Поиск на сайте

 

Что Ставрополье будет делать с рекордным урожаем зерна и овощей, рассказал на встрече с журналистами министр сельского хозяйства Владимир Ситников

«Зустрич» – на каждый стол

Министр сельского хозяйства Ставрополья Владимир Ситников в минувший вторник встретился с краевыми журналистами и доложил о рекордных итогах жатвы-2016.

В крае было намолочено 9,2 млн. тонн зерна (без кукурузы и сорго) с 2,1 млн. гектаров, средняя урожайность составила 42,8 центнера с гектара.

Для сравнения: в 2013 году суммарный намолот составил 6,2 млн. тонн (при урожайности 30,2 ц/га), в 2014 году – без малого 8 млн. тонн (38,9 ц/га), а в прошлом году – 8,2 миллиона (39,3 ц/га). Наиболее распространенные сорта озимой пшеницы на Ставрополье (на каждый приходится более 7% валового намолота) – это «Таня», «Юка» и «Зустрич».

Самым «плодовитым» уже который год остается Ипатовский район, где удалось собрать более 720 тысяч тонн зерновых, а вот наибольшая урожайность – в Новоалександровском районе (свыше 60 ц/га).

Лидерами, по словам Ситникова, по-прежнему остаются крупные сельхозпредприятия – на них пришлось 7 млн. тонн, в то время как фермеры добавили к ставропольскому «караваю» лишь 1,6 млн. тонн.

Кстати, сразу в трех сельскохозяйственных организациях удалось добиться урожайности более 80 ц/га – это колхоз-племзавод «Казьминский» (село Казьминское), предприятие «Крайсервис» (поселок Рыздвяный) и товарищество «АгроЗооПродукт Зимин и К» (станица Каменнобродская). Ни одно фермерское хозяйство (даже расположенное в плодородных районах) к такой рекордной планке и близко не подошло.

Из года в год, по оценке Ставропольского филиала ФГБУ «Центр оценки качества зерна и продуктов его переработки», в общей массе стабильно более 80% пшеницы относится к категории продовольственной (остальное – фуражное зерно).

Однако, как признался журналистам Владимир Ситников, в этом году из-за огромного количества выпавших осадков край понес серьезные потери при уборке озимой пшеницы. Скажем, только в результате градобоя были выбиты посевы на общей площади почти 40 тысяч гектаров, ущерб превысил 1 млрд. рублей.

Запасы влаги, скопившиеся в земле, негативно сказались и на ходе уборки урожая, и на качестве зерна. Если в прошлом году 30% зерна отнесли к третьему классу, то в нынешнем – лишь 19%, а фуража стало больше на 6%. Вот и получается, что урожай рекордный, а зерна третьего класса (оно считается лучшим для хлебопечения) собрали меньше почти на 700 тысяч тонн.

Крестьяне в дороговизне не виноваты!

Сегодня на Ставрополье формируется хлебофуражный баланс. Около 2 млн. тонн зерна пойдет на внутреннее потребление, около 600 тысяч тонн – на нужды хлебопечения и промышленную переработку.

Как заявил Ситников, эта цифра постоянно растет, ведь в крае появляются новые мощности (в первую очередь на крупнейших предприятиях «Петровские нивы» и «Корона Ставрополья», выпускающих муку, макароны, печенье). Также нужно будет заложить семенной фонд на будущий год и создать запасы фуража.

По словам Ситникова, цена на зерно внутри России сегодня полностью зависит от мировой конъюнктуры, а ее, в свою очередь, определяет глобальный баланс спроса и предложения. Спрос за счет развивающихся стран растет, но и предложение тоже – рекордные урожаи были получены не только в России.

И хотя рынок еще не успел сформироваться, но уже сегодня можно говорить о резкой разнице в цене между озимой пшеницей третьего и четвертого класса. Платят за нее, по словам министра, соответственно 11 и 9 рублей (за ячмень – 7 рублей).

В целом же, подвел итог Ситников, на экспорт можно будет направить более 6 млн. тонн собранного зерна (в том числе около 1 миллиона – напрямую, минуя портовую перевалку). Причем уже около 600 тысяч тонн пшеницы и ячменя уже экспортировано, в том числе примерно 450 тысяч тонн – через российские морские порты.

Еще не успела закончиться жатва, как правительство Ставрополья стали критиковать за то, что край якобы оказался не готов к приему и перевалке рекордного количества зерна. По мнению Ситникова, никаких поводов для критики нет – вся «зерновая» инфраструктура давно создана и успешно работает.

Скажем, возможности элеваторов составляют 2,5 млн. тонн зерна (сейчас хранится здесь полтора миллиона, остальное – в самих хозяйствах на полях).

В крае действует 25 пунктов отгрузки зерна, среди которых крупнейшие – элеваторы в Буденновске, Благодарном, Вревском и Изобильном. Последний, принадлежащий компании «Агромаркет», по итогам прошлого года вошел в пятерку крупнейших в стране, да и в этом, уверен Ситников, лидерство сохранит.

Недавно завершилась реконструкция Буденновского элеватора (он принадлежит «Объединенной зерновой компании»), откуда теперь можно напрямую на дагестанские порты отправлять железнодорожные составы с зерном из 60 вагонов. Также идет модернизация хлебоприемного предприятия в станице Незлобной (Георгиевский район).

Коснулись и роста цен на хлеб. За последние два года буханка подорожала на 14%, но, по мнению министра, неверно перекладывать ответственность на крестьянина. Ведь в конечной стоимости хлеба цена муки составляет не более трети, а основной «вклад» в «хлебную» инфляцию – это удорожание услуг ЖКХ и энергоносителей.

Почему едим «чужое» мясо?!

Не обошлось, конечно, без вопросов об импортозамещении. Как рассказал Ситников, если исходить из медицинских показателей, то сегодня Ставрополье обеспечено собственными фруктами и ягодами (включая виноград) на 30%, молоком – на 44%, а говядиной – на 77%.

Две товарные позиции, по которым сегодня нет проблем с реализацией, – это свинина и мясо птицы. Скажем, только за прошлый год поголовье птицы в крае выросло на 15%, а само производство курятины – на 25 тысяч тонн (за счет введения новых мощностей компании «Ресурс» в Петровском районе).

Кстати, сегодня «Ресурс» (компания известна по бренду «Ставропольский бройлер») является крупнейшим экспортером курятины в масштабах России!

Отличные показатели в производстве овощей, говорит министр. По его словам, сегодня на Ставрополье действует 107 гектаров теплиц, а в ближайшие три года их площадь должна вырасти вдвое. Причем почти 80% овощей закрытого грунта, выращенных в крае, сразу вывозится на продажу за пределы региона. И в этом ничего плохого нет, говорит министр, просто на Ставрополье их было бы некуда продавать.

Но есть и проблемные отрасли, в первую очередь производство баранины. Ставрополье является хранителем племенного ядра овец: из четырех селекционно-генетических центров России сразу три находятся у нас в крае.

Поголовье овец в крае – почти 2,4 млн. голов, из которых лишь 400 тысяч находится в крупных сельскохозяйственных организациях (причем за прошлый год оно сократилось на 6%), а остальные – на частных подворьях и фермах.

Именно из-за такой разобщенности, говорит Ситников, производители баранины не могут довезти свое мясо до конечного потребителя. Сегодня в магазинах крупных городов почти вся баранина – не наша, ставропольская... а новозеландская.

Государство пытается решить эту проблему, увеличивая государственную поддержку овцеводства. Скажем, субсидия на маточное поголовье вырастет до 135 рублей, а на племенное поголовье – до 600 рублей. Это должно дать стимул именно для развития крупнотоварного производства на базе крепких хозяйств.

Куда уходит ставропольская шерсть

Не обойтись без поддержки государства даже при производстве шерсти. В крае производится 7 тысяч тонн шерсти (в том числе 1,5 тысячи тонн – в предприятиях), и она высочайшего качества, подчеркнул Ситников.

Однако даже в прошлом году эта отрасль была глубоко убыточной, поэтому в нынешнем принято решение увеличить государственную поддержку с 35 до 70 рублей за кило шерсти.

Ставропольская шерсть перерабатывается на предприятии «Квест-А» в Карачаево-Черкесии, которое недавно открылось в Черкесске. Кстати, это единственное предприятие в России, где создан непрерывный технологический цикл от производства шерсти до выпуска готовых трикотажных изделий. А промывают шерсть здесь артезианской водой, для чего каптаж выведен прямо в производственный цех.

Четыре шерстомойных предприятия работают в Невинномысске (все, что осталось от некогда крупнейшей в стране шерстомойной фабрики, гремевшей на весь мир). Покупают ставропольскую шерсть, говорит Ситников, и за рубежом – в Китае, Индии, Германии, Белоруссии... Здесь же, выходит, из нее шьют одежду, которую затем уже втридорога продают нам же.

Еще одно направление работы для краевого минсельхоза – это создание кооперативов на селе. Их в крае сегодня пока лишь 44. Хотя, например, в Липецкой области, где недавно побывал Ситников, уже более восьми сотен – кредитные, снабженческо-сбытовые, перерабатывающие.

Минсельхоз России настаивает, чтобы кооперативы активнее создавали в регионах: скажем, на Ставрополье их должно в будущем году появиться не менее 15. Впрочем, на этом пути могут возникнуть и серьезные проблемы, признался Ситников.

Он привел пример кооператива «Отборный продукт», который в мае прошлого года был создан Алексеем Чернобривцевым в Левокумском районе.

Сейчас на директора кооператива завели уголовное дело, его обвиняют в мошенничестве при получении бюджетных субсидий. Ситников заявил журналистам, что комментировать выводы следствия не уполномочен, но точно знает: члены кооператива предъявляли в минсельхоз заведомо искаженные сведения, чтобы получать деньги.

Сами селяне не готовы объединяться, дабы сообща решать насущные проблемы. Правительство выделяет гранты на развитие кооперации, закупку оборудования. Но, скажем, первым же вопросом у членов кооператива будет такой: а у кого во дворе будет стоять трактор, приобретенный за счет гранта?!

Взгляд с оптимизмом

Без кооперации невозможно решать самые острые проблемы краевого АПК, что Ситников проиллюстрировал цифрами. За последние десять лет количество получателей субсидий на производство молока в крае сократилось со 136 до 45.

И это при том, что господдержка производства молока (100 млн. рублей ежегодно) постоянно растет: субсидируются затраты на приобретение племенного поголовья и первичные инвестиционные затраты.

Сегодня, впрочем, реализуется и несколько крупных инвестиционных проектов: например, в ООО «Чапаевское» в Шпаковском районе молочное поголовье должно увеличиться с 4 до 10 тысяч коров. Молочный комбинат «Ставропольский», несмотря на кризис, не отказался от идеи построить молочно-товарную мегаферму в Труновском районе.

Но это пока в будущем. А сегодня, говорит Ситников, из почти 700 тысяч тонн молока, производимого в крае, лишь 135 тысяч приходится на агрохолдинги, а остальное – на фермерские и личные подсобные хозяйства. Ну а «малышам» приходится очень туго: нужно оборудование для хранения, перевозки, охлаждения. Закупать его по силам или крупным предприятиям, или кооперативам.

Кооперативы – это и более «прозрачная» отчетность по налогам и валовому производству. А сегодня, подчеркнул Ситников, задача, спущенная в регионы из Москвы, – добиться полного вывода аграрной отрасли из тени.

Для этой цели на Ставрополье сейчас создается ситуационный центр АПК, который полноценно заработает уже к началу октября. Этот центр будет работать с производственными данными, поступающими от самих хозяйств.

А это площади посевов, затраты на производство, структура севооборота, агрохимические показатели и многие другие. Кстати, «передовиком» по внедрению новой системы Ситников назвал Новоалександровский район.

При этом министерство не забывает и о «социалке»: на селе строятся газопроводы, дороги, скоро будет введена новая школа в поселке Санамер. В целом же, уверен министр, отрасль АПК на Ставрополье сегодня, несмотря на мелкие неурядицы, уверенно смотрит в будущее.

Говорить о том, что сельское хозяйство – черная дыра (как было еще недавно), уже нельзя: только за прошлый год сбор налогов оказался рекордным, увеличившись на 20% (до 14 миллиардов), растет прибыль хозяйств, а с нею и средняя зарплата. В некоторых хозяйствах она доходит до 50 тысяч рублей в месяц. Так что сельский труд – это сегодня вполне здравая альтернатива для молодежи, которая всеми силами еще недавно рвалась в города.

 

Антон ЧАБЛИН,
обозреватель  «Открытой»
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий