Поиск на сайте

 

 

Москва гробит уникальные природные территории, общественность  кое-как  сопротивляется

 
Изменения в экологическом законодательстве России губительны для Кавминвод. К такому трагическому выводу пришли участники круглого стола, организованного общественной организацией «Зеленая Россия», который прошел на прошлой неделе в Ессентуках.
Возглавляет организацию депутат Госдумы, чемпион мира по шахматам Анатолий Карпов. От его имени редакции «Открытой» была вручена почетная грамота «Зеленой России» за активное участие в освещении экологических проблем Ставрополья.
Посмертно был награжден за правозащитную деятельность глава экологической организации «Эко-Минералъ» Николай Потапов. Он вел расследование преступной раздачи земель в Предгорном районе края, и в мае прошлого года был застрелен киллерами около своего дома. «Зеленая Россия» взяла расследование его убийства под общественный контроль.
 
В законах чёрт ногу сломит
 
Поводом, чтобы собраться в Ессентуках, было открытие общественной приемной «Зеленой России»: она появилась на базе администрации города-курорта, а возглавила ее юрист Светлана Соболева. Подобные приемные работают уже в нескольких городах России: Москве, Екатеринбурге, Красноярске и Ефремове (Тульская область). В перспективе они должны появиться во всех регионах страны, объединившись в единую сеть.
В каждой приемной трудятся юристы и экологи, которые рассматривают обращения граждан. По опыту других городов, самые актуальные вопросы, которые волнуют жителей, – это несанкционированные свалки, низкое качество питьевой воды, атмосферные выбросы, вырубка деревьев.
Все обращения, которые поступают в эко-приемную, юристы затем будут направлять в профильные ведомства. А их сегодня на Ставрополье два – краевое управление Росприроднадзора и минприроды края. Их представители тоже приехали на круглый стол и согласно кивали на все предложения о сотрудничестве.
Председатель «Зеленой России» Константин Курченков заметил, что сегодня экологическое законодательство страны так запутано, что полномочия постоянно «тасуются» между уровнями власти – муниципальным, региональным и федеральным. И порой даже специалисту сложно разобраться в этих деталях, что уж говорить о рядовом жителе, поэтому только опытный юрист может правильно составить нужное обращение.
В перспективе, по словам руководителя аппарата «Зеленой России» Жанны Плотниковой, на Кавминводах может появиться даже третейский суд для разрешения экологических споров. И это не фигура речи: в Красноярском крае такой суд создан еще в конце прошлого года. По словам Плотниковой, Красноярск для этого был выбран не случайно: в этом индустриальном регионе очень тяжелая экологическая обстановка, но в то же время продвинутое природоохранное законодательство.
Год назад в Красноярске был принят закон «Об экологической безопасности и охране окружающей среды», который предусматривает создание при всех органах власти общественных эко-советов и эко-приемных. Неплохо было бы, чтобы такой же закон приняли и на Ставрополье: благо, нынешний врио губернатора Владимир Владимиров в вопросах экологии, кажется, человек неравнодушный.
 
Шелестят паучьи лапки
 
О том, какая неразбериха творится сегодня с полномочиями в сфере природоохраны, свидетельствует ситуация с городскими лесами. Принятый в 2006 году Лесной кодекс разделил весь гослесфонд России на несколько категорий: часть зеленых насаждений отошла муниципалитетам.
Правда, к работе по созданию городских лесничеств приступили лишь в одном городе края, Ставрополе, да и  лишь по настоянию прокуратуры и под давлением общественности. В 2009 году было создано Ставропольское городское лесничество, причем в форме АНО (по сути, на самоокупаемости), и лишь спустя год стало бюджетным учреждением.
А вот на Кавминводах чиновники брыкались: мол, нет денег на содержание лесов. Хотя истинная причина была совсем иной: в случае создания лесничества необходимо провести инвентаризацию городских лесов, поставить их на кадастр и оформить в муниципальную собственность. А при этом выяснились бы факты их расхищения, к которым приложили руку высокопоставленные чиновники и влиятельные застройщики (скажем, в Ставрополе «недосчитались» почти 400 гектаров леса, розданных под застройку).
Так что власти городов Кавминвод от «непосильной» ноши по формированию городских лесов себя избавили: то есть «на бумаге» они как бы существуют, а в реальности их нет. До сих пор числятся они в «неразграниченной» собственности, то есть не имеют ни хозяина, ни установленных границ, ни режима охраны. Единственное, на что готовы местные власти, так это осуществлять в городских лесах противопожарные мероприятия (но опять-таки «на бумаге», поскольку из местных бюджетов даже не выделяются деньги на создание постов пожарной охраны).
По словам кисловодского лесничего Виктора Буртника, такой «правовой вакуум» дает возможность мэрам городов-курортов совершенно бесконтрольно использовать леса для жилищной, коммерческой, дачной застройки. При этом на все протесты общественности они, закатывая глаза, объявляют: мол, города должны развиваться, надо наращивать налогооблагаемую базу.
«В понятии «город-курорт» сегодня обе половинки как бы существуют отдельно», – подытожил Буртник.
Между тем курорты Кавминвод без лесов представить невозможно. Как, впрочем, и другие города края, ведь в целом лишь около 1% площади Ставрополья занимают лесные насаждения (в целом по стране – почти 50%), причем две трети этих лесов насажены искусственно. 
 
Лоббисты «пробили» заслон
 
Много говорили на круглом столе и о недавно принятом Госдумой федеральном законе №406, который внес изменения почти во все экологические законы России – «Об особо охраняемых природных территориях», «О природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах», «Об экологической экспертизе», «Об охране окружающей среды», а также в Земельный и Лесной кодексы.
Краевой природоохранный прокурор Сергей Белёвцев рассказал о том, какие угрозы Кавминводам несут эти изменения. Лечебно-оздоровительные местности и курорты исключены из состава особо охраняемых природных территорий (ООПТ). Соответственно, они более не ограничены в хозяйственном обороте (если только не находятся на землях лесного фонда или в границах ООПТ других категорий).
Значит, теперь разрешено предоставление в частную собственность земельных участков во второй и третьей зонах округа горно-санитарной охраны, а это почти вся территория городов-курортов.
Но самое страшное, что отныне при строительстве новых объектов на территории Кавминвод больше не нужно проводить государственную экологическую экспертизу. Фактически спецрежим остался только для первой зоны горно-санитарной охраны (где непосредственно и образуются минеральные воды), здесь, как и раньше, вообще не может быть никаких новых строек.
По словам Сергея Белёвцева, тем самым были перечеркнуты многолетние усилия прокуратуры по наведению порядка с землями на Кавминводах. С момента своего создания в 2010 году природоохранная прокуратура все усилия бросила на то, чтобы прекратить раздачу земельных участков в городах Кавминвод в частные руки.
А о масштабах этого рынка говорят такие цифры: ежегодно только в Пятигорске выделялись в частные руки порядка 1 тысячи участков, покуда заслон не поставила прокуратура. Но теперь этот заслон снят.
 
Моя хата с краю, знать не знаю
 
Принятие 406-го федерального закона уже стало поводом для рассмотрения в думском комитете по природопользованию, который возглавляет бывший мэр Ставрополя Михаил Кузьмин. Депутаты направили обращение в Минприроды России с просьбой внести изменения в закон, вернув особо охраняемый статус Кавминводам.
В этой связи звучали на круглом столе и самые горячные предложения. Например, из уст бывшего мэра Ессентуков, руководителя общественной организации «Союз защиты курортов» Ивана Стоянова. Он считает, что краевое правительство должно, во-первых, наложить мораторий на исполнение 406-го федерального закона на территории Ставрополья, а во-вторых, передать Кавминводы под прямое федеральное управление.
Хотя сегодня уже очевидно, что Москва спешит как можно быстрее избавиться от заботы о природе, и федеральные полномочия в сфере экологии спешно «сбрасываются» на региональный уровень. К чему это привело, рассказал руководитель экологического общественного движения «Эко-курорт КМВ» Анатолий Бородич.
По его словам, в советское время территориальная схема природоохраны Кавминвод и даже генпланы городов-курортов утверждались Совмином СССР. Сейчас же природными объектами, уникальными по меркам страны, ведают местные чиновники. И нередко нечистые на руку, что особенно заметно, по словам Бородича, на примере единственного в стране грязевого озера Тамбукан, расположенного на границе Ставрополья и Кабардино-Балкарии.
В сентябре 2010 года мин-природы края (его тогда возглавлял Анатолий Батурин, ныне фигурант уголовного дела) выдало положительное экспертное заключение на проект строительства пансионата на берегу Тамбукана. Между тем, уверен Бородич, такое разрешение было выдано с превышением полномочий: это могли сделать только Росприроднадзор или Роснедра (то есть федеральные ведомства).
Более того, по соседству со строящимся пансионатом уже имеется другой, с автостоянкой и летним кафе, откуда все стоки идут в озеро. А кто его разрешил строить, вопрошал Бородич. Присутствующие на круглом столе чиновники краевого минприроды лишь руками разводили: дескать, это все было до нас, знать ничего не знаем. Привычная отговорка любого бюрократа.
 
Антон ЧАБЛИН,
обозреватель «Открытой» газеты
Окончание в следующем номере.


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий