Поиск на сайте

 

Крупную банду торговцев смертью обезвредили сотрудники ставропольского управления наркоконтроля, проявив высокий профессионализм и верность делу

 

Жителя Ставрополя Владимира Амбарцумяна, хорошо известного в криминальных кругах Северо-Кавказского региона по кличке «Полосатый», знают все наркоманы города. На страшную иглу он посадил сотни наших земляков, разрушив их судьбы.

Свою криминальную карьеру Амбарцумян начал еще в начале 90-х с кражи, а уже год спустя попался на мошенничестве. Суд признал его особо опасным рецидивистом (отсюда и кличка, преступникам такого масштаба на зоне положена полосатая форма). Отмотав более пяти лет в колонии строгого режима, Амбарцумян вернулся в Ставрополь, однако годы, проведенные на нарах, на пользу ему не пошли, и будущее он плотно связал с торговлей тяжелыми наркотиками.

Центральный «офис» «Полосатого» располагался по улице Репина, 40, в его частном особнячке, где с ним проживали около десятка родственников, верных его подельников. Другая «блат-хата» находилась на улице Бурмистрова, 201, хозяином которой был правая рука Амбарцумяна Марат Бегларян, тоже один из преданных наркобарону родственников. Пожалуй, нет в Ставрополе ни одного наркомана, который бы не знал Марата и «Полосатого», так или иначе дело с ними имели все.

На первый взгляд, наркотики они продавали вполне свободно, не таясь, чуть ли не зазывая покупателя, как на рынке. Вот, например, показание одного из тех, кто постоянно контактировал с «Полосатым», а сегодня активно сотрудничает со следствием управления наркоконтроля (имя его по понятным причинам не называем):

- У меня много знакомых, употребляющих наркотики, иногда они приходят ко мне и просят достать для них «ханку» (опий. - Авт.), героин или ангидрид уксусной кислоты. Я брал у них деньги и шел на улицу Репина, где жил «Полосатый». Заходил во двор дома и говорил любому из его многочисленных родственников, какой мне нужен наркотик. Товар можно было взять в любое время суток.

Однако взять «Полосатого» и Марата было не просто. Оба контролировали в Ставрополе львиную долю сбытовой сети опия и героина, но были абсолютно непотопляемыми. И тому были веские основания: следствие не сомневается, что долгое время преступное сообщество действовало под серьезным покровительством кого-то из властных структур.

Родственники наркоманов годами стучались в кабинеты высоких чиновников с требованием закрыть точку сбыта зелья, не однажды, доведенные до отчаяния бездействием властей, бросали в дом «Полосатого» бутылки – но те ничего знать не знали, ведать не ведали. И это при том, что в поле зрения компетентных служб банда попала еще в 2003 году.

Но даже своей «крыше» Амбарцумян не доверял безоглядно, а потому по мере становления бизнеса конспирация его становилась все сложнее. Поначалу непосредственно с клиентами в «офисе» наркобарона общалась седовласая бабуля лет 80, мать «Полосатого». Плевать было бабке, что среди клиентов ее сплошь дети, которые годятся ей в правнуки. Вряд ли она задумывалась, что напади, не дай Бог, конечно, на Россию враг, ее, старую торговку смертью, и защищать-то некому будет, потому что те, кто должен защищать, с ее помощью валяются в наркотической отключке. И это не выдумка, и не «страшилка»: как утверждает статистика, каждый пятый призывник хоть раз да пробовал наркотики.

Позднее по периметру дома «Полосатый» установил видеонаблюдение, а бабушку на ее посту сменили многочисленные шустрые племянники наркобарона, бдительно контролирующие не только придомовую территорию, обнесенную трехметровым каменным забором, но и всю улицу. Едва за десятки метров от особняка появлялись незнакомые люди или неизвестные машины, как тут же наблюдатели трубили тревогу.

Дом превратился в непреступную крепость. Этнические особенности преступной группировки, семейственность, конспирация, усиленная «крышеванием», вселили в «Полосатого» сытую уверенность в вечности своего сверхдоходного бизнеса. Никто из родственников Амбарцумяна, как и сам он, официально нигде не работали. Сбытовая сеть крепла день ото дня – по каждому из адресов (на Репина и Бурмистрова) обслуживали около двух десятков посредников.

Взять с поличным главаря было непросто, да и обыски, как показала практика, не всегда дают результат. Насмотревшись по телевизору передач вроде «Дежурная часть», наркоторговцы научились умело маскироваться. Зелье, например, прячут около унитаза, небольшими партиями, и в случае опасности тут же его уничтожают. Перед тем, как посреднику передать наркотик, его фасуют в маленькие целлофановые мешочки и на встречу идут, держа его во рту. Почувствовав малейшую угрозу, вещественное доказательство просто проглатывают. В телефонных переговорах используют условные фразы. В общем, всё как в шпионских детективах.

Прежде чем накрыть точки сбыты, в управлении наркоконтроля около полутора лет кропотливо вели разработку операции, около полугода ушло на активную ее фазу – под видом перепродавца в банду внедрили своего сотрудника. На эту роль подобрали человека, не успевшего «засветиться» в криминальной и наркоманской среде.

Однако у «Полосатого» работала своя разведка, в управлении это чувствовали и достоверно знали из данных оперативников. Так, у здания наркоконтроля на улице Доваторцев стали появляться машины, откуда люди «Полосатого» с утра до вечера вели наблюдение за теми, кто его посещает, да просто прогуливается по улице, сидит на лавках. Но сотрудник наркоконтроля расшифровать себя не дал, и, в конце концов, ему поверили.

- В нашу задачу входило взять самого Амбарцумяна, как предводителя преступной группировки, а потом уже его подельников, - поясняет начальник оперативной службы управления наркоконтроля по краю, полковник полиции Андрей Долбня. – Вся сложность операции состояла в том, что нам предстояло собрать убедительную доказательную базу того, что «Полосатый» занимался не столько хранением, сколько сбытом наркотиков. Дело в том, что за хранение по закону предусмотрено не более трех лет лишения свободы, а на практике, в девяти из десяти случаев, пойманные на этом отделываются условным сроком. А вот за сбыт, причем независимо от объемов, грозит срок от четырех лет заключения и выше.

Следствие пока не закончено. Предстоит более детально выяснить пути доставки зелья в Ставрополь, выявить всех, кто работал с «Полосатым» и Маратом, отработать версию по «крышевателям» наркодельцов. Однако главное сделать удалось – в управлении собрали неопровержимые доказательства того, что преступная группировка занималась именно сбытом наркотиков. Сотрудники наркоконтроля зафиксировали 8 фактов сбыта, изъяли крупную партию опия и героина, более 400 тысяч рублей в различной валюте. А это значит, что каждому из шайки ломится от 8 до 20 лет заключения, и от ответственности никто не отвертится.

- Мы уверены, что «Полосатый» в суде свое получит, однако разоблачением крупной банды для эффективной борьбы с наркоторговцами мало, - говорит старший следователь по особо важным делам краевого управления наркоконтроля, майор полиции Виктор Сердюков. – Ведь наркомафия – это как змей Горыныч: одну голову срубил, а на ее месте выросло две новых. Мы очень нуждаемся в помощи населения, в информации о распространении наркотиков. Мы ждем звонков на телефон доверия 77-66-69, или, поскольку я веду это уголовное дело, на мой прямой номер 73-80-65. Самые незначительные сведения помогут нам сберечь жизни тысяч людей, сохранить семьи, друзей, работу. Люди должны понять, что без массового антинаркотического движения с этой бедой нам в одиночку не справиться.

 

Олег ПАРФЕНОВ



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий