Поиск на сайте

 

 

Военнослужащий из села Томузловского погиб через два месяца после призыва. Домой его привезли в целлофане, обмотанным скотчем

 

На страницах нашей газеты часто выступает председатель Комитета солдатских матерей «Матери Прикумья» Людмила Богатенкова. Рассказанные ею трагические истории о казарменном произволе, о сломленных судьбах солдат и матерей тревожат, ужасают и страшат («Армейские уроды», №28 от 15 июля 2009 г.,  «Больное сердце? К психиатру!», №14 от 14 апреля 2010 г., «Споришь с военкоматом? Пора в психушку!», №28 от 21 июля 2010 г.).
Кажется, отцы-командиры должны принимать все меры, чтобы молодые ребята не возвращались из армии инвалидами, но в дома солдатских матерей по-прежнему приходит беда за бедой. 
10 августа этого года прапорщик Аскеров ударил солдата срочной службы Александра Лутохина арматурой по голове - парень попал в госпиталь. 20 сентября старший сержант Артем Корепанов избил рядового Вячеслава Десяткина - срочника доставили в военный госпиталь и удалили селезенку. Новые армейские инвалиды! Снова, отправив в армию здоровых детей, матери встречают их искалеченными.  
История, приведенная ниже, еще страшнее. Она - о женщине, которая отдала бы все на свете, чтобы ее сын пришел из армии инвалидом - лишь бы пришел живой. Но раздавленной страшным горем матери ее мальчика вернули в гробу - с черным целлофановым пакетом на голове...

 

Последний звонок
В апреле 2009 года проводила мама сына в армию. Радовалась его звонкам: «У меня все хорошо, служба нравится».
Два месяца спустя, 16 июня, Толик Ившин последний раз набрал мамин номер: «Еду прыгать с парашютом, вернусь - позвоню». Мама услышала в трубке команду: «Кто прыгает с парашютом, построиться на плацу!» - и связь прервалась.
А через несколько часов ей сообщили: сын разбился при прыжке с парашютом. Она отказывалась верить, думала: «Может, ошибка?» Но назавтра домой привезли гроб с телом сына...
Страшный груз сопровождали военнослужащие из части. Один из них, в лейтенантских погонах, рассказал, каким солдатом был Толик, что прослужил мало, но оставил о себе добрую память, и добавил: «Ваш сын погиб как герой. Своей жизнью он спас товарищей от гибели, так как в третьей и четвертой пятерке парашюты тоже были неисправны». 
Офицер передал маме тельняшку и берет, сказав: «Положите в гроб», - и заторопился в часть. 
То, что увидели родные, открыв гроб с телом любимого человека, повергло их в шок. На голову Анатолия был надет черный целлофановый пакет, куском белой ткани было накрыто голое тело, завернутое в целлофановую пленку и обмотанное до пят скотчем... 
Потеря близкого - страшное горе, но еще страшнее цинизм и бездушие людей - тех, кто завернул солдата в целлофан, обмотал скотчем, закрыл крышку гроба и, снабдив справкой: «Тело бальзамировано», отправил убитой горем матери.

 

Пустые обещания
Военный комиссар Буденновского ОВК С. Арутюнян обещал родным Анатолия решить вопросы с организацией похорон, а позже сделать все запросы и помочь с оформлением нужных документов. 
Однако на следующий день Арутюнян отправил родных Анатолия в военную комендатуру: мол, они все должны сделать. А в военной комендатуре ответили: «У нас нет заявки на похороны». И семье Ившиных, вопреки комиссарским обещаниям, пришлось самой искать оркестр, за свой счет привозить музыкантов. 
Хоронили Толика не как военнослужащего: не было ни почетного караула, ни представителей части, ни прощального салюта. И военный комиссар не посчитал нужным сказать двух слов, стоял в стороне, будто отбывал наказание.
О своем обещании помочь с оформлением документов С. Арутюнян тоже «позабыл». В военкомате маме погибшего солдата сказали: «Запросы сделали - ждите». Все попытки встретиться с военкомом заканчивались отговорками: «он в отпуске», «он в командировке», «он выехал»... И так полгода.
Мама Анатолия перестала надеяться на военкомат, сама поехала во Владикавказ за свидетельством о смерти сына и прочими бумагами. Здесь ее ждал новый шок. Женщине вручили результат административного расследования, который гласил: никто не виноват в том, что ее сын разбился, - дескать, в день гибели он с товарищами находился в увольнении, солдаты продали свои мобильники, поехали за 20 км от Владикавказа на объект Гизель и там на вырученные деньги прыгали с парашютом.
Сюжет из области фантастики: военнослужащие, прослужив два месяца, получили увольнительные в город с нестабильной обстановкой! Специалисты, читавшие этот опус, в один голос говорят: «Такого не может быть!» Однако прокурор Владикавказского гарнизона полковник Теблоев, руководствуясь «административным расследованием», уверяет маму, что ее сын сам виноват в своей гибели.
В результате на руках у родных две справки. Одна гласит: «Погиб не при исполнении воинских обязанностей», вторая - «Погиб при исполнении служебных обязанностей». 
Господа военные, вы боитесь переплатить за гибель наших детей? Да любая мать отдаст все до последней копейки, лишь бы сын вернулся домой живым и здоровым!
  
 

«Заканчивайте писанины»
Сейчас мы собираем по крупицам сведения о гибели Анатолия. Его родные не спросили имен у сопровождавших гроб военных. Позже мы пытались узнать их данные в военном комиссариате, но наткнулись на глухую стену молчания. 
Я спросила у военного комиссара, видел ли он, в каком виде было тело военнослужащего Ившина. И в ответ услышала: «А вам какое дело? И вообще, что вы лжете, что голый и в целлофане?! Ившин был одет в военную форму!»
После моего разговора с комиссаром мне позвонила мама Анатолия и рассказала, что к ней приходили чиновники из администрации села Томузловского с просьбой поехать в Буденновск на встречу с комиссаром. 
Ившина приехала в Буденновский ОВК. Военком принялся уверять ее, что она не могла видеть мертвого сына в целлофане: «Вы говорите неправду! Ваш сын был одет в военную форму! И вообще, заканчивайте свои писанины и жалобы, давайте сотрудничать».
«Я полгода за ним ходила, он от меня прятался. А когда в дело вмешался Комитет солдатских матерей, предлагает сотрудничать», - говорит мать солдата.
Матери призывников из села Томузловского задают мне вопрос: «Как нам отправлять своих детей в армию? Ждать их в целлофане и скотче и терпеть унижения, обивая пороги военкомата?» 
Ответа у меня нет.

 

Людмила  БОГАТЕНКОВА,
председатель Комитета  
солдатских матерей

 

валентина23 мая 2012, 22:01

 
 
 
 

тЕПЕРЬ КОГДА ПОГИБЛИ НАШИ СЫНОЧКИ ,ПО ВИНЕ ОФИЦЕРОВ, ВСЕ БЫВШИЕ И НАСТОЯЩИЕ ВОЕННОСЛУЖАЩИЕ ГОВОРЯТ ОДНО И ТОЖЕ .ЧТО ВИНОВАТЫ ВО ВСЕМ РОДИТЕЛИ: "НОРМАЛЬНЫЕ РОДИТЕЛИ СВОИХ ДЕТЕЙ НЕ ОТПРАВЛЯЮТ В РЯДЫ" ТЕПЕРЬ СТАНОВИТСЯ СТЫДНО СКАЗАТЬ ,ЧТО СЫН ПОГИБ В АРМИИ,ВОТ ДО ЧЕГО ДОШЛИ.... УЖАС.

валентина07 мая 2012, 23:37
 
 
 
 

Хочу добавить В Мулино разорвали 6 мальчишек и их родителей и никто за это не понесет ответственность

валентина15 января 2012, 22:04
 
 
 
 

у меня тоже погиб сынуля в армии 10 года не дослужив 3 месяца. Такое пренебрежение со стороны офицеров я увидела ,что как можно было чего то ожидать ? что им наши дети - это действительно материал

Валентина01 декабря 2010, 09:13
 
 
 
 

Это просто ужасно!!! Я, наверное, не смогла бы пережить такое. Это подло и низко так издиваться над людьми.Нужно всем матерям восстать и не пускать детей в Армию. Служить должны контрактники и выбравшие военные учебные заведения. Им за что платят большую зарплату? А теперь еще прибавят. Пусть отрабатывают деньги и издиваются вояки друг над другом.

cлава27 ноября 2010, 21:47
 
 
 
 

Армия - модель нашего общества, а оно больное и арутюняны везде.

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий