Поиск на сайте

 

Хаос в земельных делах ставропольская Роснедвижимость создает искусственно - в целях банального и откровенного рэкета, убежден депутат Госдумы Ставропольского края Андрей Разин

 

- Редакция не ожидала, что публикация «Камень на меже» вызовет такую мощную волну откликов. Вот и вы, Андрей Александрович, захотели поделиться своими размышлениями и выводами о деятельности нашей Роснедвижимости. Что, это самая болевая точка в крае?

- Слабо сказано, «болевая»! Это настоящий «нарыв», который вот-вот прорвется, так он достал жителей Ставрополья. Госструктура, возглавляемая г-ном Зазирним, буквально стала тормозом в деле межевания земли, провозглашенном Путиным важнейшей государственной задачей. Исторически повелось, что в России земельный вопрос - судьбоносный, а потому весьма болезненный.

Еще большую остроту он приобретает в исконно аграрных регионах, таких как Ставропольский край. Именно Роснедвижимость - ключевое ведомство в «земельных» делах, единый орган учета всех объектов недвижимости в стране. Сегодня на него завязан целый ряд важнейших начинаний в нашем государстве: земельная реформа, «дачная амнистия», нацпроекты по доступному жилью и развитию АПК… И от качества работы кадастрового ведомства зависит стратегическая стабильность государства Российского. Но ставропольская Роснедвижимость эту стабильность, по-моему убеждению, серьезно подрывает.

- Если судить по обвалу жалоб на работу Роснедвижимости, в этом «датском государстве» явно неспокойно. В чем, по-вашему, это неблагополучие там проявляется?

- Сталкиваться с Роснедвижимостью приходится каждому ставропольцу, который оформляет право на землю. Сейчас в крае идет земельная реформа - в ходе которой каждый аграрий должен вместо договора аренды своей земельной доли (пая) оформить договор аренды конкретного, выделенного в натуре, участка. Для этого надо пройти целый комплекс процедур: оформить межевое дело и поставить землю на кадастровый учет в Роснедвижимости, затем зарегистрировать договор аренды в Росрегистрации.

В целом на Ставрополье сегодня перерегистрировано лишь 37% арендных договоров! А на некоторых территориях края ситуация так и вовсе катастрофическая - например, в Новоселицком, Минераловодском, Курском районах зарегистрированы договоры меньше чем на 10-15% земель.

- Странно, не правда ли, что крестьяне не спешат зарегистрировать свое законное право на землю?

- Да никакой странности. Причина явления тут как на ладони. Кадастровая стоимость одной земельной доли в крае составляет 20-25 тысяч рублей, а за весь комплекс процедур ее перерегистрации крестьянин должен заплатить 15-20 тыс. рублей. Большие для крестьянина деньги. Но он все равно был бы готов на эти расходы. Ведь если кто-то из селян не успеет оформить новый договор в срок, то его земля уйдет в доверительное управление арендатора либо попадет в фонд перераспределения. То есть фактически крестьянин лишится права на свою землю.

Но главное в другом - люди от сохи ни физически, ни морально не могут выдержать изматывающего многомесячного хождения по кабинетам Роснедвижимости. Там в «полном пакете» люди получают всё: небрежное, да и просто хамское к себе отношение сотрудников, огромные очереди, которые нужно занимать с пяти утра, тесноту и духоту в отделах, полную невозможность получить какую-либо информацию от чиновников...

- Я на днях ради эксперимента зашел на сайт краевой налоговой инспекции - там вывешены подробные образцы заполнения любых документов. А на сайте краевой Роснедвижимости - ни одного образца! Это что, «политика» такая?

- Конечно, сознательная «политика»: чиновники темнят, чтобы никто ничего не понимал, не ведал, с какого бока к проблеме подойти. Полная темнота, в которой люди тычутся в стену, в роли униженных просителей месяцами вынуждены бегать из кабинета в кабинет. Многие такой нервотрепки даже физически не выдерживают. Был, рассказывают, случай: старенький дедуля умер прямо на ступеньках одного из отделов Роснедвижимости - сердце не выдержало многодневного стресса от хождений сюда. Так что многие землевладельцы, не вынеся нервотрепки, сдаются.

- Как сдаются?

- По-разному. Те, у кого денег побольше, пытаются найти «общий язык» с сотрудниками Роснедвижимости. А многие селяне готовы продать свою землю хоть черту, лишь бы избавиться от хождения по кругам ада, которые им устраивает ведомство Зазирнего. Всем известно, что ставропольские земли сельхозназначения в массовом порядке скупают «варяги» из Москвы, Ростова, Краснодара, Дагестана. Таким образом, налогооблагаемая база «уплывает» из края в соседние регионы.

Это серьезнейшая проблема нашего края, о которой неоднократно говорил и губернатор Черногоров, и главный федеральный инспектор Коробейников. Но это одни лишь разговоры. А Зазирний продолжает разрушать землеустроительную систему, которая до него создавалась профессионалами куда более высокой квалификации, чем он сам. Тем более что сам он в земельном вопросе не крупный специалист - бывший комсорг, в 90-е годы, как говорил своим подчиненным, работал в «Росспиртпроме». Дескать, я винодел. А с винодела какой спрос?

Зазирний по существу разрушил кадровый потенциал земельного ведомства, который в нашем крае создавался десятилетиями. Заняв кресло главы ведомства, он в массовом порядке стал увольнять руководителей территориальных органов, ведущих специалистов - людей, проработавших здесь по 20-30 лет. За период с 2003 по 2006 годы уволены специалисты в Арзгирском, Благодарненском, Буденновском, Грачевском, Изобильненском, Курском, Минераловодском, Нефтекумском, Новоселицком, Новоалександровском, Петровском, Предгорном, Труновском, Шпаковском районах, Железноводске, Ставрополе…

При этом многие уволены с грубейшими нарушениями трудового законодательства. Состоялось несколько судов по восстановлению на работе незаконно уволенных, прокуратура писала представления на Зазирнего, а ему на это плевать - безбоязненно продолжает расправляться с неугодными, формировать команду под себя, лично ему преданную, готовую выполнять любое его беззаконное решение.

- Из кого же он себе команду подбирает?

- Из неопытного молодняка - в большинстве своем юристов. Я ничего против юристов не имею, но каждый должен заниматься своим делом. Землеустройство - это отдельная наука, которая требует особых знаний и, что самое важное, практического опыта.

- Но зачем, спрашивается, набирать откровенных неспециалистов? Вот в СтГАУ уже много лет существует кафедра землеустройства - трудоустраивали бы ее выпускников!

- Это вещи очевидные для тех, кто думает по-государственному. Но не для г-на Зазирнего! Он-то как раз избавляется от людей, которые имеют собственное мнение и не боятся его высказывать вслух, которые указывают ему на ошибки и просчеты, которые видят все, что г-н Зазирний хотел бы от чужих глаз скрыть. Ясно же, что без опыта и знаний в Роснедвижимости делать нечего. А если кадастровое ведомство оккупировали малосведующие в земельных делах люди, значит, на них возлагаются далекие от государственных интересов задачи.

- Готовясь к беседе с вами, Андрей Александрович, я полистал межевые дела, которые Роснедвижимость тысячами возвращает специалистам на якобы доработку. В глаза бросилась общая для всех причина «отлупа». Свои претензии кадастровики оформляют, по сути, под копирку, пишут: «вы нарушаете…» - и далее в столбик перечисляются разные-разные законы, числом с десяток. Причем нет никаких ссылок на статьи, которые якобы нарушены.

- Об этом и мне с возмущением рассказывали специалисты. Действительно, скажи, какой именно пункт закона нарушен, укажи на ошибку. А сотрудники Роснедвижимости отвечают с ухмылочкой: ищите сами… Цель понятная: всеми способами тянуть с оформлениями межевых дел. Мне рассказывали, что Зазирний дал негласное распоряжение без замечаний ни одного дела не отдавать.

Ко мне, как к депутату, очень много поступает жалоб на темные делишки, которые творятся в этом ведомстве. И мне специалисты тоже показывали подготовленные ими землеустроительные документы, которые возвращают внаглую и беспричинно - зеленый малоопытный молодняк из команды Зазирнего просто над ними издевается. И ведь в своих издевательских выдумках доходят до абсурда.

- Например, в чем?

- Мне показывали землеустроительный документ, который не был завизирован только потому, что на одной странице межевого дела было написано «деревянный кол», а на другой - «деревянный колышек». Мол, непонятно, с помощью какого инструмента проводилось межевание: «кола» или «колышка».

- Так можно гонять по кругу дела до бесконечности...

- О том и речь. Это при том, что есть разъяснительное письмо заместителя руководителя федеральной Роснедвижимости Кислова, где прямо и четко сказано: повторные замечания при рассмотрении межевого дела не допускаются. Но Зазирнему не то что свое начальство, ему и федеральные законы - не указ.

- Изучая тему землеустройства, я беседовал со многими специалистами «СтавропольНИИгипрозема». Эта государственная структура давно работает в земельной сфере, но Зазирний буквально ее душит, вытесняя с рынка в пользу частных фирм и фирмочек.

- Вот-вот... Сейчас вы вспомнили еще об одной стороне неприглядной деятельности Зазирнего: его войне со «СтавропольНИИгипроземом», о которой я тоже хорошо осведомлен. Ожесточенную подковерную войну с НИИ он ведет в первую очередь потому, что опытные землемеры института не дают ему бесконтрольно подмять под себя все земельные дела в крае - самый сладкий кусок государственной собственности.

Они не дают ему попирать Закон и оставаться единоличным хозяином, бесконтрольным распорядителем возможностей, которые дает «хлебная» должность. Более того, на земельном рынке институт - самый серьезный конкурент для расплодившихся частных фирм, которым глава ставропольской Роснедвижимости безмерно благоволит, думаю, не за красивые глаза.

- Какие сегодня конкуренты у «СтавропольНИИгипрозема»?

- Если вы знаете, в советское время этот институт был единственной организацией в крае, которая занималась межеванием земель. Потом, с приходом рыночных времен, этот рынок открылся для «частников». Так, сегодня на Ставрополье в этой сфере работает порядка 170 землеустроительных фирм и частных предпринимателей. На мой взгляд, это слишком много. Скажем, в экономически развитых странах Запада 80-85% землеустроительных работ по-прежнему выполняется государственными структурами, а у нас 80% - частными компаниями.

- Но разве рыночная конкуренция хуже госмонополизма?

- Конкуренция, конечно, должна быть, но не откровенно антигосударственная. В российских реалиях мы получили тотальное слияние чиновничества и бизнеса. Возникло множество частных фирм, «кормящихся» при краевой Роснедвижимости, причем их фактические владельцы - именно чиновники кадастрового ведомства, которые, напомню, являются госслужащими, и потому предпринимательской деятельностью им заниматься запрещено.

- Но, понятно, свой личный бизнес они «расписали» на родственников.

- Еще бы! Яркий пример тому - кадастровый отдел в Невинномысске. Возглавляет его Павел Макаренко, а то ли его жене, то ли его сыну принадлежит фирма, которая занимается межеванием. Фирма и филиал «СтавропольНИИгипрозема» на рынке Невинномысска основные конкуренты. Но как раз о конкуренции тут и речи нет, поскольку госчиновники из ведомства Зазирнего играют только в ворота этой самой фирмочки. Причем Макаренко выдумывает самые иезуитские способы, как бы выдавить госструктуру с рынка и утвердить там свой «семейный подряд».

- Но это же прямое нарушение антимонопольного законодательства!

- Разумеется. Но краевой Роснедвижимости к нарушениям закона не привыкать. Мне рассказывали, что Макаренко вывесил на дверях своего отдела объявление для посетителей: дескать, в межевых делах «СтавропольНИИгипрозема» много ошибок. Намек ясен: мол, идите в фирму моей жены. А потом Макаренко обнаглел настолько, что и вовсе отказался принимать землеустроительные дела института к производству. Естественно, клиентуре ничего не оставалось, как идти в его семейную фирмочку.

- Сотрудники «СтавропольНИИгипрозема» рассказывали журналистам «Открытой», что Макаренко так рьяно лоббирует интересы своей супруги, что опускается до примитивного хулиганства. Однажды просто вышвырнул в коридор пачки подготовленных институтом межевых дел. А в другой раз устроил дебош: сорвал со стены вывеску филиала института (он расположен в одном здании с городским кадастром) и на глазах изумленных сотрудников растерзал ее. Сотрудники жаловались Зазирнему...

- ... но тот и в ус не дует. Таких людей, как Макаренко, Константин Иванович, конечно же, в обиду не даст, они же одной веревочкой личных интересов связаны. Разве это неясно?! При этом и психологически, и по мировоззрению они очень близки.

- В каком смысле?

- Сошлюсь на рассказы десятков людей, которые с Константином Ивановичем работали. У него просто страсть к бесконечным и малорезультативным планеркам, совещаниям. Собирает на них руководителей территориальных отделов управления с бессмысленной частотой и без объективной надобности. Люди и в дождь, и в снег вынуждены со всего края съезжаться в Ставрополь и с недоумением, пожимая плечами, выслушивать беспредметные пустые наставления.

Только в прошлом году, рассказывали мне землемеры, Зазирний раз пять менял «установку» - на каком «этаже» его ведомства землемерам нужно утверждать межевые дела. То сначала дела утверждает лично он, то передает эти функции территориальным (районным и городским) отделам Роснедвижимости. Едва землемеры все документы подготовят, приносят в край - а там новая указивка: несите на утверждение в город. Идут в город, а их обратно «отфутболивают» в край.

- Андрей Александрович, очень болезненный вопрос для городов края - «точечная застройка». Жители Ставрополя, как известно, криком кричат от произвола застройщиков: магазины, игровые клубы, стоянки вырастают на месте детских площадок, скверов. По закону, ведь именно Роснедвижимость должна осуществлять контроль за выделением земель под застройку?

- По закону - да. Константин Зазирний является государственным инспектором по использованию и охране земель в крае, список его полномочий очень широк: он имеет право посещать любые объекты строительства, изучать любую документацию, составлять акты об административном правонарушении. Фактически, без его согласования не должна осуществляться ни одна сделка - будь то продажа дачи или выделение десятков гектаров заповедной земли горы Машук под строительство коттеджного поселка. Но, как вы знаете, в этом вопросе беззакония творятся массово.

- И Зазирний, понятно, об этом не может не знать. Так почему, имея мощные функции земельного контроля, он молчит в тряпочку?

- И я бы хотел такой же вопрос задать. Только кому? Может быть, Счетной палате РФ, которая в ходе недавней проверки администрации Ставрополя выявила в земельной сфере нарушений на миллиард рублей - причем, по мнению аудиторов, едва ли не в каждом эпизоде присутствует «коррупционная составляющая».

- Тем не менее, как нам известно, у Москвы к руководству краевой Роснедвижимости масса претензий. Федеральное начальство вынуждено то и дело отменять противоречащие закону приказы г-на Зазирнего.

- Отмененных приказов Зазирнего - не счесть. Я просто поражался, когда изучал этот вопрос. Например, в июле прошлого года он издал приказ, по которому площадь огромного числа земельных участков в крае признавалась декларируемой, то есть ориентировочной. Последствия для края были катастрофическими: тысячам собственников участков было отказано в постановке их земель на кадастровый учет. И без того замотанным людям пришлось в спешном порядке проходить долгую и муторную повторную экспертизу своих межевых дел. Только представьте, какая это нервотрепка, потеря сил и времени! В мае 2007-го этот приказ был отменен руководством федеральной Роснедвижимости.

В июле 2006-го Зазирний издал еще один приказ, по которому в межевом деле обязательно-де должны находиться чертежи пунктов опорно-межевой сети. Опущу технические подробности. Скажу лишь, что претензия эта совершенно надуманная, смысла у нее никакого, кроме одного - безмерно удлинить подготовку каждого землеустроительного дела. В апреле 2007-го приказ этот отменен Минюстом РФ.

- А что за престранный документ «Описание земельного участка», за утверждение которого нужно выложить 600 рублей и без которого в краевом кадастровом ведомстве не принимают межевые дела? Наши читатели в позапрошлом номере «Открытой» наперебой свидетельствовали: эта очередная выдумка г-на Зазирнего незаконна.

- Так оно и есть. В августе 2006 года Зазирний утвердил «Схему взаимодействия» своего управления и Земельной кадастровой палаты края. Суть этой схемы сводится к следующему: одновременно с межевым делом проситель должен утверждать и описание земельного участка, которое представляет собой всего лишь выборку отдельных листов из самого дела.

Между тем федеральное законодательство однозначно утверждает: описание участка визировать не нужно! Да и вообще это противоречит элементарному здравому смыслу: как если бы вас заставляли проверять соответствие подлинника документа и его нотариально заверенной ксерокопии! Казалось бы, полный абсурд! Но наверняка господин Зазирний все эти приказы не просто так штампует, не от недомыслия.

- А для чего, как вы считаете?

- Логика всех этих новшеств очевидная: господин Зазирний «замыкает» все процессы внутри Роснедвижимости - кадровые, финансовые, организационные - лично на себе. Он единоличный правитель в своей вотчине, этакий удельный князь, без которого практически не решается ни один важный вопрос. А вот как зачастую решаются в его ведомстве вопросы - об этом мне рассказывали сотни людей. Через банальный и наглый рэкет!

Услуги в этом хлебном ведомстве стоят дорого. «Берут» и с богатых, и с нищих. Мне один бизнесмен рассказывал, что был свидетелем сцены, когда вымогали деньги - 500 рублей - с 80-летней старухи, пришедшей в какой-то кабинет в Роснедвижимости с документами на свой огородик. Старушка слезно пыталась вымогателей разжалобить: у нее, мол, пенсия всего 1200 рублей, отдать из них половину - значит, попросту обречь себя на голодную смерть. Тот бизнесмен, не выдержав сцены, сам заплатил за пожилую женщину чиновным вымогателям.

Особенно «в курсе» таких взаимоотношений риэлтеры. Кадастровая служба своим рэкетом, как они сами говорят, просто «задолбала». Но поименно назвать коррупционеров люди боятся, потому что видят: кто-то их «крышует», держит над ними «зонтик». Видят же, столько жалоб на ведомство Зазирнего, столько претензий к нему, а он непотопляем.

- Думается, нетрудно догадаться, почему он непотопляемый. Ведь к нему на поклон обращаются и вип-персоны с большими должностными возможностями, которыми они могут с Зазирним поделиться. Или, на худой конец, «прикрыть» его, если кресло под ним зашатается.

- Конечно, это так. По крайней мере, я так считаю. Все жалобы на этого состоятельного господина тонут, как в вате. Неспроста он так вольготно чувствует себя на своем посту. И прокуратуры не боится, наоборот, ею других шантажирует - чуть что, сразу строчит туда жалобу на очередного «упрямого» клиента. Это один из его излюбленных приемов давления на критиков и «несогласных» играть по его правилам и на его условиях.

Между тем я знаю, что он подставлял прокуратуру очень крепко, пытаясь возбуждать уголовные дела на своих бывших сотрудников. Все в итоге оказывалось блефом. Прокуратуре бы вынести по этому поводу определение, но Константин Иванович, как всегда, выходит сухим из воды.

- Мы тоже в этом убедились, обратившись за комментариями о деятельности кадастрового ведомства к некоторым членам краевого правительства. Отвечают уклончиво, осторожно. Даже губернатор Черногоров на такой же наш запрос ответил обтекаемо: мол, и ему на краевую Роснедвижимость поступает большое количество жалоб, а потому-де на днях он вызовет Зазирнего к себе и с ним «серьезно поговорит». А ведь, насколько нам известно, к Черногорову с коллективной жалобой обращались даже руководители нескольких муниципальных районов края, настаивали, чтобы губернатор ходатайствовал перед Москвой об увольнении Зазирнего.

- В свое время Александр Черногоров сам привел в край Зазирнего, верил ему. Но тот постоянно подставляет губернатора, разрушает в крае систему землеустройства. Есть еще много такого, на что Александру Леонидовичу пора посмотреть критическим взором, иначе будет поздно, о чем я ему не раз говорил.

- А лично вы будете каким-то образом решать эту больную проблему, в которой, как я понял, разбираетесь неплохо, тем более, что и к вам жалоб поступает немерено.

- Не останусь в стороне точно. Не в моих это правилах молчать, когда вижу, какие в крае безобразия творятся. В самое ближайшее время намерен обратиться по этому поводу в законодательные и исполнительные структуры. Непременно найду возможность встретиться с министром Минэкономразвития РФ Грефом. С беспределом и беззаконием в ставропольском хлебном ведомстве надо кончать!

 

Беседовал

Сергей ЕВСЕЕВ

 

Альбина 03 мая 2008, 22:43

Целиком и полностью согласна со статьей,в нашем регионе в отделениях Роснедвижимости процветает взяточничество...дела гоняют по кругу .. пример- сведения ГЗК дата изготовления и утверждения перепутаны местами,т.е., сначала подписание .потом изготовление из-за этого или бланк акта согласования не тот якобы,с датами полный кишмиш.если под рекомендации не подходит то возврат..и так далее и тому подобное..а ссориться все бояться потому что все зависят от них.В данной ситуации самыми бесправными оказались как ни странно лицензиаты, потому что получая "огромные бырыши" платят всем чтобы спокойно работать,сверх договора делают море работы(по крайней мере себя имею ввиду),столько грязи вылито за последнее время на лицензиатов...хотя являются единственно работающей структурой во всей цепочке оформления земли.Да хоть завтра цены снизим (хотя 3-4 тысячи вполне приемлемая цена)если сократят пакет документов до разумного и количество согласующих структур.

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий