Поиск на сайте

 

 

Отныне пассажиры российских самолетов и судов могут быть уничтожены вместе с террористами

 

На прошлой неделе премьер-министр Фрадков утвердил постановление «О применении оружия и боевой техники Вооруженными силами РФ для устранения угрозы или пресечения терактов» – приложение к федеральному закону «О противодействии терроризму». Суть документа сводится к следующему: в случаях «достоверной террористической угрозы» армия имеет право применять оружие и спецтехнику, сбивать самолеты с пассажирами или топить корабли.

 

Новая редакция закона «О противодействии терроризму» оказа-лась запоздалой реакцией на теракты 11 сентября в Америке– она была принята Госдумой РФ лишь в марте прошлого года.

Закон устанавливал общие принципы реагирования в случае терактов – детальные же инструкции должны были быть изложены в специальных нормативных актах правительства. На разработку этих инструкций ушло, как видим, больше года.

Что понимается в новом документе под «достоверной угрозой», в случае которой и можно вести огонь на поражение? Как разъяснил на пресс-конференции журналистам глава комитета Госдумы по безопасности, единоросс Владимир Васильев, это целый «комплекс факторов», а именно: «Если самолет или судно является нарушителем, с ним не устанавливается связь, он не реагирует на демонстративные действия (например, на поднятие в воздух боевой техники), и при этом в курсе его следования четко просматривается направление на особо опасные объекты».

То есть, если следовать букве постановления Фрадкова, «в случае возникновения реальной опасности гибели людей либо наступления экологической катастрофы».

Во время контртеррористической операции на суше боевое противодействие должно быть «соизмеримо со степенью опасности». Солдатам запрещено использовать оружие против несовершеннолетних, инвалидов и беременных женщин – за исключением тех случаев, когда они оказывают вооруженное сопротивление. Причем даже если бандит ранен, то российский военнослужащий обязан оказать ему доврачебную помощь.

Как пояснил журналистам глава комитета по обороне и безопасности Совета Федерации Виктор Озеров, «применение оружия и спецтехники будет соизмеряться с тем, сколько человек летит в захваченном самолете и на какой территории этот самолет упадет».

Причем, по словам Васильева, решение о применении спецсредств и оружия в каждом случае будет приниматься сразу несколькими высокими ведомствами – Минобороны, ФСБ и Национальным антитеррористическим комитетом. Да и вообще, мол, «документы, изданные правительством, соответствуют международному праву… и никого не должны напрягать», – успокоил всех депутат.

Прямо скажем, Васильев лукавит. В законодательстве абсолютного большинства стран нет норм, разрешающих уничтожать захваченные террористами гражданские самолеты и теплоходы.

Очень показателен в этом отношении пример Германии. В 2005-м здесь был принят аналогичный закон «О безопасности воздушного пространства» – а вскоре его положения опротестовала в Федеральном конституционном суде группа истцов, среди которых бывший министр внутренних дел (и, кстати, профессиональный пилот), а также вице-спикер германского парламента.

В начале нынешнего года суд признал германский закон антиконституционным. «Даже спасение большего количества жизней граждан не может оправдать убийство других невинных людей», – говорится в судебном решении. Нелишне напомнить, что Конституция РФ также гласит: «Каждый имеет право на жизнь».

Оперативно откликнулся на принятие постановления правительством России генеральный секретарь Совета Европы Тэрри Дэвис, который заявил журналистам: «Нельзя ограничивать права человека ради борьбы с терроризмом. Принятие таких ограничений – и есть победа террористов, доказательство их морального превосходства».

Господин Дэвис знает, о чем говорит. Перед Западом, лицом к лицу столкнувшимся с планетарным злом – мировым терроризмом, сегодня остро стоит дилемма: что важнее – безопасность граждан или соблюдение их гражданских прав?! Однако чаша весов все больше склоняется в пользу безопасности – что нередко приводит к катастрофическим последствиям.

Так, на весь мир прогремел случай, когда летом 2005 года в лондонском метро полицейские застрелили случайного парня, в котором якобы заподозрили террориста. Этот эпизод произвел в британском обществе эффект разорвавшейся бомбы – тамошние правозащитники загомонили о смягчении антитеррористического законодательства: мол, у силовиков слишком много прав, а вот у простых граждан их почти не осталось!

Увы, то, что в чопорной Британии или прагматичной Германии вызы-вает всенародное осуждение, в нашей стране стало почти нормой. Бесспорно, Россия пострадала от мирового терроризма больше всех прочих государств вместе взятых.

Видимо, именно этой логикой и руководствовались авторы правительственного постановления – на деле же получилось, что оно лишь закрепило очевидную вещь: когда российские власти воюют с бандитами, шансы выжить у простых граждан, случайно попавших в «зону проведения контртеррористической операции», минимальны.

С каждым годом отечественное законодательство дает силовикам все большую власть в деле борьбы с терроризмом. Так, в 2002 году тогдашний министр внутренних дел, а ныне главный единоросс страны Борис Грызлов подписал печально известный 870-й приказ, который регламентировал действия внутренних войск в «чрезвычайных ситуациях». Он, в частности, предусматривал создание на территории страны «фильтрационных пунктов», разрешал применять спецсредства для разгона митингов и демонстраций, а также осуществлять «ликвидацию бандитов в месте сбора банды».

Причем кого причислять к бандитам, а кого нет, – относится к компетенции «групп захвата», «штурмовой» и «огневой поддержки». Таким образом, министр, фактически, ориентирует сотрудников не на задержание предполагаемых преступников, а на их бессудную казнь.

По данным общественной организации «Россия избитая», жестокий 870-й приказ многократно применялся в разных уголках страны – в том числе, как писала наша газета, в селе Ивановском Кочубеевского района. По этому же зубодробительному сценарию действовал ОМОН во время недавнего разгона «Маршей несогласных» в Москве и Питере.

Правозащитники не раз обращались к Владимиру Путину с просьбой провести проверку милицейского приказа на соответствие Конституции. Президент перенаправлял их письма в Генпрокуратуру РФ, откуда недавно пришла резолюция, что приказ «не противоречит нормам международного права, международным договорам РФ и федеральному законодательству». Точка.

Стоит ли в этой ситуации абсолютно полагаться на вето президента? В марте прошлого года Путин подписал целый пакет поправок в законодательство по борьбе с терроризмом, значительно расширив список карательных функций. Отныне президент может давать «добро» на уничтожение террористов за пределами России – причем даже не обязан отчитываться о деталях спецопераций перед парламентариями.

В районе проведения контртеррористических операций ограничена деятельность СМИ – чтобы «лишнего» в эфир не выдали. Запрещена выдача трупов террористов их родственникам – что противоречит здравому смыслу и многовековым традициям всех мировых религий…

Бессудные казни идут и на Северном Кавказе, где уже 13-й год продолжается ползучая гражданская война. Но, как правило, они скрыты от общества. Публичными становятся лишь редкие случаи, как, например, «дело Ульмана».

Зимой 2002-го года, когда проходила спецоперация по поимке полевого командира Хаттаба в Чечне, группа разведчиков капитана Ульмана устроила засаду на одной из проселочных дорог. Военные упустили проезжавший мимо «уазик» с шестью пассажирами и открыли огонь по удаляющейся машине – в результате был убит находившийся в автомобиле директор местной школы. Остановив машину, разведчики добили оставшихся в живых мирных граждан и подожгли УАЗ, «зачищая» место «спецоперации». Суд над группой Ульмана тянулся пять лет, и обвинительный приговор был вынесен, когда преступники уже ударились в бега.

Новая история России знает немало примеров, когда в ходе спецопераций вместе с террористами массово гибли и сами заложники. В Беслане по школе, где находились сотни плененных детей, артиллерия била бронебойными снарядами; в подвалы театрального центра на Дубровке, заполненного заложниками, спецназ пустил удушающий газ…

Возмущенная общественность требовала провести расследование: почему уничтожение бандитов сопровождалось гибелью множества заложников? Государство уходило от ответа – за смерть невинных людей так никто и не ответил.

Теперь же за гибель мирных граждан силовики, по сути, не будут нести никакой ответственности: мол, действовали по приказу, в рамках закона… Ставропольцы, судя по нашему экспресс-опросу, в шоке.

 

Сергей ЕВСЕЕВ

 

"Невинных-то зачем убивать?"

 

Шокированная общественность Ставрополья обсуждает постановление Фрадкова

 

Борис ОБОЛЕНЕЦ, депутат краевой Думы, лидер краевого отделения партии «Союз правых сил»:

Этот закон ложится ровно в курс нашей нынешней власти: главное для нее – интересы государства, а не интересы человека. Вспомните Беслан или «Норд-Ост» – у силовиков был приказ: уничтожить террористов любым путем, невзирая на жертвы среди мирного населения. Мол, страна большая, еще нарожают – как ни ужасно, аморально, кощунственно это ни звучит. Я с такой логикой согласиться, конечно, не могу!

Юрий БЕРЕЗИН, юрист краевого Центра правового обслуживания:

Получается, что теперь человеческая жизнь в России вообще ничего не стоит. Да и как теперь общественность сможет проконтролировать спецслужбы: действительно ли была необходимость сбивать самолет или сравнять с землей школу – или были другие возможности разрешить кризисную ситуацию.

Артем ФАТЕЕВ, член краевой правозащитной организации «Крепостная гора»:

К этому закону я отношусь отрицательно и как гражданин, и как правозащитник. Это столь явное нарушение конституционных прав граждан, что просто диву даешься! Получается, за то, что наши доблестные спецслужбы прохлопали ушами и пропустили в самолет вооруженных террористов, мирные граждане должны будут расплачиваться самым дорогим – жизнью собственной и своих близких.

Владимир ПОЛУБОЯРЕНКО, руководитель краевого отделения всероссийской экологической организации «Подорожник»:

Такой закон – форменная бесовщина, другого слова и подобрать не могу. Нет ничего дороже человеческой жизни, и государство должно делать все возможное, чтобы сохранить каждую жизнь. А тут получается: сотней людей больше, сотней меньше – для власти неважно. Оценивая, стоит ли сбивать тот или иной самолет, чиновники берут на себя функцию Господа Бога. Но ведь может быть огромное количество причин, когда самолет могут принять за захваченный террористами ошибочно, – например, радиосвязь или автопилот отказал, у летчика сердечный приступ…

Елена ПОНОМАРЕВА, журналист газеты «Вечерний Ставрополь»:

- У меня к этому правительственному постановлению двоякое отношение. С одной стороны, это нарушение всех прав человека. Может, кто-то везет муляж бомбы и из-за какого-то дурака погибнут десятки людей.

С другой стороны, расстреливать самолеты вместе с пассажирами можно только в крайних случаях. Яркий пример - теракт 11 сентября, когда два самолета врезались в американские башни-близнецы, а еще один американцы уничтожили вместе с пассажирами на борту. Ну, ведь у них уже не было выбора, тысячи людей сгорели в башнях! А террористам все равно, когда их расстреляют, на земле или в воздухе. Для них чем больше жизней положено, тем лучше, особенно, если это террористы-смертники.

Самолеты с бандитами можно расстреливать, на мой взгляд, лишь в том случае, если времени на раздумья нет, а последствия могут быть катастрофические – как в Америке 11 сентября. Но это крайняя мера. Потому что если учитывать нашу российскую ментальность: кто-то перепил, кто-то по шутке сказал, что у него бомба в сумке, так можно тысячи невинных людей уничтожить. Я за то, чтобы усиливались работы наземных служб и тщательнее проверялись багажи в аэропортах.

Андрей ПЕТЕЛИН, руководитель агентства по продаже авиабилетов «Вояж»:

- Это просто дикость. Сразу вспоминается жуткая история с «Норд-Остом», когда отравили десятки людей вместе с шахидками, обвешанными взрывными устройствами. Потом родственники погибших строчили письма в мэрию и прокуратуру Москвы о том, чтобы им выплатили моральную компенсацию за умерщвленных родственников.

Эти судебные тяжбы продолжаются и по сей день, а теперь с подписанием такого приказа все законно получается. Можно травить газом, расстреливать, взрывать – и списывать все это на государственные нормативы: дескать, а как вы хотели, там же были террористы! Мы только о благе народном беспокоились! Просто свинство получается!

Елена СВИНЦОВА, главный редактор газеты «Ставропольский управдом»:

- На мой взгляд, взрывать самолеты вместе с террористами – просто средневековье. Рядовой гражданин платит налоги со своей зарплаты на содержание федеральных служб, покупает билеты на самолет за последние деньги, летит на отдых и вдруг… самолет захватывают! В этом виновато государство, а не люди! Почему МВД, ФСБ, Служба внешней разведки и прочие спецслужбы, отвечающие за безопасность граждан, допустили подобное? Нужно вести работу на земле, а не расстреливать ни в чем не повинных людей в воздухе!

 

Опрос провели

Элла ДАВЫДОВА и

Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий