Поиск на сайте

 

 

Вместо того, чтобы объяснить, куда делись из Фонда капитального ремонта 95 тысяч рублей, собранных на ремонт жильцами, многочисленные чиновники Ставрополья практикуют специфический подход к рассмотрению обращений граждан – «Посылают культурно и недалеко»

Сколько сил совсем недавно было брошено на то, чтобы распропагандировать Фонд капремонта. Цель была одна – получить согласие от домов участвовать в региональной программе капремонта под флагом именно этого фонда для того, чтобы начать сбор средств граждан в общий котел.
В каждом муниципальном отделе ЖКХ управляющей компании пламенно рассказывали о преимуществах, которые получит каждый отдельно взятый дом, если копить деньги на капремонт будет через этот фонд. Многие тогда поверили, но на деле вышло по-другому.
Деньги на капремонт поручили собирать Городскому расчетному центру (СГРЦ), от услуг которого, кстати, отказались многие управляющие компании.
Кто и почему подрядил СГРЦ собирать деньги на капремонт – это уже проблема Фонда капремонта. Но наш дом перешел под управление Городской управляющей компании, и с этим она прекрасно справляется и сама.

Мои попытки как председателя совета дома узнать, как собираются средства на капремонт на счетах регионального оператора (ФКР) жильцами моего дома, много ли должников среди моих соседей, не увенчались успехом. Сбор средств проходил в режиме непонятной секретности.

В СГРЦ таких данных не давали, а в самом фонде от меня потребовали кучу всевозможных справок и кучу доверенностей, выданных мне всеми собственниками жилья нашего многоквартирного дома (а у нас в доме 140 квартир). Умеют в Фонде капремонта грамотно отбить охоту лезть в их дела.

Поэтому должники нашего дома и чувствовали себя спокойно, ведь сведения об их долгах были совершенно недосягаемыми.

СГРЦ чей-то долг за капремонт не интересовал, а виртуального регионального оператора, в обязанности которого как раз и входит контроль за сбором средств, это почему-то не беспокоило.

Времени на сбор многочисленных документов не было, неумолимо поджимала необходимость капитального ремонта. Наш дом, который был запущен прошлой управляющей компанией, стал разрушаться.

Отопительная система стала давать сбои, потекли магистральные трубы отопления и подачи воды, протекала крыша и швы дома.

Денег, предусмотренных на текущий ремонт, катастрофически не хватало на ликвидацию аварий.

Вскоре я понял, что хорошего исхода в ожидании капремонта ждать не приходится.

В УК-16, в ведении которой ранее находился наш дом, уже знали, что мы приняли решение перейти в другую управляющую компанию еще в 2013 году, поэтому и подали сведения об износе дома лишь на 16%. Поэтому капремонт нашего дома запланировали на 40-е годы. А ведь без ремонта его к 2040-му году можно будет уже и сносить.

Поданная мной заявка по актуализации сроков ремонта в Комитет городского хозяйства ничего не изменила. Утвержденная единожды система планирования капремонта оказалась незыблема.

Общим собранием дома было принято решение вернуть деньги из Фонда капремонта на спецсчет дома – такой специальный счет, на котором аккумулируются перечисления граждан (жителей нашего дома) на капитальный ремонт.

При переводе денег из Фонда капремонта на спецсчет дома (владельцем которого стала теперь Городская управляющая компания), обнаружилось, что сотрудник фонда Н. Индюченко, ответственный за работу со счетами регионального оператора, мастерски слепил отчет и получилось, что у нас на спецсчете должно быть 1 129 094 руб.

Задолженность жильцов составила 187 042 руб., поэтому нам перечислили 942 052 руб. 44 коп.

При пересчете выяснилось, что общая сумма начислений за два года и два месяца должна была составить 1 224 959 руб., а значит дом недополучил 95 865 руб.

Пришлось обратиться в Фонд капремонта. Письменное обращение к Генеральному директору фонда Евгению Бражникову осталось без ответа, хотя в свете Закона №59-ФЗ о порядке работы с обращениями граждан он обязан был нам ответить.

Обращение в прокуратуру Промышленного района на имя прокурора Олега Шибкова было перенаправлено в Отдел полиции №3 УМВД РФ по г. Ставрополю подполковнику Виктору Литвинову. Почему прокуратура не обязала Бражникова дать нам ответ, непонятно.

Из полиции прислали постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, никто меня опрашивать не собирался, но капитан Т. Лукманов  указал на отсутствие признаков преступления, предусмотренных ст. 159 УК РФ. И я, вроде как, в заведомо ложном доносе с искусственным созданием доказательств обвинения не виноват. Тупик какой-то!

И рекомендацию приписали мне стандартную: жалуйся на ответ в прокуратуру или иди в суд - культурно и недалеко. А ведь ст. 159 УК РФ предусматривает, что мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере с 10 тысяч рублей, карается штрафом от 100 до 500 тыс. рублей.

К решению проблемы теперь подключились и жильцы дома и обратились к губернатору. Из приемной губернатора пришел ответ, что проблемой займется министр ЖКХ края. И наступила тишина.

Объяснить, куда делись из Фонда капитального ремонта 95 тысяч рублей, собранные на ремонт жильцами нашего дома, и чем закончится эта чиновничья круговерть с перекладыванием решения вопросов о нарушениях прав граждан на других чиновников, никто не торопится.

Пётр ДИКОВИЧ,
председатель совета дома
по ул. Пирогова, 64/2
Ставрополь
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

fkbyf алина (не проверено)
Аватар пользователя fkbyf алина

Сначала посмотрите- сколько сидит в том фонде "едоков"- за счет чего они содержатся и нужно ли их столько- и возрадуйтесь- что не хватает всего лишь 95 000!

Добавить комментарий