Поиск на сайте

 

Скоро из Ставрополя можно будет летать в Европу. Быстро, комфортно и, главное, безопасно, утверждает руководство краевого аэропорта

 

Не «тёрка», но ремонта требует
«Открытая» уже подробно писала о трагическом инциденте, который произошел 18 мая в московском аэропорту Внуково (см. «Доверие утопили в керосине», №20 от 29 мая с.г.). Напомним, что у «Боинга», летевшего из Ставрополя, после посадки загорелось шасси. Одним из пассажиров, летевших в бизнес-классе, оказался известный продюсер и бывший депутат краевой думы Андрей Разин.
Едва сойдя с трапа самолета, он принялся раздавать интервью, обвиняя в произошедшей аварии руководство ставропольского аэропорта. По словам Разина, взлетно-посадочная полоса в Ставрополе – настоящая «терка», из-за чего, мол, и разрушилось шасси.
По факту «жесткой посадки» была проведена проверка Росавиацией и Международным авиационным комитетом (МАК), однако ее результаты пока не обнародованы. Ясно одно: состояние взлетно-посадочной полосы в Ставрополе нормальное, и оно не могло послужить причиной аварии.
На минувшей неделе, чтобы в этом могла убедиться и общественность, в аэропорту состоялось выездное заседание краевого думского комитета по промышленности и транспорту.
Депутатов и журналистов провезли на автобусе по всей взлетно-посадочной полосе из конца в конец, а это почти три километра.
Она действительно производит не самое лучшее впечатление – вся в заплатках. Но это вовсе и не «тёрка», о которой говорил продюсер Разин.
По словам директора аэропорта Николая Апалькова, в пригодном состоянии полоса содержится за счет постоянного латочного ремонта: за последние полтора года смесью «Гранит» залатали ямы на общей площади 325 кв.м.

 

Бешеные пассажиры
Уже в следующем году начнется капитальный ремонт взлетной полосы, на что будет потрачено почти 1,5 млрд. рублей (из них 230 миллионов выделит край, остальное – федерация), а введена в строй она будет в 2015 году.
Среди других первоочередных задач, по словам Апалькова, – ремонт изношенной вконец котельной, теплотрассы и кровли.
В планах – реконструкция грузового терминала, кабельной линии, центра руководства полетами и пожарных резервуаров; строительство международного терминала и боксов под спецтехнику.
Кроме того, еще около 100 млн. рублей аэропорт получит для модернизации системы безопасности: тут появится новая ограда, ворота, видеокамеры и тепловизоры.
Но больше, конечно, Николай Апальков гордился тем, что уже сделано.
К прошлогоднему Дню города в аэропорту полностью обновили фасад, построили новый накопитель для пассажиров. Реконструирована привокзальная площадь, на которой появилась новенькая парковка и электронная система пропуска автомобилей.
Причем делалось все это не только на бюджетные деньги, но и на частные инвестиции.
Приобрели четыре новые стойки регистрации и автоматизированную линейку досмотра багажа, в зале вылета появился бесплатный Wi-Fi. Администрация Ставрополя сдала аэропорту в аренду два новых автобуса-«челнока», перевозящих пассажиров от здания аэровокзала к самолету. Также закупили новую поливальную машину американского производства.

 

Нас ждёт ночная Греция
Не преминули депутаты задать Апалькову вопрос об авиакомпании «Ютэйр», самолет которой и стал участником летного инцидента во Внуково.
После этого некоторые горячие головы в Белом доме предложили Ставрополью вовсе отказаться от услуг перевозчика: мол, слишком много нареканий – ночные опоздания, пересадки с иностранных бортов на российские.
Апальков лишь развел руками: мол, если откажемся от «Ютэйра» – это будет полный крах, ведь найти новую авиакомпанию непросто.
Очереди из перевозчиков, желающих летать в Ставрополь, пока не наблюдается. Хотя подвижки в этом направлении есть: в минувший понедельник совершила первый полет из Ставрополя в Салоники греческая авиакомпания Astra.
Вылет осуществляется поздней ночью – так, чтобы самолет прибывал в Салоники рано утром, еще до заселения в отель. Первый рейс, отправившийся 10 июня, был набит битком. Продает билеты греческая компания «Музенидис трэвел», причем приобрести у нее можно и туристический пакет. И экипаж на борту греческий, и кормят горячим питанием из Греции, подают даже красное и белое вино эллинского производства.
Сейчас, по словам Апалькова, идут переговоры с авиакомпанией «Руслайн» об открытии сообщения по маршруту «Санкт-Петербург – Ставрополь – Ереван». Также мечтает директор аэропорта наладить международные перелеты в Испанию и Израиль, а внутри страны – в Воронеж, Анапу и Махачкалу, для чего ведет переговоры с авиакомпаниями «Полет», «Грозный авиа» и «Якутия».
Правда, далеко не все подобные проекты, что называется, «пошли». В частности, потерпела фиаско авиакомпания «Руслайн», предлагавшая летать из Ставрополя в Санкт-Петербург: на первый полет было продано 11 билетов, на второй – 20. После этого перевозчик сотрудничать со Ставрополем надолго отказался. Хотя сейчас полеты возобновили.
Как считает Николай Апальков, подобные проблемы – из-за плохой рекламы новых маршрутов, чем должен заниматься уж точно не аэропорт. Хотя и у пассажиров, и у чиновников жив еще советский стереотип: во всем виноват аэропорт. Даже в таких проблемах, как, например, нехватка билетов на рейс.
Как рассказал Апальков, бывали в их практике и такие случаи – авиакомпании продавали билетов больше, чем есть мест в салоне (видимо, в надежде на то, что кто-то не полетит). И вот однажды истеричная мадам, у которой был на руках купленный билет, а вот места не хватило, устроила в аэровокзале скандал: под руку ей случайно подвернулась лампа, которой она пыталась ударить по голове девушку на стойке регистрации.

 

Вопросы без ответов
Год назад губернатор Валерий Зеренков принял решение о приватизации аэропорта. Оценщики, нанятые минимущества края, оценили его стоимость в 21 млн. рублей (таков размер уставного капитала нового акционерного общества, в которое преобразован ГУП). Эту сумму озвучил замминистра имущества Максим Маширов, ошарашив и депутатов, и журналистов, – огромный имущественный комплекс стоит, как пара квартир в Москве!
Маширов объяснил: мол, основные средства аэропорта оценили в 55 млн. рублей, а вот долговые обязательства составили 65 миллионов. Больше ничего конкретного Маширов сказать не смог: мол, будем считать дальше.
Естественно, у депутатов возник и вопрос – кто же тот безымянный инвестор, который вложил деньги в реконструкцию аэропорта? Ведь наверняка он захочет и выкупить объект, на который изрядно поиздержался. Николай Апальков предложил думцам обсудить этот вопрос уже без журналистов и телекамер.
Понятно, что Апальков – человек подневольный, и команда «не разглашать» поступила сверху, из правительства.
Сами краевые чиновники столь же упорно хранят молчание об инвесторе для ставропольского аэропорта.
Хотя что такого секретного в вопросе, который живо интересует все население края – в чьих руках (и по какой цене) окажется стратегический актив?! Такое молчание, разумеется, наводит на мысль: а всё ли в этом деле чисто?!

 

Антон ЧАБЛИН

 

Наша справка

Самым успешным в истории аэропорта Ставрополя был 1994 год, когда он обслужил 240 тысяч пассажиров, а самым провальным – 2009 год (76 тысяч). И это при потенциальной емкости аэропорта до 300 тысяч пассажиров в год (18 рейсов в сутки, в том числе 6 – международных).
С начала прошлого года аэропорт Ставрополя обслужил 2961 рейс (в том числе 604 чартерных и 775 ведомственных) и 158 тысяч пассажиров.

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях