Поиск на сайте

 

 

Оглушительным скандалом завершился показушный пресс-тур в посёлок Нежинский Предгорного района, организованный соучастниками  мошеннической схемы с организацией капремонта - краевым министерством ЖКХ и ессентукской ассоциацией ТСЖ «Партнёр»

 
Пиар-акция по дезинформации  населения?
 

Краевое министерство ЖКХ раз за разом демонстрирует свою «генеральную линию» - по сговору с коммунальными стервятниками обирать население за липовые ЖКХ-услуги.

Эту линию давно и безбоязненно проводит «главный специалист» в этом деле Ольга Силюкова, деятельность которой и довела отрасль до ручки. Краевое ЖКХ имеет скандальный рейтинг самой коррумпированной в стране отрасли, что отметили даже первые лица страны. И при всем этом губернатор края сажает ее на отрасль главным рулевым. Как все понимать, чьи лукавые рекомендации стали для хозяина края решающими?

Короче, продавив нужного человека, «стервятники, рвущие коммунальную отрасль на куски» (по выражению вице-премьера А. Хлопонина), ринулись откусывать филейные, то есть самые денежные ее части (по выражению наших экспертов-исследователей мошеннических схем в ставропольском ЖКХ).

Решили дурить людей изобретательно: воровской рукой шарить в их карманах, но при этом изображать из себя благодетелей, без которых «здесь ничего бы не стояло».

Дымовую завесу их пакостям могли создать только средства массовой информации, если они мотивированы, например, бюджетными средствами, выделяемыми на их содержание ежегодно и в немалых размерах.

Как работают такие «акулы пера» и камер, я увидела воочию у дверей собственного дома в поселке Нежинском, где 2 апреля вместе с заместителем министра ЖКХ края Иваном Черепановым высадился десант краевых СМИ - съемочные группы ГТРК «Ставрополье», телекомпаний «СТВ» и «АТВ-Ставрополь», «Ставропольской правды»...

Перед десантом была поставлена задача расхваливать, как здорово началась реализация программы капремонта в Предгорном районе, начатая краевым министерством ЖКХ совместно с ассоциацией «Партнер». Давно идут они рука об руку во всех процессах по дуриловке населения, пользуясь способами, в которых нет места закону и праву, стыду и совести.

Сценарий подразумевал выступление с заготовленными речами председателей поселковых ТСЖ: на камеру они должны были возносить хвалебные оды «Партнеру» и выражать всяческий восторг по поводу уже отремонтированных домов.

 
Наглое враньё от начала и до конца 
 

Но спектакль не заладился с самого начала: автобус с прессой встретила «массовка», не вписывающаяся в сценарий, - корреспондентов и работников министерства ждали люди с рассказами и вопросами отнюдь не радужного свойства. Наивные! Не за тем приехали «варяги»!

Все камеры и микрофоны по команде обратились к Ольге Рудаковой, председателю дома, в котором живу и я. Та с ходу на фоне негодующих от вранья жителей соседних домов стала восхвалять «Партнера», «без которого дом бы точно не выжил». Жители соседних домов возмущенно ей возражали, обвиняли во вранье, но она, всех перекрикивая, продолжала заготовленную речь.

А я держала в руках наш общедомовой документ с отчетными цифрами, разоблачающий не только ложь этой дамы, но и объясняющий, почему она так рьяно «вылизывала» незаконно созданную, мошенническую структуру «Партнер», плотно опекаемую Силюковой.

Итак, за 2014 год жильцами нашего дома собрано 649 тыс. рублей, десятая часть этих денег пошла Рудаковой на зарплату, которую она получает в «Партнере», около 40 тыс. рублей – налоги и страховые взносы (их тоже в нарушение Налогового кодекса платит «Партнер»), около 70 тыс. - аварийно-диспетчерское обслуживание дома и примерно 26 тыс. - на мелкий ремонт и содержание дворника.

Итого: на дом потрачено меньше 200 тыс. рублей. А все остальные деньги, почти полмиллиона, – они где? А они все ушли «Партнеру»! Никакой возможности узнать об их дальнейшей судьбе нет. Зато у меня есть официальный ответ из прокуратуры, где написано: мол, у вас с «Партнером» договора нет и он вам не обязан предоставлять никакую информацию.

 
За большие деньги состарят любой дом хоть на полвека
 

Может быть, эти деньги дому не нужны? Еще как нужны! Фундамент заливается водой из протекающего рядом арыка, вода затекает в подвал, началась просадка. Добром это кончиться не может.

Женщина из затапливаемого подъезда Т. Строкова в свои 75 лет надстраивала опалубку над арыком, возила на тачках мешки с цементом, месила и заливала раствор, чтобы ограничить доступ воды к фундаменту дома, но наша председатель Рудакова отказалась ей эту работу оплатить!

Вторая беда в доме – теплосчетчики посадили на дырявые трубы, что запрещено законом, регулятор тепла сразу вышел из строя, и мы всю зиму топим улицу, потому что батареи одинаково раскаленные что при минус 17, что при плюс 17 градусах. У нас очень теплая и мягкая зима, а за тепло я плачу больше, чем мои знакомые в Салехарде, Тюмени, Санкт-Петербурге.

У Рудаковой отопление индивидуальное, и наши проблемы ей по фигу. Одна из сотрудниц министерства с пафосом воскликнула: мол, таким, как Рудакова, надо памятники ставить!

Еще бы, она же положила больше всех денег в карман «Партнера». Ну как же без памятника-то? Все эти прокладочные фирмы, все эти «ассоциации», «мастера денежных расчетов» и расчетные центры, у которых до фига прав, но нет никаких обязанностей, особенно любимы краевым министерством – через них так легко проворачивать любые махинации!

Подтверждающий это документ был также в моих руках: дому приписали почти сорок «лишних» лет, а также куча объявлений с начала 2014 года с требованием «Партнера» к жителям дома платить за ремонт, когда ни программ, ни смет еще и близко не было (зато, как мы теперь видим, была договоренность об афере с министерством).

Так вот, я с этими документами подходила поочередно к корреспондентам разных изданий: а меня, мол, не хотите запечатлеть в кадре комментирующей эти мошеннические документы? На что мне отвечали: «У нас есть задание, кого снимать. Вот их и будем снимать».

Ну и действительно, кому нужны какие-то свидетельства мошенничества, когда заказана пиар-акция?!

«Независимыми» СМИ, наверно, управляли с помощью джойстиков: пойдите прямо, сверните налево, уберите помеху справа в лице Абрамовой. Позорище, стыдоба! Но «акулы» не краснели, только шарахались от предложений высказать иную точку зрения, отличную от той, что им заказано «осветить».

 
Жители посёлка шокированы наглостью заговорщиков
 

А Рудакова все пела и пела на камеру, призналась, по сути, в преступлении прямо на камеру: У «нашего дома с «Партнером» общий расчетный счет» (неизвестное Гражданскому кодексу и нигде больше в России явление, однозначно указывающее на сговор и мошенничество). Без стыда призналась: да, дом был реально сдан в 1996 году, а не в 1960-м, как написано в программе...

А обстановка накалялась - от того, что люди безуспешно пытались донести до десанта реальные проблемы, обличали заготовленное вранье... Но их никто слушать не хотел, и они наконец осознали: все их проблемы министерству глубоко до фени, здесь они с миссией спасения «Партнера», а у корреспондентов «спецзадание» на эту же тему.

Поднялся такой шум, что снимать стало невозможно. «Акулы» пера и камер решили скрыться в одной из квартир моего дома и продолжить съемки там, подальше от возмущенных людей.

А теперь представьте картину: я пытаюсь зайти в свой подъезд СВОЕГО ДОМА, а какой-то мордоворот со взглядом удава перекрывает мне дорогу ногой, похожей на бревно, и цедит в лицо: «Не положено!»

При этом «Открытая» тоже получила приглашение на это мероприятие, и я была здесь с удостоверением обозревателя газеты... «Удаву» было приказано меня в кадр не пускать, чтоб не испортила «картинку». Ну не в рукопашную же идти с этим наглецом - представителем «второй древнейшей» профессии!

Скандальные сцены возникали и у других домов, жители которых обличали во лжи участников спектакля, который в Нежинском пытались разыграть ведомство Силюковой с «Партнером» (партнером по мошенничеству) и с пиар-сопровождением.

«За кого вы нас держите, что вы все врете нам в глаза?! - негодовали собравшиеся. - Вы зачем приехали – мошенников покрывать?!» Не всем негодующим удалось удержаться в рамках нормативной лексики, но людей тоже можно понять.

Вслед за ними с грустью констатирую: не оказалось ни одного журналиста, который бы честно рассказал о том, что здесь происходило, что говорил народ, чем озабочен и чем возмущен. Все они сыграли роль дымовой завесы для мошенников, бодро отчитались: мол, народ премного доволен и в буйном восторге от работы «Партнера».

При этом, как я уже говорила, народ в кадр не допускали, - только председателей ТСЖ, которым платит зарплату за счет жильцов «Партнер», и его руководителя Д. Захарьящева, да еще главу поселения Радченко - активного помощника последнего по реализации мутных схем с распилом огромных сумм из бюджета.

Радченко прямо-таки соловьем заливался, как при нем «расцвел поселок». Спотыкаясь о колдобины, ухабы и кучи мусора, корреспонденты делали вид, что верят ему. Интересно, кто оплачивал эту «веру»? Сдается мне, что сам «Партнер» и оплачивал. Слишком по-хозяйски он себя там вел, всем видом показывая, кто заказал и оплачивает этот «банкет».

Слушайте, у нас не маленький поселок, 4 тысячи народу. Неужели для всех журналистов «деньги – всё, имидж - ничто»?! Все до единого выдали лакированные отчеты согласно прейскуранту. Наверное, пририсовали еще одну звездочку на фирменный микрофон и получили черный пояс по лицемерию.

А уж какой отчет сочинило само министерство: «Контролируя составление проектно-сметной документации, отслеживая ход работ, в ряде домов собственники добились экономии средств». Найти бы хоть одного человека, кто эти сметы видел! Зато на столе у губернатора Владимирова, посадившего всем нам на шею г-жу Силюкову, этот отчет замироточит.

А поселок до сих пор гудит. Многие по наивности вспоминают «застойные времена», когда публикации в «Крокодиле» или сюжета в «Фитиле» было достаточно, чтобы зарвавшиеся чиновники вылетели из своих кресел.

А здесь г-жа Силюкова с компанией устроила до омерзения фарисейское шоу для обмана населения всего края, которое только из этой публикации узнает, что происходило на самом деле.

 
Чем недовольны «паршивые овцы»?
 

Недовольных ситуацией с капитальным ремонтом одна из прибывших в Нежинский сотрудниц министерства прилюдно назвала «паршивыми овцами», которые мутят воду. Так вот от имени этих «овец» вкратце отвечу коммунальным «волчарам», что именно нас не устраивает в феерически-аферистической деятельности коммунальных стервятников по капитальным ремонтам.

Первое – это то, что касается ремонтов, произведенных в крае по Федеральному закону №185-ФЗ, то есть с софинансированием из бюджета. Во-первых, сумасшедшие завышения смет, о чем сейчас возбуждено уголовное дело, которое, по традиции, только имитирует намерения наказать виновных, но по факту - просто тянет время.

Факты есть – а наказывать некого: фактически всем «рулила» якобы непричастная ассоциация, а наказывать надо председателей ТСЖ, которые сплошь и рядом не видели ни смет, ни материалов конкурсов, ни самих работ.

Например, в 13-м доме председателем ТСЖ долгое время был вообще парализованный, неходячий старик. Многие из председателей даже не осознают, что ходят под статьей.

Но завышенная стоимость – часть аферы. Гораздо страшнее, когда начинают течь свежеотремонтированные крыши. В нормальных условиях ТСЖ должно сделать экспертизу и подать в суд на подрядчика. Но у ТСЖ нет расчетных счетов, то есть не могут оплатить ни экспертизу, ни госпошлину.

 
«Партнёр» – лакмусовая бумажка для намерений министерства
 

А если повреждено имущество конкретного собственника, то его хлопоты тоже окажутся пустыми: суд-то он выиграет, но деньги возмещать неоткуда ровно по этой же причине – средств у ТСЖ нет, все их присвоил «Партнер».

Эта схема с «общим расчетным счетом» работает как «полупроводник»: деньги от граждан к «Партнеру» текут свободно, а обратно – никогда. Лишний раз напомню, что в стране нет больше ни одной ассоциации, работающей по этой схеме: последнюю подобную аферу по требованию прокуратуры прикрыли в Саратове еще в 2012 году, причем ассоциацию обязали вернуть все собранные деньги на расчетные счета ТСЖ.

С содроганием думаю, что будет с этими крышами при первом ураганном ветре: ответственных за сорванные крыши будет точно не найти, людям придется складываться на крышу второй раз, но уже по полной стоимости.

Бедолаги, попавшие в безвыходную ситуацию с протекающими крышами, пришли спросить у работников министерства: как же им теперь быть? Но от них отмахивались, как от мух.

Второе – это ветхие дома, в программу ремонта почему-то не попавшие. Крыши у них текут уже десятилетиями. Но поскольку «Партнер» выбирает кусочки «повкуснее», то небольшие старые дома ему неинтересны. А глава поселения Б. Радченко действует так, будто состоит в штате «Партнера»: эти двое нашли друг друга и спелись на славу.

 По-моему, никто и бровь не поднимет, если эти дома с давно протекающими крышами вдруг начнут рассыпаться окончательно. Их жильцы, несчастные, всеми забытые люди, тоже пришли в тот день, 2 апреля, рассказать про свою беду, но слушать их не стали...

Третье – как раз тот организационно-коррупционный бардак, в который погрузили новую программу капремонта глава регионального фонда Бражников и министр Силюкова вместе с их коммерческими фаворитами.

Ведь как задумывалось? Составят электронные паспорта, и компьютер по ним будет подбирать дома на капремонт, чтобы в первую очередь спасать самые старые и ветхие. Никакого «софинансировния» по расходованию средств из регионального котла законом не предусмотрено.

Почему же людей заставляют платить очень немаленькие суммы? Нам, «паршивым овцам», Силюкова «объяснила» по краевому радио: есть совсем разваливающиеся дома, которые точно не доживут до капремонта, - вот их мы и ставим в первую очередь. И хотя, мол, кризис, бюджет трещит по швам, но ради спасения людей мы изыскали средства из краевого бюджета.

С таким придыханием про это рассказывала, что я представляла, как она кружевным платочком вытирает слезы сострадания.

 Я пыталась показать убегающим от нежинцев министерским «десантникам» объявления «Партнера», который начал требовать с нас «софинансирование» еще в январе 2014 года. У меня еще тогда накопилась масса вопросов: почему это софинансирование рассчитано к полной сумме, а не к бюджетной его части?

Как у них потом цифры сойдутся? Региональный фонд софинансирование принимать не может, а для бюджетной части софинансирование получается гораздо выше, чем 15%. Кроме того, софинансирование в любом случае должно вноситься на спецсчет по капремонту, но в поселке абсолютно все виды софинансирований платятся «Партнеру»! Годами!

Думается, именно поэтому министерство так любит «Партнера». Эта прокладочная и никому не отчитывающаяся контора легко переварит любые суммы, не обидев при этом кураторов из министерства. Другого объяснения просто нет.

 
Заединщики афер саморазоблачились
 

Ну и, конечно, развалилась легенда, которую Силюкова выдавала на пресс-конференции: никакого «Партнера», мол, знать не знаю. А как теперь выяснилось, договоренность подделать документы и нахлобучить крышу на крышу, оказывается, факт, состоявшийся давным-давно.

Еще я спросила: почему с жильцов начали требовать деньги за год до того, как была утверждена программа, ведь смет на ремонт нет до сих пор, хотя крыши уже доделывают? Если на ремонты сложились и краевой бюджет, и региональный котел, то почему этими средствами распоряжается «Партнер»? Кто доверил ему проведение конкурсов? Ведь он даже не управляющая компания! Ответов я, конечно, не получила.

Но, конечно, главным вопросом был такой. Почему подделывали документы по самым новым домам в поселке, чтобы впихнуть их в капремонт? Причем, например, на нашем доме уже была шатровая крыша из шифера, и такие дома еще есть.

И тут мне пресс-секретарь министерства Колесникова простодушно отвечает: условием участия в этой программе был как раз авансовый сбор 15% на не существующие еще программы. Кто больше собрал – того и включили.

Ради возможности порулить неконтролируемыми суммами можно и на сто лет состарить дом – проблем нет. Я спросила ее: а какой нормативный документ регламентирует именно такие условия включения в программу? Ответить она не смогла, потому что нет и не может быть в природе такого документа, это чистое самоуправство в корыстных целях.

 
Самое подлое то, что аферисты «обули» самых бедных
 

Бюджетные деньги, выделенные якобы на неотложные ремонты, фактически пошли именно тем, кто заплатил самую большую дань аферистам.

Четвертое. Суммы, выплачиваемые на капремонт, компенсируются малообеспеченным семьям в виде субсидий. Ну то есть в нормальном случае – человек получает квитанцию от регионального фонда, оплачивает её, и эти документы принимаются соцзащитой. А здесь что предъявить соцзащите? На пальцах объяснить ей эту воровскую схему? Пальцы к делу не пришьешь.

То, что подрубили самых малообеспеченных, - самое подлое в этой махинации. Люди пишут губернатору Владимирову, но ответов пока не дождались. Неужели на эти позорные схемы дана политическая отмашка? Не хочется верить.

Поскольку про этот «партнерский» беспредел я упоминала в разных номерах «Открытой» газеты, то нормальной реакцией нормального министра было бы разобраться в проблемах и заняться наконец наведением порядка и законности. Но не тут-то было!

Министерству уже не удастся «отмазаться» от причастности к аферам «Партнера», и вместо законности министерство решило выдать черное за белое через бюджетируемые СМИ. То есть обманывать нас за наши же деньги.

Я не знаю, какая девичья фамилия была у Силюковой, но мне кажется, что Потемкина: знаменитые потемкинские деревни с нарисованными фасадами навсегда остались в истории.Народная мудрость гласит: если в бочку меда влить кружку дерьма, то и будет бочка дерьма.

 
Раиса АБРАМОВА,
бывший финансовый ревизор,
руководитель краевой
общественной организации
«Народная инспекция»
 
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий