Поиск на сайте

 

 

В минувшие выходные на Ставрополье отметили День края

 

Открытие праздника прошло с небывалым размахом: на площади Ленина жителей и гостей города приветствовали военнослужащие роты специального караула Президентского полка, духовая группа Президентского оркестра Службы коменданта Московского Кремля и три тысячи артистов со всех районов края.
С площади праздник «растекся» по всему городу. Концерты, конкурсы, выставки, театрализованные программы и спортивные состязания выманивали горожан на улицы, площади, в парки и скверы краевого центра.
Все празднества проходили под девизом «Ставрополье открыто для друзей». Больше всего друзей в этот день собралось на Крепостной горе, где в десятке метров друг от друга проходили фольклорно-этнографический праздник «Некрасовский карагод», конкурс кавказского танца и выставка декоративно-прикладного творчества, на которой свое искусство показывали мастера Ставропольского и Краснодарского краев, Ростовской области и республик Северного Кавказа.

 

Экспонат под ногами
Традиционно богаты и красочны были казачьи подворья. Хозяйка одного из них - Валентина Кравченко из станицы Александрийской Георгиевского района, создательница и хранительница музея казачьей старины - уже полтора десятка лет собирает предметы давнишнего станичного обихода.
«Затевалось все шутя – с шести предметов, а пять лет назад мне выделили под музей большую комнату в Доме культуры, - Валентина Васильевна улыбается застенчиво, будто сама не верит, что станичный музей начинался с нескольких дедовских молотков. – Все экспонаты свои, александрийские: коромысло, маслобойка, утюг, мельница, серпы, молоты... Что-то люди дарят, что-то покупаю, а бывают и неожиданные находки.
К примеру, услышала я как-то, что одно подворье в станице сносят, - дай, думаю, пойду погляжу, может, какую посуду старинную выкинут. И прямо под ногами нашла плитку с выбитой на ней фамилией: «В.В. Золотарев». А Золотарев еще до революции был хозяином станичной артели, помечал своим именем всю продукцию.
Принесла я черепицу домой, почистила и обнаружила еще одну надпись: «Виноградная СК ж/д». Так называлась станция, которую построили в станице в 1911 году. Вот это событие и отметил на партии черепиц артельщик. В общем, плитка оказалась уникальной...
Вообще золотаревская черепица пользовалась до революции огромным спросом  - большие партии увозили в Германию и Прибалтику. Ребята из станицы, дошедшие в 45-м до Берлина, говорили, что на одном из домов в немецкой столице видели черепицу, помеченную фамилией Золотарев…»

 

Кудрявый сыр
Председатель ессентукской греческой общественной организации «Эмброс», завкафедрой ПГТУ Сергей Политов, как и Валентина Васильевна, многие годы собирает предметы национальной старины. Среди его вековых находок - каменная мельница, медная посуда и даже текстиль: в День края на одной из хозяек подворья был повязан фартук, которому скоро стукнет сто лет.
А вот потемневший от времени винный бочонок и два рога – когда-то с их помощью созывали на свадьбы гостей. Уговорившись о дне празднества, родственники жениха и невесты наполняли бочонок вином, вручали его вестовому и отправляли по соседям. Тот сообщал людям радостную новость и угощал хмельным напитком: выпивал собеседник за здоровье молодых - значит, принимал приглашение на свадьбу, отказывался – значит, на торжество прийти не может…
Многие старинные предметы Сергей Иванович привез в Ессентуки издалека: черную монашескую рясу - с острова Афон, глиняные кувшины - из Грузии, деревянную перекладину для сыра - с Кипра.
В День края эту жердь на греческом подворье использовали по прямому назначению, повесив на нее особый, волокнистый, сыр - чивыл пейныр. 
«Этот сыр готовят не головками, а колбасками, - рассказывает участница празднества, педагог Пятигорской фармакадемии Виктория Леонова. - Их формируют из сырной массы, вешают на перекладину, а когда сыворотка стекает, разрезают на брусочки и утрамбовывают в глиняный кувшин. Затем кувшин замазывают глиной, и сыр в тепле начинает покрываться плесенью. Его можно употреблять и в свежем виде, но понтийские греки предпочитают сыр выдержанный и покрытый плесенью. В любом случае, когда биточки подают на стол, волокна слегка распускают, и сыр получается немного кудрявым…»
Гостей Виктория встречала в традиционном греческом костюме: клетчатом платье с нагрудной вставкой из яркого шелка, шерстяном фартуке, удлиненных вязаных носочках (ноги гречанки не должны были оголяться даже при случайном движении) и шапочке, повязанной платком и расшитой монетами.
Золотые и серебряные, тонкие, как бумага, эти монетки были раньше показателем достатка женщины, а теперь, как и все старинные украшения, превратились в бесценные семейные реликвии. Однако уникальные предметы народных промыслов сегодня не только хранятся в бабушкиных сундуках и музейных фондах, но и рождаются в руках современных мастеров.

 

Кружево из металла
Нынешние скорняки, вышивальщицы, оружейники, художники по металлу и дереву так же, как их предки столетия назад, долгие часы и месяцы проводят за работой, создавая настоящие произведения искусств. Такие, как, например, филигранные женские пояса Бекхана Дахкильгова из Назрани.
Они выполнены из серебра, позолочены и густо покрыты растительным орнаментом – этот ажурный узор из тонкой серебряной нити мастер «вяжет» около трех месяцев. Такие изделия обычно заказывают на свадьбы будущие невесты. Бекхан признается: увидеть девушку в самый волнительный день в ее жизни в поясе, над которым столько трудился, - большая награда для мастера. Но мечтает художник о времени, когда женщины будут носить традиционные украшения и в повседневной жизни.
«В 90-х годах в Ингушетии была мода на национальные костюмы, - рассказывает Бекхан. - Девушки ходили в велюровых и парчовых платьях, старинных бабушкиных поясах и нагрудниках. Очень жаль, что это веяние прошло, женщины были так красивы – выглядели как царевны!»
В соседней с Бекханом палатке расположился со своими работами мастер Николай Парий из города Тимошевска Краснодарского края. Нагайки, плети, хлысты, арапники и сбруи молодого казака учит делать дедушка. Вместе с внуком он разбирает свои старые тетради, переводит меры с аршинов и вершков в метры и сантиметры. Даже «разделочная доска», на которой Николай вырезает из кожи тонкие чистые полоски для будущей плети, - мини-копия дедовского инструмента.
Изделия тимошевского умельца были на выставке одними из самых популярных: ставропольцы толпились возле стола с плетями, спрашивали цену, а узнав, что изделия не продаются, просили у мастера визитки.
Не протолкнуться было и на дагестанском подворье. Дамы не могли оторваться от кубачинского серебра, мужчины – от кубачинских кинжалов и ножей, которые считаются лучшими на Кавказе. И те, и другие не скрывали восхищения, любуясь вазами, тростями и шкатулками из темного полированного дерева, инкрустированного серебром. Сверкающий орнамент на них возникает из тысяч движений резца и ударов молоточка, вбивающего тончайшие мельхиоровые и серебряные пластинки в твердую поверхность кизила, боярышника и абрикоса.

 

Печёные игрушки
Рядом с представителями мастеровых династий и выпускниками художественных училищ, всю жизнь посвятившими народно-художественным промыслам, свои работы показывали и талантливые самоучки, открывшие мир творчества неожиданно для  самих себя.
Бывшая военнослужащая Лариса Дорош из Михайловска несколько лет назад и подумать не могла, что ее комната превратится в кукольную мастерскую, а сама она будет забывать о сне и ужине, рисуя на ткани глазки, веснушки и улыбки, заплетая косы из шерстяных ниток и наполняя поролоном мягкие кукольные тельца. 
Выйдя на пенсию, Лариса как-то взяла в руки обрезки тканей, нитки, иголку, и один за другим стали появляться на свет ее добрые куклы, трогательные ангелы, изящные кошки и грустные зайцы. Чтобы маленькие зверушки со «шкуркой» из бязи приобрели теплый светло-кофейный цвет и приятную текстуру, рукодельница обрабатывает их ванильной пропиткой и… запекает на слабом огне в духовке. По дому в это время разносится такой вкусный запах, что домашние попеременно заглядывают на кухню с вопросом: «Мам, ты что печешь - печенье или игрушки?..» 
В жизни ростовчанина Виктора Мошникова новое увлечение появилось, как и у Ларисы, после увольнения из армии. Кто-то из друзей показал, как плести из лозы донышко для корзинки. Виктор попробовал – и «заразился». Теперь каждый год с августа по апрель он нарезает в поле ивовые прутья с кустов, варит их, чтобы снять шкурку, и плетет изящные корзинки, вазы, подсвечники, сосуды и миниатюрные сувениры.
«Дерево – натуральный, теплый материал, который делает нас ближе к природе», - уверен Виктор. Согласен с ним и мастер Ахмад Тлищев из Майкопа. Его деревянная утварь и музыкальные инструменты идут у покупателей нарасхват. Особенно высок спрос на люльки. Они у Ахмада особые – от одного толчка качаются по инерции 33 раза: чтобы добиться такого эффекта, мастер до миллиметра высчитывает изгиб ножки.
По традиции, если в адыгейской семье рождается девочка, колыбель ей дарят родители молодой мамы, а если мальчик – родня с отцовской стороны. Новоиспеченные же бабушки и дедушки самым модным фабричным кроваткам предпочитают люльки ручной работы из «теплого» дерева.

 

Фатима МАГУЛАЕВА

Теги: праздник


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий