Поиск на сайте

 

 

Увековечивание памяти ставропольцев - героев Первой мировой войны - должно стать миссией наших современников, считает историк Алексей Кругов

 
Сто лет назад в мировой истории произошло событие, перевернувшее все мироустройство, ввергнувшее в водоворот боевых действий миллионы людей. Это была война, которую в России до 1917 года называли Великой и Второй Отечественной, а в советской историографии - империалистической. Она стала самой кровопролитной и жестокой из всех войн, какие знал мир до того времени.
Потери России составили свыше двух миллионов погибших на фронтах и свыше трех миллионов пленных; потери гражданского населения превысили один миллион человек. Сколько в той жуткой бойне погибло солдат и офицеров из Ставропольской губернии, сегодня точно сказать не сможет никто.
Можно предположить, что «игра» в статистику началась уже в самом начале войны  с целью дезинформации противника. Ввиду отсутствия персонального учета жертв сегодня приходится довольствоваться лишь собственными расчетными данными. По оценкам краеведов, убитыми и умершими по разным причинам губерния потеряла от пяти до шести тысяч человек, более двадцати тысяч вернулись домой инвалидами. А сколько еще пропали без вести, умерли от отравляющих газов или в плену?..
О том, как Ставрополье встретило известие о Первой мировой войне, как наши земляки проявили себя на фронте, что писали домой родным и близким, чем жила сама губерния в то время, мы рассказали на страницах студенческой газеты «Зачётка». Вместе с тем большой публичный проект вышел далеко за рамки молодежной аудитории, став интересным всем, кто дорожит своей историей.
В этом номере тему Первой мировой войны продолжает автор открытых лекций на страницах «Зачётки», доцент кафедры истории России Алексей КРУГОВ (на снимке).
 
 
- Алексей Иванович, коснемся первых дней войны. Российская империя решила защитить маленькую православную братскую Сербию. По стране прокатилась мощная волна патриотизма, с каким воодушевлением наши солдаты отправлялись на войну!
Всюду прошли патриотические манифестации, оркестры играли торжественные марши, казачьи станицы снаряжали на фронт своих сыновей, добровольцев не счесть, купцы направляли в войска обозы с продовольствием и вещами... И что мы видим в 1917-м? Полное неприятие войны, от былого патриотизма и следа не осталось…
В чем причина?
- Причин такого разворота в массовом сознании не только военных, но и гражданского населения несколько.
Говоря о патриотизме, надо учитывать уровень гражданского самосознания, культуры, образованности масс, особенно крестьян. Изучая архивные документы, я пришел к выводу, что рассчитывать на осмысленное и мотивированное отношение большинства населения к войне было трудно.
Один из выдающихся российских военачальников Первой мировой войны генерал Алексей Алексеевич Брусилов по этому поводу писал:
«Даже после объявления войны прибывшие из внутренних областей России пополнения совершенно не понимали, какая это война стряслась им на голову, - как будто бы ни с того ни с сего.
Сколько раз спрашивал я в окопах, из-за чего мы воюем, и всегда неизбежно получал ответ, что какой-то там эрц-герц-перц с женой были кем-то убиты, а потому австрияки хотели обидеть сербов. Но кто же такие сербы, не знал почти никто, что такое славяне - было также темно, а почему немцы из-за Сербии вздумали воевать - было совершенно неизвестно.
Выходило, что людей вели на убой неизвестно из-за чего, то есть по капризу царя».
- В голове солдатской массы войну развязал царь, неизбежно превратившись в  заложника обстоятельств. В дальнейшем разочарование и недовольство войной только росло, авторитет императора и его власти падал. И это за три года?
- Не просто за три года, а за три долгих, мучительных, кровавых года! За это время война-праздник превратилась в войну-катастрофу. И это другая причина того, почему был «низложен» наш патриотизм, - усталость от войны.
Известный русский религиозный философ, историк Георгий Петрович Федотов очень точно описал жуткие деформации человеческого сознания:
«К 1917 году народ в массе своей срывается с исторической почвы, теряет веру в Бога, в царя, теряет быт и нравственные устои. Интеллигенция может считать его своим по недоразумению. Ее «идеи», то есть положительное содержание ее Евангелия, для народа пустой звук. Более того, предметом ненависти становится книга, шляпа (бей шляпу!), иностранная речь, все, что разделяет, подчеркивает классовое расстояние, все атрибуты барства. В 1917 году народ максимально беспочвенен, но и максимально безыдеен. Отсюда разинский разгул его стихии…»
Безыдейность оторванного от земли крестьянина имела трагические для России последствия. Сначала «человек с ружьем» шел в атаку на немецкие позиции, а потом повернул свой штык против русского офицера, с которым вот-вот плечом к плечу воевал за Россию-матушку.
- Конечно, война сильно изменила сознание солдата. Я напомню нашим читателям одно из писем с фронта, что приводили вы в своей публичной лекции: «…война и жизнь начали вносить поправки, и я стал сомневаться в могуществе Всевышнего. Что же он, Всемогущий и Всеведущий, без воли которого не упадет ни один волос с головы человека, в уме ли? Допускает, что сотнями тысяч гибнут люди. Во имя чего бьют их такими средствами, которыми не бьют ни одного зверя? В чем же дело?..»
Но Алексей Иванович, исчезновение патриотических настроений тесно связано с развалом русской армии, в чем очень постарались большевики. Вы согласны со мной?
- Безусловно, и это наглядно описано в памфлете нашего замечательного ставропольского прозаика и драматурга Ильи Дмитриевича Сургучева «Большевики в Ставрополе», который нашел много общего между русским большевизмом и сыпным тифом.
«Нас укусила вошь, привезенная, как в колбе, в германском запломбированном вагоне»,  - пишет Сургучев.
Это был «революционный удар в спину», когда победа была близка. Развал армии привел к развалу государства. Октябрьский переворот 1917 года, произошедший не без участия заграницы, вывел Россию из Первой мировой. Заболев страшной болезнью, русский человек начал осквернять свою землю, жечь храмы, насильничать.
Затем великой державе навязали позорный Брестский мир, Отечественная война превратилась в Гражданскую, поистине братоубийственную, с резней, страшным голодом, репрессиями, концлагерями.
Да, была империя, занимавшая шестую часть суши, в которой проживало 170 миллионов человек. Была…
- Листая страницы той войны, находишь уникальных людей, удивительные биографии, потрясающие судьбы. О них, хочется верить, когда-нибудь напишут научные монографии и исторические романы.
Много таких было среди жителей Ставропольской губернии?
- Конечно, много, очень много. По-хорошему, к теме Первой мировой в крае еще не подступались, а сведения о героях войны разрозненны, большая часть упрятана в архивах, в которые никто еще не заглядывал. Когда я стал изучать документы той эпохи, понял, какой случился провал в нашей исторической памяти.
Кто, скажем, знает у нас об Андрее Павловиче Шахназарове, уроженце Ставрополя, потомственном дворянине? Его наградили орденом святого Георгия 4-й степени «за то, что он со своим эскадроном 22 августа 1914 года произвел крушение неприятельского поезда, а 23 августа у села Вержбник захватил, рассеяв роту противника, обоз и тогда же, получив известие о приближении неприятельского эскадрона, приказал своему младшему офицеру прикрывать со взводом захваченный обоз; с остальными людьми эскадрона стремительно бросился на двигавшегося противника и опрокинул его, чем нанес ему огромный урон. Преследуя в строю лавы, не дал ему сомкнуться и уйти».
Читаешь эти строки - и мурашки по коже бегают, прямо воскликнуть хочется: «Да, были люди в наше время!..»
Как георгиевский кавалер, в 1915 году Шахназаров был произведен во внеочередной чин ротмистра лично императором Николаем II! А среди подчиненных Шахназарова по эскадрону числился… известный русский поэт Николай Гумилев. Можете себе вообразить такое?! К слову, именно в Первую мировую Гумилев написал одни из лучших своих стихов.
Вот строки одного из них:
 
Тружеников, медленно идущих
На полях, омоченных в крови,
Подвиг сеющих и славу жнущих,
Ныне, Господи, благослови.
 
В советское время Андрей Павлович Шахназаров дослужился до звания генерал-майора и должности командира 16-го стрелкового корпуса Рабоче-Крестьянской Красной армии. В сентябре 1936 года блестяще прошли крупные маневры Белорусского военного округа, на которых присутствовали делегации иностранных армий. Особенно отличился корпус Шахназарова. Будучи потомственным дворянином, с иностранными представителями Андрей Павлович общался на их языках.
Но уже летом 1937-го Шахназаров стал жертвой репрессивной кампании против высшего военного руководства Красной армии. Его расстреляли в Минске. Реабилитирован посмертно спустя два десятилетия.
Еще один герой - подпоручик Карапет Степанович Саруханов, командир роты 42-го пехотного Якутского полка, из мещан города Святой Крест (ныне Буденновск). Получил Георгиевское оружие - саблю с надписью: «За храбрость «за то, что, будучи в чине прапорщика, в бою 1 августа 1916 года у деревни Ворохты, в верховьях долины реки Прут, первым во главе своей роты, под убийственным огнем противника ворвался в неприятельский окоп, штыками выбил противника и закрепил за собой позицию. Взято 2 пулемета, 2 офицера и 100 солдат».
Недавно я побывал в Буденновске, в краеведческом музее, и с горечью отметил, что информация о героических подвигах земляков в годы той войны на стендах отсутствует. Многие наши районные музеи нуждаются в срочной реконструкции и обновлении экспозиций, иначе мы превратимся в иванов, не помнящих родства.
 
 
- Немало героев было и среди женщин. Что о них слышно?
- Образ женщин-героинь, в первую очередь сестер милосердия, в прессе формировался очень старательно. Они считались верными помощницами русских воинов, газеты того времени сообщали о «кавалерист-девицах», которые наравне с мужчинами сражаются на фронте.
Однако отношение к ним в провинциальном обществе, надо признать, было неоднозначным. Одни журналисты писали об их отваге и героизме, «слабый» пол ставили в пример сильному, другие подчеркивали, что воевать не женское дело. Об этом, вероятно, говорил и отец Риммы Ивановой, когда категорически не хотел пускать ее в действующую армию.
Знаете, в те годы у женщин были жесткие критики. Злые языки говорили о фиктивных «офицерских женах» и «кузинах милосердия», которые покупали повязку Красного Креста в аптеке, не проходили «подготовительных курсов и испытаний», а в армии искали «женихов и флирта». Наверное, были и такие, но единицы.
 
 
- В той войне Россия, увы, не вышла победительницей, однако у нас, наверняка, были успехи?
- Успехи эти, добываемые кровью наших предков, настолько очевидны, что их достаточно только перечислить.
Союзники не раз вынуждали Россию преждевременно бросать в бой неподготовленные войска, «забывая» о заранее согласованных стратегических планах.
Давайте честно скажем, что спасло Францию от неминуемого и полного разгрома в сентябре 1914 года? Наспех организованное наступление русской армии в Восточной Пруссии, хотя у этой версии есть немало противников.
Именно российская армия впервые в мировой истории в течение трех лет удерживала фронт протяженностью почти две тысячи километров - от Балтики до Черного моря! Добавьте сюда еще 1100 километров Кавказского фронта. Нам приходилось сдерживать боевую мощь Германской и Оттоманской империй, а также Австро-Венгерской монархии.
А порой и наносить сокрушительные удары по врагу, как, например, Брусиловский прорыв летом 1916-го, в котором тоже участвовали ставропольцы!
- Отношение к войне со временем менялось не только на фронте, но и среди мирного населения. И все же, чем жила губерния в годы Первой мировой?
- Да, отношение к войне менялось, но, несмотря на это, люди делились с фронтом последним.
Студенты, гимназисты, обыватели с энтузиазмом участвовали в разгрузке, переноске и перевозке раненых, зачастую задействовали для этого личный транспорт. Горожане и селяне предоставляли для раненых помещения в своих домах, собирали перевязочный материал и лекарства, белье, деньги, безвозмездно дежурили при больных.
Под руководством специалистов занимались оборудованием лазаретов. Таких примеров тысячи. Крестьяне села Старомарьевского приняли на бесплатное содержание 72 раненых воина, Безопасного - 262, Кугультинского - 128, Московского - 38…
Вот письмо директора Ставропольской учительской семинарии Коколевского, датируемое февралем 1915 года:
«Персонал вверенной мне семинарии, охваченный высоким порывом жажды деятельной помощи раненым и больным воинам, пожертвовал под устройство госпиталя две своих квартиры (первая - четырехкомнатная и вторая - пятикомнатная). Две преподавательские семьи разместились на квартирах сослуживцев».
Добровольно отчисляли проценты от жалования служащие учреждений, студенты, рабочие предприятий и фабрик. Отчисления зависели от размера жалованья. Например, при годовом доходе менее 600 рублей отчислялось 2%, от 600 до 1800 рублей - 3%, свыше 1800 - 4%.
Благотворительные организации занимались сбором денег, вещей, продуктов, которые облекали в разнообразные формы: кружечные сборы, подписные листы, лотереи и базары, культурные мероприятия. Судя по архивным документам, в деле благотворительности принимали  участие представители всех религиозных конфессий губернии: мусульмане, католики, протестанты, буддисты, иудеи, старообрядцы.
- В советское время Первая мировая безоговорочно была наименована братоубийственной. Что-то меняется в нашем сознании?
- Меняется, но медленно-медленно, с огромным скрипом. Это я вижу по своим студентам, для которых тема Первой мировой почти незнакома, в особенности это касается нашего края. Приходится многое рассказывать и объяснять заново. А ведь я говорю о самой продвинутой части нашей молодежи, которая хорошо окончила школу, поступила в престижный вуз.
Но радует уже то, что удается пробудить интерес к  этой теме, ребята после лекций подходят, спрашивают, делятся своими мыслями. Для меня, как педагога, это большая награда.
Недавно мои студенты написали эссе на тему «Первая мировая война глазами современного студента». Надеюсь, выдержки этих работ опубликует «Зачётка».
Сегодня мы наблюдаем самый настоящий исследовательский бум: проходят конференции, семинары, круглые столы, в том числе в крае. В СКФУ состоялась международная конференция «Культурное измерение войны: Первая мировая война в образах и истории». С коллегами из Европы и Южного Кавказа ученые университета продолжают работать над реконструкцией того эпохального события новейшего времени, пытаются воссоздать объективную и целостную картину происходившего на фронте и в тылу.
Митрополит Ставропольский и Невинномысский Кирилл отслужил молебен по погибшим. Цветы к надгробию сестры милосердия Риммы Ивановой, единственной женщины, получившей офицерский орден Святого Георгия 4-й степени, возложил губернатор Владимир Владимиров.
Замечательная выставка прошла в краеведческом музее. В основу ее легли фотографии из фотоальбома 83-го пехотного Самурского полка, который уходил на фронт из Ставрополя в августе 1914-го. В течение трех лет полк участвовал в боях с австро-венгерскими и германскими  войсками, головы сложили многие солдаты и офицеры, в том числе командир самурцев генерал-майор Казимир Стефанович и сестра милосердия Римма Иванова.
Другую выставку, под названием «Вера и верность», организовали ставропольские художники Василий Поляков, Владимир Грибачев, Юрий Смотров, Петр Охрименко, Андрей Тиме. Экспозиция в самых разных жанрах, даже таких сложных, как портрет и батальная сцена, собрала порядка сотни работ графиков, живописцев и скульпторов из Краснодара, Ставрополя, Астрахани, Ростова-на-Дону, Моздока, Пятигорска, Махачкалы, Ессентуков. 
С некоторыми из художников мы договорились создать портретную галерею героев Первой мировой. Надеюсь, что интерес к нашему проекту проявит власть и он будет реализован.
 
 
- И все же, Алексей Иванович, надо признать, что многие мероприятия на уровне края стали возможными благодаря патриотической политике министра культуры РФ Владимира Мединского, который много сил отдал, чтобы страна не прошла мимо круглой даты…
 - Тому, что Россия забыла о войне, есть объяснение. К сожалению, за минувшие сто лет война рассматривалась преимущественно в русле созревания предпосылок Октябрьской революции. Многие ее важные страницы были преданы забвению.
А это ведь был великий подвиг русского воинства и, одновременно, национальная катастрофа. Во многом победы русского оружия и русского духа были разрушены и опорочены революцией.
Возьмите семейные архивы. В них крайне редко встречаются письма, фотографии родственников - участников войны 1914-1918 годов. Снимки отцов и братьев, тем более в офицерской форме, их награды, Георгиевские кресты, старались спрятать подальше.
Для того чтобы выжить в годы Гражданской войны и репрессий, приходилось безжалостно уничтожать все: и письма, и фотографии, и вырезки из газет, любые свидетельства. Это были явные улики: «Ага, ваше благородие, чертова «голубая кровь», цацки царские напялил! Режь, братва, руби, стреляй!»
На Ставрополье, да и по всей России многим представителям известных дворянских фамилий пришлось скрывать свое происхождение и даже менять фамилии. Миллионы наших сограждан замолчали на многие десятилетия, опасаясь своего непролетарского происхождения, глубоко запрятав в себя свое прошлое. Теперь доставать это прошлое на свет очень непросто, многое бесследно стерлось.
В других странах, даже в тех, которые потерпели поражение, генералы и офицеры дожили до глубокой старости, окруженные почетом и уважением. Русских же ждала иная участь. Кого-то поставили к стенке, «пустили в расход», кто-то выживал как мог, лишенный пенсии, или влачил нищенское существование в изгнании.
- До революции общественность пыталась увековечить память героев Первой мировой? Что свидетельствуют архивы?
- Еще в самом начале войны Русское историческое общество, губернские ученые, архивные комиссии призвали общественность к сохранению свидетельств той войны.
Председатель Ставропольской ученой архивной комиссии Григорий Николаевич Прозрителев собирал письма воинов-ставропольцев. Благодаря его стараниям мы имеем целый фонд уникальных писем с войны. Низкий поклон ему за это! Удивительный человек…
Мне удалось найти целый ряд свидетельств того, как наши прадеды старались увековечить память о погибших воинах. В ноябре 1914 года в Ставрополе был решен вопрос об устройстве «братского кладбища и постановке как на этом кладбище, так и в иных местах памятников в ознаменование памяти жертв Великой Европейской войны».
Летом 1915 года в Троицкой церкви села Терновского Ставропольской губернии при большом стечении народа был вручен Георгиевский крест жене павшего на войне рядового Алексея Васильевича Гридина. Жители села собрали пожертвования, решили поставить памятную доску, с указанием имен павших воинов.
Где-то такие доски, возможно, и были установлены, но все смыл революционный потоп.
 
На марше
 
- В августе во многих местах России были открыты памятники героям войны. Старт был дан в Калининграде, где на частные пожертвования установили величественный монумент с фигурами офицера-дворянина, крестьянина и разночинца.
Наша губерния в той войне в стороне не осталась,  чего стоят только подвиги солдат и офицеров Самурского полка. Почему в Ставрополе до сих пор нет памятника общенациональной героине Римме Михайловне Ивановой?
- С грустью, со скорбью вынужден констатировать: свою историческую память мы восстанавливаем медленно, с трудом. На Ставрополье Первая мировая война во многом остается без героев, без их имен, без монументов.
Бывая в Европе на разных семинарах, симпозиумах, я столкнулся с тем, что там имена практически всех погибших увековечены в мемориалах, книгах, списках, в музеях. Как-то гостил у своего английского коллеги, преподавателя истории, в городке, где живет всего-то около двух тысяч человек. Рядовая английская глубинка.
Зашли в церковь. С левой стороны на досках выбиты имена местных жителей, погибших в Первой мировой, с правой - во Второй, и даже тех, кто погиб на Фолклендских островах. Я застыл, ошеломленный, пытаясь соотнести увиденное с нашим беспамятством.
...Историю часто называют школой гражданского воспитания и патриотизма. А что такое патриотизм? Ответ на этот вопрос кроется не в области отвлеченных рассуждений, а в реальном поведении людей в кризисные для страны и для общества периоды.
Какая сила заставила Римму Иванову поднять солдат и повести их в атаку? Медсестрой на войну отправилась Елена Мавило, дочь ставропольского губернатора Бронислава Мечиславовича Янушевича. За мужество, проявленное в боях, была награждена Георгиевской медалью.
 А что же отпрыски современных наших политиков и олигархов? Где они учатся, живут, приобретают квартиры и бизнес? Как правило, за границей. Редко кто из них свое будущее связывает с Россией, которую они не знают, не любят.  Грустно, господа…
- Алексей Иванович, не могу пройти мимо еще одной темы - очень неоднозначной, сложной. Мы говорим об увековечивании памяти героев, что, несомненно, нужно и благородно. Но смотрите, как распорядилась наша история: те, кто вчера на полях Первой мировой проливал кровь за Россию-матушку, в Гражданскую - как со стороны красных, так и со стороны белых - утопил ее уже в крови народной. Как с ними быть? Как современники должны относиться к этим героям и садистам одновременно?..
- История вообще, а российская в особенности, очень далека от рационального осмысления. Многие наши предки в то время успели побывать в разных ипостасях. И то, что вчерашние герои творили в ставропольских станицах и селах, вырубая их, не щадя ни детей, ни стариков, - это ужасно, это вечная наша боль и вечное напоминание о том, как мы должны быть осторожны в своих действиях и оценках.
Ни простить, ни забыть того жуткого прошлого мы не можем. Но и вычеркивать из истории подвиги наших людей права нам тоже никто не давал.
Как совместить эти противоречивые и несовместимые вещи в своем сознании, как объяснить их детям, думаю, споры не стихнут еще долго.
- Ситуация, думаю, еще сложнее. Систематическое изучение местной истории в школах края практически не ведется. А на Кубани, например, работает целая программа по внедрению регионального компонента, опубликованы десятки учебников, хрестоматий, наглядных пособий с 1 по 11 класс…
- Вынужден с вами согласиться, школьное краеведение у нас в упадке. Я недавно провел опрос среди студентов первых курсов. Оказалось, что из двухсот с лишним молодых людей региональной историей в школе занимались… четверо! И то лишь факультативно. 
В лучшем случае проводятся единичные уроки с элементами исторического краеведения. Целостного представления об истории родного края у школьников нет. Многие краеведческие школы в районах распались, серьезные краеведческие программы финансируются по остаточному принципу…
Нам остро нужны новые учебно-методические комплекты по истории края, электронные образовательные ресурсы учебного назначения. Работы на этом поприще хватит всем желающим.
 
Беседовал
Олег ПАРФЁНОВ
 
Памятник героям Первой мировой  в Калининграде
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Slavyan26
Аватар пользователя Slavyan26

 "Всюду прошли патриотические манифестации, оркестры играли торжественные марши, казачьи станицы снаряжали на фронт своих сыновей, добровольцев не счесть, купцы направляли в войска обозы с продовольствием и вещами..."
В наши дни такие народные воодушевления то же бывают, например: март 2014, Крепостная гора - Крым же наш. Кто не знает, я и сам до сегодняшнего дня не знал, то знайте  "
Акция организована Терским казачьим войском, Советом ветеранов Ставропольского края и краевым Советом женщин". Да-да, в истории так и на пишут, казаки да женщины, женщины да казаки... И я там был, мёд и пиво пил, по усам текло, а в рот не попадало. А вообще, там был только халявный чай.

Люди проще, чем книги истории. Они просто хотят жить. 

Добавить комментарий