Поиск на сайте

 

 

Россия появилась в Крыму уже в конце XVIII века, для истории – «вчера»

 
Правда, Тмутараканское княжество, основанное киевским князем Святославом после разгрома хазар во второй половине X века, от крымских берегов отделял всего лишь Керченский пролив. Но просуществовало оно немногим более века.
А потом заявились завоеватели – монголы. Подлинным хозяином земель солнечной Тавриды стала Золотая Орда. А когда она распалась, Крымское ханство, добившееся независимости в 1441 году, провозгласило себя ее преемником.
Для Москвы это значило, что дань отныне она должна была платить наместникам из Бахчисарая. Что, впрочем, не избавляло подвластные ей земли от регулярно повторяющихся разбойничьих набегов со стороны крымских татар.
Если дело доходило до открытого военного столкновения, верх  обычно брали «басурмане». Так, в середине XV века великий князь Василий Темный провел у них в плену целый год. А в 1571 году татары сожгли Москву почти дотла. И платить унизительную дань – «поминки» - приходилось до 1680 года.
Два первых наступательных похода на Крым, снаряженные при царевне Софье, ожидаемого триумфа не принесли.
А вот ближе к середине XVIII века русская армия под командованием фельдмаршала Бурхарда Миниха впервые взяла штурмом Перекоп и прошла полуостров насквозь. Было разрушено и сожжено все, что попалось на пути.  О большем тогда не помышляли.
 
Не мытьём, так катаньем
 
Замысел  сделать Крымское ханство своим сателлитом родился в  правление Екатерины II. Канцлер граф Михаил Воронцов в поданной царице записке убеждал: «Полуостров Крым настолько важен, что действительно может почитаться ключом Российских и Турецких владений», завладев которым Россия могла бы держать «под страхом ближния  восточныя и южныя страны, из которых неминуемо имела бы она между прочим привлечь к себе всю коммерцию».
Приведенные доводы казались убедительными со всех сторон, смущала лишь одна закавыка – сувереном крымских татар была могущественная Порта. Взять и оттяпать у нее лакомый кусок за просто так – для этого требовалась не только смелость. Но все решил случай. 
В 1768 году Турция объявляет России войну из-за приграничного конфликта. Но янычарский дух уже не демонстрирует былой отваги. Османы терпят ряд поражений. А через три года русская армия вторгается в Крым.  Но захватывать полуостров в Петербурге нужды не видели. Там считали, как писал историк Арон Новичев, что «достаточно просто отказа турок от ханства — оно настолько мало, несоизмеримо по сравнению с царской империей, что само впадет в полную зависимость от новых хозяев».
Но когда канцлер граф Никита Панин через своего посланника завел речь о «святой вольности» с крымским ханом, обещав ему помощь в достижении полной самостоятельности Крыма, последний назвал сделанные предложения «пустословием и безрассудством».  Татары совсем не горели желанием менять легкую зависимость от единоверного султана на покровительство грозной иноверной царицы.
Коль хан оказался несговорчив, пошли другим путем: элитарной прослойке за отказ от турецкой опеки стали сулить всякие выгоды и привилегии, полагая, что от сделанных обещаний «разврат в татарах от размыслия произойти может».
План удался. Сторонники ориентации на Россию нашлись и среди членов ханской  семьи.
И, наконец,  1 ноября 1772 года собравшиеся представители татарской знати подписали трактат, провозгласивший независимость ханства, а также «союз, дружбу и доверенность» между Крымом и Россией. И здесь же  в знак этого уступили ей «во всегдашнее содержание» Еникале и Керчь.
 
Потёмкин – всему голова
 
В мае 1782 года восставшие татары свергли российского ставленника на ханском престоле Шагин-Гирея. Слишком рьяно он пытался насаждать непопулярные в народе обычаи и правила, которые усвоил, живя в Петербурге. Прибежище он нашел в русской крепости в Керчи.  В Турции заявляют о ненависти народа к Шагин-Гирею и предлагают послать в Крым комиссаров от России и Порты, чтобы на месте опросить народ. Но царские дипломаты возражают: все, кто пытается свергнуть законно избранного хана, являются бунтовщиками.
Руководить подавлением  мятежа Екатерина II направляет своего ближайшего соратника Григория Потемкина. Светлейший князь сразу распоряжается «приготовить умы народные к принятию подданства, а если же усмотриться замысел противный, то оный уничтожить, буде нужно - и военною рукою».
А Екатерине о Шагин-Гирее в письме пишет: «…он сердцем и душою, мне кажется, не татарин, а русской, и все из нево зделать можно». В  следующем письме, убеждая ее присоединить Крым, уверяет: «Сколько славно приобретение, столько Вам будет стыда и укоризны от потомства, которое при каждых хлопотах так скажет: вот, она могла, да не хотела или упустила».
Тем временем посланник Петр Веселицкий доносит из Керчи вице-канцлеру Ивану Остерману, что «полученные 50 тысяч золота Шагин- Гирею вручены».
И царские дипломаты могли уже вздохнуть свободно, когда на исходе 1782 года хан торжественно объявил старейшинам, что «не хочет быть ханом такого коварного народа».
Григорий Потемкин ликовал. А Екатерине тайно сообщал: «Хану пожалуйте в Персии, что хотите, - он будет рад». Потом были разговоры, что тот согласился получить в управление одну из иранских провинций, а если счастье улыбнется – то и шахский трон. Как-никак он был потомком рода Чингисхана.
Ну а в итоге в феврале 1783 года Шагин-Гирей подписывает акт своего отречения, а восьмого апреля Екатерина - указ о присоединении Крыма, в котором говорилось: «Решилися МЫ взять под державу НАШУ полуостров Крымский, остров Тамань и всю Кубанскую сторону». И вместе с тем не скрывает своей тревоги: «С часу на час ожидаю объявления войны по интригам французов и пруссаков». Но страхи оказались преувеличены. Европейские дворы ограничились глухим ворчанием.
 
С …барского плеча
 
Имя Никиты Хрущева сегодня среди наиболее упоминаемых. Костерит его за «проявленную дурь» кто как может… Это все, мол, из-за его волюнтаризма русскоязычный народ Крыма попал в тенета Украины в 1954 году. Не случись этого - и не пришлось бы его сегодня спасать от «майданутых».
Все-таки нужно быть справедливей к бывшему руководителю СССР. Никакого подарка по своей прихоти: «А я вот так жа-лаю!» - он сородичам своей жены не делал. Для такого барского жеста на тот момент он просто не дорос. 
Не надо забывать, что после смерти Сталина не прошло и года. В силе оставались все его бывшие соратники. И среди них Хрущев главной  роли еще не играл. Он был первым секретарем ЦК КПСС, а вот председательствовал на заседаниях президиума ЦК премьер Георгий Маленков.
Так что никаким всемогущим Никита Сергеевич тогда не был. Любой вопрос обсуждался среди «товарищей». В том числе и вопрос об «отдаче Крыма». К тому же он потом голосовался и на президиумах Верховных Советов. Все, как полагалось. Правда, на пленарном заседании Верховного Совета не рассматривался. Но сути это не меняет. Если бы партия сказала надо, все дружно бы проголосовали «за».
Проза состояла в другом. Крым после войны пребывал в плачевном состоянии. После депортации крымских татар, болгар и понтийских греков население полуострова сократилось с 780 до 500 тысяч человек. Особенно удручающее положение сложилось в сельском хозяйстве. В 1950 году по сравнению с 1940 годом производство зерна упало почти в пять раз,  овощей – в два раза.
А в ноябре 1953 года Хрущев совершает поездку по Крыму. Как вспоминал потом сопровождавший его зять Алексей Аджубей, будущий редактор «Известий», то, что они увидели, шокировало. В южном краю в государственной торговле отсутствовали овощи и фрукты, переселенцы из Центральной России жаловались: «Замучила засуха, картоха не растет, а виноград выродился». А на вопрос: «Зачем же вы ехали?» - отвечали: «Нас обманули!» На всю область в 1953 году работали 29 продуктовых и 11 промтоварных магазинов.
Такая вот правда и побудила Хрущева внести предложение о передаче Крыма Украинской ССР. Как ему представлялось, украинцы - народ южный и им ближе и понятней виды хозяйствования, которые практиковались на полуострове. А из Киева, который ближе, управлять будет легче. Что СССР может развалиться, тогда никому и в голову не могло прийти.
 
Виктор СПАССКИЙ, историк
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий