сотрудники проходят службу в ОВД.
4. Внимательно рассмотрите распоряжение - оно должно содержать дату, номер, гербовую печать, адрес проведения обследования и название организации. Эти сведения могут не совпадать с фактическими, чаще всего ошибки бывают в адресе компании.
5. Осмотр помещений возможен только в присутствии двух понятых старше 18 лет. Они не должны быть ранее знакомы с полицейскими и находиться в зависимом положении от них. Если полицейские пришли в офис уже с понятыми, то просите о замене понятых или вносите замечания в протокол.
6. Ведите видео- и аудиосъемку, если будет такая возможность.
7. Оперативные сотрудники могут изымать предметы и документы, находящиеся только в открытом доступе. Открывать шкафы, сейфы, то есть проводить поисковые мероприятия, они не имеют права.
8. Не оставляйте сотрудников полиции одних в помещении.
9. При изъятии документов в протоколе должны быть отражены основные реквизиты бумаг и количество листов. Кроме того, делается запись об упаковке изъятых вещей.
10. По окончании обследования составляется протокол. В нем должны быть отражены все изъятые предметы и документы с указанием их количества, индивидуальных признаков, упаковки. Ознакомьтесь с протоколом и внесите замечания о нарушениях. Требуйте копию протокола.

Эти рекомендации особенно актуальны представителям малого бизнеса, в фирмах у которых отсутствует профессиональный юрист, а общение с адвокатом носит эпизодический характер.

Из своей практики могу сказать, что именно эта категория предпринимателей чаще всего подвергается такого рода «обследованию помещений» со стороны оперативных служб. Потому что к «посещению» крупной компании, в штате которой есть юрист, а порою и не один, оперативные сотрудники готовятся более тщательно, зная, что на все нарушения с их стороны будет написана обоснованная жалоба.

Думаю, что самому руководителю малого бизнеса, который не является профессиональным юристом, без адвоката сложно будет понять разницу между «обследованием помещения» и «обыском». Так же сложно будет с представителями оперативных служб вести «разговор», который гарантировал бы его от их произвола.

Поэтому при отсутствии в штате предприятия профессионального юриста именно адвокат может выступить своеобразным «гарантом» от произвола правоохранительных органов, так как привлечение в уголовный процесс юриста, не имеющего статуса адвоката, закон не допускает.


Вадим ПАНКОВ:
От следственных действий оперативников и судей «волосы встают дыбом» практически каждый день

Данная проблематика не осталась без внимания президента России.

11 февраля президент внес в Госдуму законопроект «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации», который направлен на создание дополнительных гарантий независимости адвокатов при оказании юридической помощи в уголовном судопроизводстве.

«Проектом федерального закона вводятся правила, которые, развивая уже закрепленные в уголовно-процессуальном законе требования, позволят в ходе предварительного расследования сократить риски воспрепятствования допуску защитника к участию в досудебной процессуальной деятельности, в том числе на первоначальном этапе, исключить немотивированные отказы в рассмотрении и удовлетворении ходатайств об исследовании доказательств, приобщении к делу документов и других материалов и иные неправомерные ограничения в реализации адвокатом его процессуальной функции», - говорится в пояснительной записке.

Документом предлагается, в частности, внести изменения в ст. 49 УПК РФ, предусматривающую, что адвокат вступает в уголовное дело, а не допускается к участию в нем и обладает всеми процессуальными правами с момента вступления в уголовное дело, а не с момента допуска.

В ст. 56 УПК РФ вносится изменение, закрепляющее свидетельский иммунитет адвокатов.

Кроме того, УПК РФ предлагается дополнить положениями, согласно которым адвокату не может быть отказано в удовлетворении ходатайства о привлечении к участию в производстве по уголовному делу специалиста «для разъяснения вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию», и предоставляются гарантии участия в следственных действиях, производимых по его ходатайству, ходатайству подозреваемого или обвиняемого.

Еще одной важной новеллой законопроекта является введение в УПК РФ новой ст. 450.1 «Особенности производства обыска, осмотра и выемки в отношении адвоката», согласно которой обыск, осмотр и выемка в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) производятся только после возбуждения в отношении него уголовного дела или привлечения его в качестве обвиняемого либо на основании постановления судьи. При этом в тексте постановления должны быть указаны конкретные отыскиваемые объекты.

Обыск и выемка могут производиться только в присутствии члена совета адвокатской палаты субъекта РФ или иного уполномоченного президентом данной адвокатской палаты лица, «обеспечивающего неприкосновенность предметов и сведений, составляющих адвокатскую тайну». Изъятие адвокатского досье целиком, фотографирование и иная фиксация его материалов – прямо запрещены.

Адвокат – единственный законодательно закрепленный представитель гражданского общества. Считаю, что в отсутствие реальной защиты со стороны прокуратуры именно адвокат может стать тем лицом, который будет помогать субъекту малого бизнеса отстаивать свои законные права и интересы.

Президент сам увидел в этом необходимость и сделал конкретные шаги, чтобы повысить правовую защищенность адвокатов, их статус, что в свою очередь пойдет только на пользу доверителю.

Вадим ПАНКОВ,
адвокат, сертифицированный специалист
по обращениям в Европейский
суд по правам человека (ЕСПЧ)
 
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Раиса Абрамова
Аватар пользователя Раиса Абрамова

Дожили. "Отсутствие реальной защиты со стороны прокуратуры" уже воспринимается как данность и никем не оспаривается

Смотрел фильм п... (не проверено)
Аватар пользователя Смотрел фильм про Чайку

Настораживает,что длительное время "не слышно" о деятельности героя статьи по линии участия в расследовании гибели в 2016 г. сотрудника налоговой службы. Анонсировали, анонсировали и ..................... тишина

Раиса Абрамова
Аватар пользователя Раиса Абрамова

Замяли, видимо.  И возбудить на ровном месте, и замять в три счета - никого учить не нужно. Умеют

fkbyf алина (не проверено)
Аватар пользователя fkbyf алина

Да- и я бы хотела прочитать- что было дальше в этой истории! ведь гибель должностного лица налоговой- это - из ряда вон выходящий случай!( Ответ- замяли- видимо здесь не совсем уместен)-

Добавить комментарий