Поиск на сайте

 

 

Гимназия №9 в Ставрополе открыла в своих стенах художественную галерею, смело раздвинув рамки стандартного образовательного процесса

 
Недавно совсем «Открытая» рассказала о юбилее 25-й гимназии и, в числе прочих ее достижений, вспомнила о таком - холл украшала полноценная художественная экспозиция из фондов краевого музея изобразительных искусств. Было это, правда, еще в середине 1970-х, а сегодня на такие эксперименты из директоров школ мало кто отважится. Уж простите за откровенность, но образование наше замордовали настолько, что до эстетики ему порой просто недосуг.
Однако не перевелись еще среди нас подвижники, есть люди, кому мало тянуть свою лямку, которые находят в себе вдохновение фантазировать и творить.
 

Идею создания школьной художественной галереи директор музея изобразительных искусств Зоя Белая вынашивала давно. Казалось бы, что тут неподъемного: развесил картины по стенам и - радуйся. Только вот от замысла до практического воплощения всегда лежит огромная пропасть, а в тонкой сфере искусства проекты вызревать могут годами. А там уж как бог даст: время может с идеей обойтись так, что от нее и следа не останется. А может облечь ее во что-то цельное и стоящее, но это уже чрезвычайная редкость.

Идее со школьной галереей повезло - в музее ее оберегали и пропасть не дали. Но еще больше повезло девятой гимназии, где идея обрела жизнь. Случилось это, понятно, не сразу, и поспорить жарко пришлось, и поволноваться изрядно. Создавали галерею на каникулах втайне не только от учеников, но и от учителей, за исключением тех, без кого совсем уж не обойтись было. Готовили сюрприз!

Могу представить себе удивление детей и взрослых, которые вместо привычного, наскучившего пейзажа в трех залах гимназии вдруг обнаружили сотни репродукций и картин, мольберты, палитры, кисточки, тюбики с краской, наброски и зарисовки именитых мастеров.

О том, что в гимназии от- крыли галерею, я, конечно, знал, но в масштабность начинания, откровенно говоря, не верил. А когда увидел своими глазами, даже засомневался в обратном: может, не стоило так объемно и всеохватно подходить?..

Впрочем, объяснение своим сомнениям отыскал без труда: привыкли мы делать все с какой-то робостью, ужимками. И не в деньгах дело порой, а в том, что смелости недостает. Вроде и мероприятие провели нужное, а до сути не добрались. Гостей созвали, а расходятся они с постными лицами. В общем, с претензиями у нас все в порядке, а вот с реализацией, бывает, не тянем.

Стоило понять это, как все встало на свои места, а состояние «испуга» сменилось искренним восторгом: «Вот так да! Ну и молодцы! Здорово-то как, а!»

А что еще скажешь? Просто молодцы!  

Тематику выставок подобрали в соответствии с обкатанными уже музейными образовательными программами «Классическое наследие», «Искусство и литература», «Рассказы о художниках», а сама галерея охватывает три направления.

Первый зал назвали «Встреча с искусством». Здесь знакомят с репродукциями работ отечественных классиков из фондов Эрмитажа, Русского музея, Третьяковской галереи. Большинство произведений создано в XIX - начале ХХ века, когда в изобразительном искусстве оформилась национальная школа художественного мастерства на реалистической основе. Это и многообразие видов и жанров, и выдающиеся мастера живописи, передвижники: Шишкин, Левитан, Боголюбов, Поленов, Крамской, Куинджи, Саврасов, Перов…

Экспозицию следующего зала - «Лермонтовский Кавказ» - составили, как правило, из репродукций произведений известных ставропольских мастеров, имеющихся в музейном собрании.

Кавказ - он и полный опасностей, и щедрый, и сохранивший память о древних цивилизациях, и сказочно прекрасный, и вдохновенный. Среди представленных на этой выставке работ - поразительной красоты виды Дербента и Тифлиса, ингушских, дагестанских и чеченских аулов, заоблачно высокие горы, бездонные, глухие ущелья и люди, населяющие эти места: лудильщики, мастеровые, пастухи, воины. Тут же - сцены торжеств, отдыха, сражений, среди которых и знаменитая битва при Валерике, где поручик Лермонтов явил опыт хладнокровного мужества.

По воспоминаниям современников поэта, он преградил путь к лесу сильной неприятельской партии, из которой лишь малая часть обязана была спасением резвости и выносливости лошадей. «Я хорошо помню Лермонтова, - рассказывал К.Х. Мамацев историку кавказских войн В.А. Потто. - Как сейчас вижу его перед собой то в красной канаусовой рубашке, то в офицерском сюртуке без эполет, с откинутым назад воротником и переброшенной через плечо черкесской шашкой…»

Главным же залом галереи стала «Мастерская художника», посвященная творчеству в прошлом ученика девятой гимназии, а ныне столичного жителя, одного из лучших продолжателей высоких традиций русской реалистической школы Юрия Орлова. «Мастерская» воссоздает рабочее пространство художника: инструменты, готовые и незавершенные работы, накопленный в командировках архив рисунков, зарисовок, черновых набросков, книги по живописи, фотографии родных людей, чайничек, чашки…

В Москве Юрий Александрович живет давно, там у него ученики, почитатели, выставки, которых за три десятилетия творческой деятельности накопилось с полторы сотни. Там пришло признание - работы мастера хранятся в десятках музеев, в том числе в знаменитой Третьяковке.

Нашему зрителю, не совсем представляющему, что есть современное искусство, художник дарит исконно русские виды с их упругими излучинами рек, кряжистыми соснами, взлохмаченными березами, заливными лугами, разогретыми мартовским теплом черноземными боками косогоров...

Душу художника волнуют старые, заброшенные особняки бывших дворянских усадеб, величественные храмы и покосившиеся сельские часовенки в Торжке, Переславле-Залесском, Суздале, Владимире, Твери, Пскове, Тригорском, Михайловском… Там он черпает вдохновение, дышит полной грудью, проникается философией уединенной жизни, чтобы потом увиденное, пережитое, переосмысленное запечатлеть на холсте.

Орлов художник не плодовитый. Он, как собиратель старины, прилежно собирает детали в набросках, а потом, в мастерской, оживляет их. Эта его дотошность проявляется в портретах и тематических работах - жанрах почти забытых и отринутых, ибо они требуют времени, усидчивости, напряжения и умения обобществлять.

Особую любовь Юрий Орлов питает к натюрморту, через который умудряется даже передать настроение. Натюрморты пишет самые разные. Есть со скрытым философским подтекстом, когда старое блюдо с восточным орнаментом отбрасывает густую тень, напоминая о вечности и бренности всего сущего. Но есть сочные, брызжущие соком виноградные грозди, есть филиппинские ананасы и русские огурцы.

Вот так, органично и смело раздвинув рамки стандартного образовательного процесса, изобразительное искусство вошло в одну из самых больших в городе гимназий. И это еще тем ценнее, что событие произошло в нижней части города, где дефицит культуры и досуга особенно ощутим. 

Если «Мастерская художника» - экспозиция постоянная, то две другие будут обновляться. Планов по работе галереи полно, и в этом смысле гимназия и музей связаны на века - музейные уроки, экскурсии для родителей и детей из соседних школ, презентации, встречи с художниками, мастер-классы… Короче, все только начинается. 

И как учителя теперь будут реагировать на то, что их подопечные рисуют на уроках, скажем, биологии или химии? А что, если на задних партах, подальше от учителя, подрастают будущие Шишкины и Орловы?..

 
Олег ПАРФЁНОВ
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий