Поиск на сайте

 

 

Модернизация образования – национальная идея или национальный абсурд? Рассуждает читатель «Открытой», профессор Ставропольского кооперативного института Владимир Грузков

 

С большим удовольствием прочитал на страницах «Открытой» две статьи профессора Евгения Пономарева, заведующего кафедрой истории и права Ставропольского государственного пединститута (см. «Фатальная перезагрузка», №6 от 20 февраля с.г.; «Фатальная перезагрузка-2», №7 от 27 февраля с.г.).
Автор поднял, несомненно, актуальную тему модернизации образования, мыслями о которой также позвольте поделиться на страницах «Открытой».

 

Образование – это общенациональный феномен, по его уровню судят о состоянии гуманности и цивилизованности общества, перспективах его восхождения к прогрессу.
От образования зависит состояние «духовных скреп общества» (о которых говорил Владимир Путин), и с этих позиций образование не может не быть не чем иным, как базовым компонентом национальной идеи.
Поэтому модернизация образования не является «уделом» кучки инициаторов этого процесса – это дело всей нации и каждого человека в отдельности.
Исследователи прогнозируют, что в недалеком будущем около 90% экономически активного населения будут вести когнитивную деятельность как в ходе первичного обучения (средняя школа плюс бакалавриат), так и в течение всей трудовой жизни.
А в перспективе мировой экономике потребуется 90% работников с высшим образованием. Именно эти люди и будут составлять подавляющую часть национального богатства развитых государств.
Об этом говорил в декабре прошлого года в послании Федеральному собранию президент Владимир Путин: «Ужесточается конкуренция... не только за металлы, нефть и газ, а прежде всего за человеческие ресурсы, за интеллект.
Кто вырвется вперёд, а кто останется аутсайдером и неизбежно потеряет свою самостоятельность, будет зависеть не только от экономического потенциала, но прежде всего от воли каждой нации, от её внутренней энергии».
Будущее России в мире во многом зависит от способности и умения «всех и каждого» создавать и использовать национальный образовательный ресурс – то есть от возможности готовить специалистов, способных к инновационной деятельности. Без этого мы не сможем адекватно ответить на ключевые вызовы эпохи, мы обрекаем себя на жалкое выживание в сложном и противоречивом мире, на роль сырьевого придатка развитых государств!
По данным Всемирного банка, инвестиции в человеческий капитал (прежде всего в образование) дают в 5-6 раз больший экономический эффект по сравнению с доходами от вложений в традиционные факторы производства (труд, капитал, деньги, землю).
Как показывает опыт США, если реальная норма эффективности от инвестиций в облигации составляет 2%, в акции – 6%, то от вложений в образование она превышает 10%.
У нас же именно образование стало одной из проблемных точек жизни государства, где почему-то больше всего говорится о сокращении, ограничении, ужимании расходов (всё – во имя повышения эффективности).
При этом на самом высоком верху говорится о росте финансирования образования. Но не говорится, насколько возросли расходы образовательных учреждений на электричество, воду, газ, на прочие составляющие учебного процесса – бумаги, книги, оборудование. И если все эти повышения сложить, то от ожидаемой добавки бюджетного финансирования все останется в минусе.
Среди идейных вдохновителей модернизации немало тех, кто почему-то упорно протаскивает идею: если уменьшить расходы на образование и заставить его зарабатывать через продажу так называемых «образовательных услуг», то оно станет эффективным звеном экономики.
Когда так рассуждают государственные мужи, оторопь берет. Неужели не знают они, что доля в ВВП расходов на образование в развитых странах многократно превышает российскую? Тогда на какой телеге собираемся мы с ними конкурировать в части инновационного развития экономики?!
В последнее время «модернизаторы» вдруг озаботились (и даже высшее руководство страны в этом убедили) наличием сотен «неэффективных» вузов. Безусловно, неэффективные вузы есть, но чтобы сразу сотнями измерять их количество – это что-то неадекватное!..
Да и «неэффективные» по отношению к кому – к Сорбонне, Кембриджу, МГУ?! Почему среди них оказались те вузы, которые в советское время удовлетворяли потребности в кадрах мощно развитых промышленных производств и целых отраслей? Может, ответ состоит в том, что эти производства и отрасли, образно говоря, покрылись бурьяном?
И потом, эти самые «неэффективные» вузы разве не искусственно взращенное детище той самой «модернизации», когда по инициативе чиновников образовательное поле «засевалось» филиалами в детсадах, подвалах, помещениях с двумя-тремя маленькими аудиториями?!
Ускоренно уменьшается количество школ, уже не говорим о профессионально-техническом образовании, фактически подрубленном на корню...
В чьих интересах всё это делается?!
Сегодня на полном серьезе говорят о возможности уменьшения в разы обязательных школьных предметов. Кто хочет дать ребенку еще два, три, пять – плати. Все ли родители смогут это сделать? Из кого потом будут производиться наборы в вузы?!
Уровень обязательного образования иными «ораторами» рассматривается не как прямой обязанностью государства, семьи, а едва ли не уделом свободного выборы гражданина, если ему даже и десяти лет не исполнилось.
Для «модернизаторов» дело десятое, что иные юные граждане (их число измеряется в миллион-другой) вообще не учатся – это, мол, тоже относится к праву личности на свободный выбор. Но что из таких граждан вырастает путного?! Не хватит своих трудовых ресурсов – из соседних стран наберем...
Всё труднее понять, почему в образовании столь непреклонно проводятся реформы, вызывающие огромный сонм противоречий. Здесь что, «одни» всё понимают, а «другие» не видят дальше своего носа?!
Тогда о чем спорим?! Спорам нет числа, покуда процессы модернизации образования и дальше будут рассматриваться через призму «чьих-то» интересов, а не на основе понятных и взвешенных критериев, ясно сформулированных целей.
Когда будет понятно, что, зачем и во имя чего модернизируется, какие ожидаются результаты этого процесса?
Часть «модернизаторов» предлагает такой выход: раз на хорошее массовое (общенародное) образование денег не хватает, давайте крен сделаем на развитие элитных «учебных оазисов».
Но это капля в море. Кому не ясно, что только хорошее образование для всего народа может создавать условия для инновационного развития экономики и страны в целом?!
С учетом опыта прошлых столетий и XXI века нужно следовать наращиванию образовательного потенциала «всех и каждого».
Ведь еще за тысячелетия до нашего времени мудрец Конфуций предупреждал: кто не учится на ошибках прошлого и настоящего, тот наращивает глупость и безрассудство во всех своих звеньях.
Далеко ли осталось до порогового состояния, когда уже станет невозможным поворот хотя бы к здравому смыслу?

 

Владимир ГРУЗКОВ,
доктор философских наук, профессор Ставропольского
кооперативного института,
член Союза журналистов России



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий