Поиск на сайте

 

Проведя отпуск в больнице, наш читатель делится впечатлениями о ставропольской медицине

 

Благодаря здоровой наследственности, непорочной молодости и долголетней службе в армии со здоровьем мне (тьфу, тьфу) повезло. Моя последняя встреча лицом к лицу с медициной (удаление аппендикса) состоялась в 1978 году, т.е. 33 года назад. Насморк и кариес - не в счет. Но время точит даже камень. Лето-2011 я посвятил своему здоровью, проведя одну половину отпуска в зубоврачебном кресле, а другую - в хирургической палате. Благодаря взгляду на медицину «снизу», накопил энное количество наблюдений и мыслей, конечно, не бесспорных, но, думаю, не бесполезных. И решил поделиться ими с читателями «Открытой» газеты.

 

Болезнь во благо
Вредно ли болеть? Еще в июне на этот вопрос я бы дал однозначно утвердительный ответ: конечно, вредно!
Но сегодня моя прежняя категоричность сильно поколеблена. Ведь болезнь - не только страдание, но и новое миропонимание, новое мироотношение. Человек, испытавший на себе дыхание смерти, сильно отличается от живчика, не познавшего болей и бед. Болезнь человеку на то и дана, чтобы он остановился и подумал, туда ли он идет. Подумает - болезнь превратится во благо, нет - в трагедию.
Нужно ли лечиться? Дурацкий вопрос: конечно же, нужно! Так я думал раньше. Но сегодня мне на ум приходят и иные мысли: не ремонтируй устройство, которое работает, - поломаешь. Это принцип технарей. Он же нередко приемлем и к здоровью.
«Мы причиняем себе больше мучений, лечась от наших болезней, чем перенося их», - писал французский просветитель Жан-Жак Руссо. А его земляк, философ Мишель Монтень, в своей книге «Опыты» проповедует принцип естественного хода болезни, очень спорный и одновременно весьма любопытный. Цитируем: «Даже от самых упорных и стойких недугов я избавляюсь благодаря их естественному прекращению, без помощи врачевания и вопреки правилам медицины. Предоставим природе действовать по ее усмотрению: она лучше знает свое дело, чем мы... С ними (болезнями - Авт.) легче справиться, потакая им, чем сопротивляясь».
Соглашусь с мыслителем отчасти: лечиться, может, и не обязательно (часто лечение - лишь продление мучений), но своевременная диагностика должна быть законом. И не личным законом человека, а одной из первейших функций государства, которое действительно заботится о сохранении и умножении собственного народа (по Ломоносову).
 

«Дедуля, на перевязку!»
Вот еще к каким выводам я пришел, лежа в палате и вглядываясь в белизну больничного потолка.
Первое. О любой вещи можно сказать двояко, в том числе о больнице. Хочешь найти плюсы - найдешь. Меня, например, просто поражало и умиляло то, как юные сестрички  ухаживали за моим соседом - 77-летним стариком. Он, пардон, голый, мокрый, не хочет есть и разговаривать, а его моют, кормят и вообще хлопочут над ним 9/10 от общего времени, которое уделяют всем больным.
И тут же иной пример. Поступает больной, который часов 14 кряду ревет белугой от боли. Падает на колени, обхватывает стойку кровати руками, кричит: «Помогите, сделайте что-нибудь!» Я обращался к дежурной сестре: «Так же не должно быть!» Следовал ответ, что идет консилиум.
«К черту консилиум! Вокруг этого человека должно кружиться врачей в три раза больше, чем вокруг того дедушки», - думал я. Не кружились. Ночью мужчина умер в реанимации.  Говорят, заворот кишок. Вот вам и роль диагностики: ее цена нередко - жизнь человека. Пациенту было лишь 57 лет...
Второе. Настоящий врач никогда не будет давать 100-процентных гарантий. Гарантии - удел шарлатанов. Врач, который меня оперировал, в предварительной беседе говорил мне, что любое хирургическое вмешательство сопряжено с риском, возможно привнесение инфекции и т.д.
«Да он меня не воодушевил, - думал я, - а деморализовал». И был неправ. Даже после удачной операции хирург, в отличие от меня, не излучал восторга, ибо лечение еще не завершено. И пока он не завершился, бить в барабаны рано... Я понял, что имею дело с профессионалом.
Третье. И все же, все же... Да, врачи - профессионалы высокой квалификации, но психологи они никудышние.
Известно, что наш человек любит, чтобы с ним разговаривали. Сестра делает укол - почему бы не объяснить, что за укол, что он дает, чему помогает? Ставят капельницу - что в тебя вливают? Молчок. А ведь слово - первейшее средство лечения. Далее идут трава, медикаменты и нож. Но начинается все со слова.
И именно словом больного нужно учить многим вещам. Не учат. Скажем, как с наименьшими болезненными ощущениями подняться с кровати, продавленной почти до пола, или лечь на нее, если у человека живот разрезан и сшит по линии пресса? Никаких пояснений! Я лишь на пятые сутки приловчился выполнять этот маневр, да и то благодаря военному опыту поднимания в атаку и выполнения команды «ложись».
Или еще один момент. Никак не могу понять, почему в больнице пациента кличут то «больным», то по фамилии, а то и вовсе - «дедулей», будто он проситель или обвиняемый?

 

Шесть кошельков больного
Ключевая проблема современной медицины, которую я хорошо понимал и до болезни, это ее перевод на коммерческую основу. Но, взглянув на эту проблему с самого дна, с позиций человека, совершенно беззащитного перед системой медицинской помощи, я еще больше убедился: платная медицина - воистину людоедское средство. Почему?
Во-первых, русский человек даже в условиях бесплатной медицины наплевательски относился к своему здоровью, особенно мужчины, предпочитающие лечению инфаркт. Перевод медицины на платную основу лишь усиливает убыль российского народа. Не парадокс ли, что при Сталине численность населения  СССР ежегодно увеличивалась на 2-3 млн. человек, а при «демократической» власти убыль россиян достигает до 700 тыс. в год и более?
Во-вторых, вводить платную медицину в условиях ужасающей бедности населения -  преступление. Бедных в России, по разным данным, от 25 до 80 процентов. Одних пенсионеров у нас 40 млн.  На какие шиши они будут лечиться? Платная медицина обрекает их на умирание.
Со мной в палате лежал бывший рабочий завода «Красный металлист» шестидесяти неполных лет. Ему объяснили, что спасти его от операции может только очистка крови. Это платная процедура, стоит всего-то 2,5 тыс. рублей. Но у него даже таких денег нет. Тем более нет денег на операцию... Это значит: если бедный - умирай?
Государство, объявляющее себя социальным, отказывается от своей главной заботы - заботы о здоровье своих граждан. Дескать, здоровье, дружок, это твое личное дело, а у нас на такие вещи нет денег.
Надо же, у СССР деньги на бесплатную медицину были. У маленькой Кубы, находящейся в блокаде с 1961 года, есть. В США право на бесплатное медицинское обеспечение есть у велферщиков («Открытая», №35 с.г.). А вот в России денег на сохранение здоровья граждан нет.
Так что доставайте кошелек, господин пациент, а лучше сразу шесть. И платите из каждого: 1 - государству, 2 - за лекарства и медсредства: эластические бинты, сетки, бандажи, 3 - за отдельные платные медуслуги (та же очистка крови), 4 - «в знак благодарности» врачу, 5 - добровольное пожертвование больнице, 6 - сестре, сиделке, нянечке и т.п.
А как же страховой полис, спросите вы. А полис - это так... допуск к лечению.

 

Премия за зарядку
Что можно предложить для исправления дел?
1. В 1978 году Всемирная организация здравоохранения официально признала советскую систему профилактической медицины лучшей в мире. Может, стоит поучиться у прошлого?
2. «В очередь, сукины дети, в очередь...» Это из «Собачьего сердца» М. Булгакова. Никаких льгот и преференций в деле медицинского обеспечения: здоровье олигофрена должно быть так же ценно государству, как и здоровье олигарха.
3. Формула «твое здоровье - твоя проблема» не для России. Нужно ввести плату гражданам за явку на медицинское профилактическое обследование. Разумеется, за счет государственных средств. Платят же японцы тем, кто приходит на физзарядку! Доплачивают же тем, кто ведет здоровый образ жизни, например, не курит!
4. Деньги, выделяемые на медицину, тратить нужно именно на медицину. Как и «добровольные» пожертвования больных. Почему в санузле нет зеркала, чтобы можно было бриться не вслепую? Почему, пардон, унитазы не снабжены соответствующими крышками и люди должны приземляться известной точкой на холодный, как лед, объект? Почему двери кабин не закрываются, хоть дерись, или хотя бы не имеют табличек «Занято»?
Почему в хирургической палате нет кнопок экстренного вызова медицинской сестры? Почему нельзя натянуть сетки кроватей (работа слесаря последнего разряда), чтобы больной не проваливался в них, как в ванную, и не выбирался из них, как из окопа? Неужели даже на эти «мелочи» нельзя найти минимальных средств? Почему эти безобразия не видны соответствующим ответственным и проверяющим лицам? А потому, что сами они погружены в иную действительность.

 

Никита ФЕДОСЕЕВ
Ставрополь

 

Пациент10 октября 2011, 01:16

Врачи, как и пардон"менты" бывают разные.....В целом статья на злобу дня и истинная правда. Знаете, как раньше было в школе- У кого папа плотник, пусть починит стулья))))))- Страна огромная и Великая, может слесари найдутся.....Поможем медицине.... Лично я знаю не врачей, а ангелов-хранителей в белых халатах....Огромное им Спасибо...

Коллеге06 октября 2011, 19:51

врач вообще- то лечить должен,а не ошибки грамматические выискивать,и он знает, что иногда даже порез на пальце переходит в глобальную проблему,но это знает лишь настоящий Врач!

Коллега02 октября 2011, 21:40

Врачи - никудышные психологи? Кстати слово пишется - никудышнЫе, хотя я не литератор, а врач! А вы - никакие газетчики. Кто-то из авторов полежал в больнице. Кто-то походил по улицам. Кто-то постоял в очереди. Темы собственного несварения желудка, а норовят в разряд глобальных. Второй раз вышел на сайт, думал - может, новое слово, свежий взгляд. Отныне сам читать не буду и всем знакомым сообщу - лажа!

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий