Поиск на сайте

Чиновная коррупция на Ставрополье потрясает не только заоблачными масштабами, но и «эксклюзивными технологиями» ограбления бизнеса: должностное ворьё берёт на лапу «в рассрочку, под имущественные обязательства» предпринимателей.

ЖУРНАЛИСТСКОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ

Высочайший уровень изощрённого вымогательства много лет практиковал глава Кировского района Петр Кожин. С этими талантами он не случайно дорос и до члена правительства Ставропольского края, из которого жулики перемещались в тюремные камеры один за другим. Дошла очередь и до Петра Кожина –  замминистра строительства и архитектуры края, его повязали прямо в служебном кабинете... 

В отношении правительственного чиновника Петра Кожина в настоящее время расследуется уголовное дело, которое возбудили по материалам ставропольского УФСБ. По сообщению Следственного комитета, он обвиняется во взятке «в размере 15 млн рублей от ООО «Новопавловское», в том числе 20 % доли в уставном капитале Общества». Кожина задержали 14 октября 2020 года… А в ноябре того же года в Кировском районном суде (судья П.П. Кулик) начался престранный процесс уже в отношении директора ограбленного П.В. Кожиным ООО «Новопавловское», с которого семья хапуги требует вернуть ту самую долю, что ему вменяется следствием как часть взятки.  

Просто взрыв мозга! Да как такое может быть вообще, чтоб уже уличенный мздоимец через суд требовал признания за членами своей семьи права собственности на предмет взятки?!  

На Ставрополье такое может быть! Если чиновный ворюга оплатил такие «услуги» торговцам должностными полномочиями и возможностями. И тех, и других расплодилось безмерно, что и определило общее - предсмертное - ныне состояние ставропольского бизнеса, доведенного до последней крайности.  

А с чего все это начиналось и покажет наше расследование о коррупционном бандитизме на примере отдельно взятой территории - Кировского района Ставрополья, начало которому тридцать лет назад положил глава его госадминистрации Петр Васильевич Кожин.  

Как коммунист «Комсомольца» убивал. История разграбления соцсобственности в Кировском районе  

Итак, начинаем исследовать конкретную историю, как в капле воды отразившую то, что происходило со страной на переломе эпох - слома советского строя и перехода к дикому капитализму.  

История из «лихих девяностых» с бандитской приватизацией всего, что было создано трудом миллионов работяг, не получивших из богатств ничего, кроме пустых «чубайсовских чеков» и вдогонку от «рыжего дьявола» еще и презрительные прозвища «совков», «лохов», которых доили чиновные проходимцы, в том числе и наш главный персонаж Петр Васильевич Кожин.  

Петр Кожин, начальник местного узла связи, с конца 1999 года занял кресло главы Кировской районной государственной администрации, обладал яркими качествами «крестного отца» - жесткого, беспощадного в своей единоличной власти и рвении к личному обогащению.  

Однако в отличие от сицилийского  босса, в «семью» которого входило множество кланов, кормившихся сообща, жадный до одури Кожин создал мафиозный клан исключительно из членов своего семейства, чтобы ни одна копеечка не уходила мимо.  

Ведь на территории Кировского района, которую Петр Васильевич счел своей вотчиной, находилась немалая социалистическая собственность, а приватизация открыла возможности делить ее между теми, чью «благодарность» за подобное содействие он считал наиболее выгодной. Скажите, какому «классическому» мафиози снились такие возможности?!  

В первый же год «кормления» Кожин приступает к реализации плана стать полным и единоличным распорядителем всех материальных ресурсов в своем районе и начинает «подготовительную работу» по замене руководителей действующих государственных сельхозпредприятий, подчинявшихся Минсельхозу России, на своих людей, с которыми он смог бы без опаски разворовать госсобственность - землю, строения и технику.  

«Правой рукой» в этом процессе стал назначенный Кожиным начальник районного сельхозуправления Геннадий Макаров, не уступавший начальнику в жульничестве, высматривая, где и сколько можно украсть...  

Самым завидным в районе активом был государственный племзавод (ГПЗ) «Комсомолец», успешно занимавшийся животноводством, в основном выращиванием свиней. 7 750 га сельхоугодий, в том числе больше 1800 гектаров пашни, много добротной техники, высокий спрос на продукцию, устойчивые финансово-экономические показатели...  

С каким иезуитством «выдавливал» новый глава района с поста директора «Комсомольца» Владимира Козлова, последний расскажет на допросах следователя уже после ареста взяточника. На его место Кожин усадил близкого дружбана Василия Лубенченко, управленца с мозгами идиота, до этого успевшего разорить целый свинокомплекс, на котором погибли все животные.  

А теперь к разорению семимильными шагами повел и «Комсомолец», откуда в свою очередь выдавил всех толковых специалистов. От пытливого взгляда сельчан невозможно было скрыть, что за калейдоскопичной сменой руководителей сельхозпредприятий стоял глава района.  

Да и сами сменявшие друг друга временщики, оправдываясь, рассказывали, что как только начинали что- либо делать для развития хозяйства, тут же получали от Кожина по рукам. Руководство хозяйством, по сути, велось из его служебного кабинета. Своим ставленникам он так и говорил в своем кабинете: принято решение о банкротстве «Комсомольца»…  

Стараниями Кожина в 2004 году государственное унитарное предприятие племзавод «Комсомолец» - визитная карточка района - находилось в крайне плачевном финансовом состоянии. Согласно кожиновскому плану, усердно добивал хозяйство Владимир Горославский, еще один вороватый дружбан главы района, оформившего его «директорство» путем множественных фальсификаций.  

Как коммунист с бандитом дружил. История о том, как государство теряло силу, одолеваемое лжеинвесторами 

Жульническим образом Кожину удалось обойти и обязательный конкурс претендентов на должность руководителя госпредприятия, и непременное согласование кандидатуры с Министерством сельского хозяйства страны. Операция по обману государства не могла бы состояться без участия высоких чиновников ставропольского «Белого дома».  

По указанию Кожина Горославский, распродавший почти всю сельхозтехнику ГПЗ, стал готовить сдачу «Комсомольца» Имали Надуеву, владельцу ЗАО АПК «Ставхолдинг», в который входили элеватор в с. Солдато-Александровском, ряд предприятий в Зеленокумске, сельхозпредприятия «Большевик» и «Коммаяк» в Кировском районе и много другой советской собственности.  

По указанию Кожина земля ГПЗ «Комсомолец», который на мог без техники ее обрабатывать, должна была быть по договорам передана в обработку Надуеву, под залог всего урожая. То есть фактически все сельхозугодья и имущество государственного предприятия передавались в частные руки.  

Выплывший из неспокойной в то время Чечни «инвестор» Имали Надуев гремел на весь край разборками, связанными с бандитским захватом сельхозактивов и скотским отношением к работникам «отжатых» предприятий, которых оставлял без работы и средств к существованию.  

У всех был тогда на слуху злосчастный колхоз «Коммаяк», где почти тысячу человек трудившихся в разных отраслях и производствах Надуев оставил без куска хлеба. Была закрыта даже хлебопекарня. Большинство работников некогда крупного успешного хозяйства были уволены, нищенствовали и голодали. Оставшимся резко уменьшили зарплату, да и та выдавалась через пень колоду.  

Так что и жители поселка «Комсомолец», и работники одноименного племзавода бурно протестовали против нового хозяина Надуева и требовали отставки Горославского, совершившего за их спиной убийственную для предприятия сделку с криминальным авторитетом и на всех парах гнавшего хозяйство к банкротству...  

Три года потребовалось Кожину, чтобы убить успешное прибыльное хозяйство. В марте 2004 года Ставропольский арбитражный суд принял к производству иск о признании ФГУП ПЗ «Комсомолец» банкротом. И Надуев уже крепко вцепился в хозяйство, которое ему на блюдечке с каемочкой преподнес глава района, ожидавший от этой услуги больших отступных, хоть рублями, хоть в валюте.  

Бывший коммунист Петр Кожин с реальным бандитом Надуевым общались не просто тесно, а были друзьями не разлей вода.  

Но, как рассказывают свидетели, их «братский союз боевой» разрушили непомерные аппетиты самого Кожина, требовавшего за «общее покровительство» непомерных взяток. И это «давилово» совсем уж было не по понятиям для криминального авторитета, распространившего свое влияние на весь край. (Позже станет известно: Надуев был главой мощной ОПГ, ставившей целью захват максимально возможного объема сельхозземель и иных активов на Ставрополье.) 

В ходе размолвки бандита и главы Надуев выгнал с должности начальника Кировского нефтегазодобывающего управления - жену Кожина Татьяну, посадив вместо нее на скважины своего родственника.  

Поняв, что блатной «иерарх» ему не по зубам, Кожин, уже приведший «Комсомолец» к банкротству, стал активно искать замену среди «легальщиков».  

В первую очередь настырно начал уговаривать взять «Комсомолец» под контроль на его условиях жителя Новопавловска Эльбруса Михайлова, совладельца ООО «Аполлонское» - местного ликеро-водочного предприятия.  

Пока Михайлов размышлял о степенях риска аренды доведенного до последней точки племзавода, не способного уже ни сеять, ни пахать, Кожин в ультимативной форме приказал Горославскому незамедлительно расторгнуть инвестиционное соглашение с Надуевым. Однако жулик не торопился исполнять волю хозяина района, потому что и сам решил нагреть руки: присосался к собственности племзавода - догрызал ее последние куски, распродавая комбайны, сеялки и остальную технику...  

Другие считают, что Горославский «тормозил» потому, что больше, чем Кожина, боялся Надуева, быстрого на расправу с «предателями» - трупов за Надуевым молва причисляла много. Горославский, избежав мести бандита, хлебнул ее от хозяина района полной ложкой.  

Как следует из показаний Горославского, Кожин за его «непослушание» инициировал возбуждение в отношении его нескольких уголовных дел за растрату того же имущества, которое было продано по указанию самого Кожина!  

Много позже и в отношение Надуева были возбуждены уголовные дела, но в судах он не появился. Объявленный в международный розыск, он, по слухам, коротает дни в Канаде и не торопится делиться со следователями тайнами своих договорняков с муниципальными чиновниками (в том числе с Кожиным), распродававшими сельхозактивы за крупные взятки.  

Без взяток бизнесу не давали ни жить, ни дышать...  История о том, почему с этим смирялись даже лучшие  

Эльбрус Михайлов, способный, энергичный управленец, на предложение ввязаться в новое дело согласился далеко не сразу. Во-первых, соучредителями его единственного предприятия были также Ирина Бозиева и Галина Апресова.  

Во-вторых, он понимал, для того чтобы поднимать с колен обанкроченное Кожиным хозяйство, необходимо влезать в долгие кредиты или покрывать его долги за счет успешного ликеро-водочного завода, надолго забыв о хорошей прибыли и спокойной жизни.  

Но Кожин не давал опомниться, взахлеб обещая всяческую помощь своими возможностями и обширными связями, гарантировал им будущие немыслимые прибыли, если возьмут в аренду землю и остатки имущества племзавода «Комсомолец».  

И с ходу потребовал отступных – взятку за одобрение сделки и будущее покровительство в сумме 15 миллионов рублей.  

Для Э. Михайлова, И. Бозиевой и Г. Апресовой это была слишком рискованная сделка. Кожин своим постановлением «вырвал» из-под ГПЗ «Комсомолец» федеральную землю, на которой он вел хозяйство, и предоставил эту же землю этому же предприятию в аренду на 3 года.  

Михайлов и Апресова понимали, что по истечении 3 лет Кожин мог ее перепродать другому «инвестору» за большую взятку – жульнический потенциал прожженного афериста в районе знали все.  

Получив от Михайлова отказ от сделки, Кожин задергался - миллионы могли уплыть из его рук. «Ногинский мясокомбинат» готов был вложить порядка 150 млн руб. в ГПЗ «Комсомолец».  

Это было бы спасением для хозяйства, но Кожин бы на этом ничего не «заработал». Не для того он банкротил предприятие, чтобы передать его под контроль москвичам.  

И глава района предложил Михайлову новый вариант: он решит вопрос с арендой земли на 49 лет и готов эти самые 15 миллионов взятки получить в рассрочку на несколько лет.  

Но нужны-де гарантии, которые могут быть обеспечены передачей 33%  доли в созданном Михайловым ООО «Новопавловское» его жене – Татьяне Викторовне Кожиной.  

В конце концов Михайлов согласился на условия Кожина, убедив в такой необходимости и своих соучредителей Ирину Бозиеву и Галину Апресову, для которых авторитет Эльбруса был неоспорим.  

Уважением он пользовался и среди жителей поселка: человеком был спокойным и благоразумным, сочувствующим чужим бедам, участвовал в благотворительных акциях и был, так сказать, местным меценатом.  

По поводу Михайлова с его женщинами-компаньонами можно, конечно, гневно морализаторствовать: да как смели соглашаться на коррупционный сволочизм «коммуняки» Кожина!  

Но сразу скажем: иного выхода просто не существовало! Заниматься каким-либо полезным делом в Новопавловске было абсолютно невозможно иначе, чем через крупную взятку хозяину района – и об этом здесь знала каждая собака.  

Член КПРФ Петруха Кожин - не переобувшийся, а изначальный ворюга - превратил разоренный им Кировский район в источник собственного обогащения, наложив контрибуции на весь частный бизнес, на все предприятия, даже дышащие на ладан.  

И при этом обдумал, как подстраховать себя от невыполнения вассалами «обязательств» платить ему дань.  

Насылать на ослушников всевозможные проверки и возбуждать судебные дела, как он провернул с вышеупомянутым Горославским «в отместку» (о чем ему и сообщил), слишком долго, нервно и хлопотно. Можно и по-другому...  

И жулик придумал жесткий крутяк - этакую технологию, обеспечивающую беспрепятственную выплату ему районными предпринимателями денежной дани.  

В качестве гарантий регулярных выплат-взяток наглец уже не впервые требовал от владельцев фирм включения в состав соучредителей своей жены Татьяны Кожиной или ее престарелого отца - инвалида 2-й группы Виктора Михайловича Корниенко, чтобы легализовать левые деньги, льющиеся к нему рекой.  

Семейный бизнес «на крови» предпринимателей. Шантаж и вымогательство - в «креативной» форме  

Таким образом глава района, включив в мошенническую схему и свою семью, приобретал имущественные права на доли в уставных капиталах обществ с возможностью их шантажировать и систематически получать взятки. 

При этом ни сам Петр Кожин, ни его жена Татьяна, ни его тесть В. Корниенко никакого участия в деятельности обществ не принимали, взносы в их уставной капитал не вносили.  

Как уже известно по материалам уголовного дела в отношении Петра Кожина, мошенническим путем он получил через подставных лиц - жену и тестя - фактический контроль над долями в уставных капиталах следующих коммерческих предприятий, зарегистрированных на территории Новопавловска, Кировского района Ставропольского края:  

- ООО фирма «Экокировнефть», в котором на Татьяну Кожину, работавшую в то время директором АО «Кировское нефтегазодобывающее управление» (одним из его учредителей является министерство имущественных отношений Ставропольского края), было оформлено 10% в уставном капитале;  

- ООО «Топпромэнерго-Агро», в котором на Татьяну Кожину было оформлено 20% в уставном капитале;  

- ЗАО «Телесеть Ставрополья» (одним из учредителей выступало ГУП «Краевые сети связи»), в котором на В.М. Корниенко - тестя Петра Кожина - было оформлено 4% доли в уставном капитале;  

- ООО «Колос», в котором на В.М. Корниенко было оформлено 10% доли в уставном капитале.  

Так что ООО «Новопавловское» подвергалось такому же шантажу и ограблению П. Кожиным, как и весь более или менее приметный бизнес в Новопавловске.  

Членам обществ приходилось все время как-то выкручиваться, чтобы восполнять материальный ущерб, наносимый семьей мародера…  

Кожин свою часть сделки выполнил. Через несколько постановлений и договоров он передал все земли ГПЗ «Комсомолец» в ООО «Новопавловское». Переход недвижимого имущества оформили через конкурсного управляющего в ходе процедуры банкротства…  

В полной мере понять масштаб поистине ужасающего состояния хозяйства Михайлов с компаньонами смогли только после начала работы. Повсюду царил полный развал, огромные долги и заросшие поля, которые возделывать даже нечем, поскольку по указанию Кожина его подельниками была продана вся сельхозтехника и скот. Надо купить технику, оплачивать ГСМ, зарплату, налоги… 

Откуда брать еще 15 миллионов рублей на взятку Кожину в преддверии огромных расходов?  

Бозиева и Апресова взбунтовались: были за выход из нового общества, если Кожин не растянет на 10 лет выплату взятки в 15 миллионов и не снизит семейные аппетиты до 20%  уставной доли, которая не даст ему возможность вмешиваться в деятельность общества.  

Кожин согласился на эти условия, поскольку доля эта была чисто формальной, никак не влиявшей на размер ежемесячных взяток.  

Между тем Кожин устроил свою жену на руководящую должность в государственной службе, поближе к корыту - бюджетным рублям. А поскольку закон запрещает госслужащим участвовать в предпринимательской деятельности, то по требованию Петра Кожина в ООО «Новопавловское» вместо супруги соучредителем с 20-процентной долей в уставном капитале был оформлен ее престарелый отец Виктор Корниенко, которого на предприятии никто и никогда в глаза не видел. (В суде П. Кулику Кожина заявит: да, мой отец никогда не занимался предпринимательской деятельностью, за него все дела вела я, по доверенности… А как же госслужба?! Вот уж воистину: «Вы, батюшка, или крест снимите, или трусы оденьте…»)  

С 2004 по 2009 годы включительно ООО «Новопавловское» через Э. Михайлова ежегодно передавало Петру Кожину по полтора миллиона рублей в счет растянутой на 10 лет взятки в 15 миллионов рублей. Ежегодную дань коррупционеру равными долями собирали Михайлов, Бозиева и Апресова из личных средств.  

В 2006 году у Эльбруса Михайлова диагностировали раковое заболевание. Перед смертью предприниматель, желая уладить все дела, предлагал Кожину выплатить ему остаток 15-миллионной взятки, чтобы освободить предприятия от его гнета.  

Волк не откажется от мяса, вампир не откажется от крови, хапуга не откажется от взяток  

Увидев плачевное состояние здоровья Михайлова, новопавловский глава с ходу оценил все преимущества, которые принесет ему кончина директора. Он сможет взять хозяйство под свой полный контроль, с женщинами он легко справится.  

Кожин категорически отказал Михайлову в досрочном погашении выплаты взяток. Дескать, мы же договорились на 10 лет. Вот 10 лет и платите…  

Михайлов, будучи человеком глубоко порядочным, перед своим уходом получил от компаньонов заверения, что они исполнят договоренности с Кожиным и после его смерти.  

И еще целых четыре года, вплоть до 2013-го, И. Бозиева, Г. Апресова и вдова Михайлова продолжали выполнять «обязательство» умершего - передавать П. Кожину ежегодно в качестве взятки по полтора миллиона рублей (доказано материалами уголовного дела).  

Передача взяток производилась даже после того, как с 2009 года Кожин уже занимал пост замминистра дорожного хозяйства в краевом правительстве.  

Когда Ирина Бозиева и Галина Апресова выполнили «обязательства» по растянувшейся на 10 лет выплате 15-миллионной взятки, встал вопрос о возврате обществу 20% уставной доли, которая формально была записана на престарелого В.М. Корниенко, тестя вымогателя. Теперь уже и ООО «Новопавловское» выполнило свои обязательства.  

Анекдотическая «гарантия» себя исчерпала даже по бандитским понятиям. Однако соучредительницы, в состав которых уже, напомню, входила Екатерина Михайлова (вдова Эльбруса), отлично сознавали: упырь присосался намертво и без «крови» сам по себе не отпадет.  

Михайлова и Апресова называли Кожина «страшным человеком» и признались: они его боятся, и не решатся бороться за эти 20%.  

К этому времени Петр Кожин уже четыре года занимал кресло замминистра краевого миндорстроя, но по-прежнему греб отступные с порабощенных новопавловских предприятий. 

Зажравшемуся рвачу все было мало. Грянул огромный коррупционный скандал - в СИЗО и под следствие попали дорожный министр Игорь Васильев и его заместитель Андрей Лазуткин.  

Каким образом из уголовной переделки удалось тогда выскочить Кожину, неведомо, но в середине лета 2014 года он оказался на улице, без работы.  

Ставшая в 2013 году директором ООО «Новопавловское» Ирина Бозиева встретилась с Кожиным, чтобы согласовать вывод его тестя из состава учредителей. Однако тот вопреки договоренностям потребовал за выход выплатить еще и отступные в размере 30 млн руб.  

Бозиева ошалела от такой наглости и предложила ограничиться хотя бы суммой в 10 млн рублей, которую учредители могли сообща собрать. Но Кожин был непреклонен. Предприятие теперь вновь стало прибыльным, значит, заплатите! А если нет, то и землю отберу и еще и в тюрьму посажу!  

Бозиева поняла, что с таким человеком договариваться бессмысленно и решила действовать инициативно. С согласия партнерш она нотариально оформила «кожинскую» долю на своего сына (работавшего на том же предприятии), что было их полным правом.  

Кожин кинулся в бой. Началась «гражданская» война в судах. От имени тестя Кожин инициировал иски о возврате себе доли в обществе.  

Суды всех инстанций подтвердили принципиальный момент: В.М. Корниенко не является законным обладателем доли в уставном капитале ООО «Новопавловское» - никаких правовых оснований у него нет.  

Слетев с белодомовской высоты и оказавшись, увы, не в камере, а в новопавловской вотчине, мошенник сдаваться не думал, шипел и брызгал слюной: «Я еще создам вам проблемы, ждите повесток, я их вам обеспечу».  

В войне за обладание чужим имуществом упырь в должности райглавы переходил все границы  

После проигрыша в «гражданской» началась война уголовная, не на жизнь, а на смерть между семейством Кожина и ООО «Новопавловское». Началось множество обысков, допросов, экспертиз, судебных процессов... Одни суды прошли, другие продолжаются, третьим еще предстоит начаться, четвертые, возможно, грядут...  

А тема, по сути, одна: безбрежное море чиновной коррупции, круто стартовавшей с начала лихих девяностых, расползшейся вширь и вглубь и наконец намертво вросшей мощными корнями в ставропольскую действительность.  

В нее легко «вписались» должностные лица многих муниципальных, краевых и федеральных структур, среди которых обмен услугами (сегодня я – тебе, завтра ты – мне) и определил засилье правового нигилизма во всех сферах нашего бытия.  

Но особенно там, где заметна материальная составляющая и возможность влиять на нее через своих людей в правоохранительной и судебной системах.  

По всей видимости «свои» люди в МВД КБР согласились помочь Кожину. Сразу же после проигрыша в Ставропольском Арбитраже, Кожин клепает в МВД Кабардино-Балкарии заявление, якобы теперь от своей тещи – Юлии Корниенко, требующей возбуждения уголовки в отношении И. Бозиевой. И опять по тем же основаниям: мол, незаконно лишила ее, как вдову-наследницу, 20% доли в обществе.  

Расчет вполне прост. Если удастся продавить уголовное дело, то через приговор можно попытаться снести решения Арбитражных судов.  

Милицейские следаки соседней республики, раз за разом проверяя «бумаги» ООО «Новопавловское», уже оцененные судами, прекращали продавленное Кожиным возбуждение уголовного дела - представьте только - шесть раз! За отсутствием в действиях Бозиевой состава преступления.  

Приведу весьма показательный момент из сериала охамелой настырности, с которой Кожин и семейка пытались заставить полицейских поверить в то, что не подтверждалось ни документами, ни живыми свидетельствами.  

Следаки решили проверить их утверждения на полиграфе, вызвали из Ростова специалиста, у которого процедуру на правдивость своих показаний прошла только Ирина Бозиева. Кожины, вышедшие в коридор «подумать», просто сбежали из здания полиции.  

Но вот документов и свидетельств многолетних поборов Петра Кожина с ООО «Новопавловское» его соучредители за время противостояния махровому взяточнику представили в правоохранительные органы множество и отмахнуться от них, как раньше, было уже никак нельзя.  

И количество компромата переросло в качество, когда за неординарное дело активно взялись краевое УФСБ и следственное управление СК России по Северо-Кавказскому федеральному округу.  

14 октября 2020 года было возбуждено уголовное дело (п. «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ – «Получение взятки главой местного самоуправления») в отношении экс-чиновника П.В. Кожина, получившего в период с 2004 по 2013 годы в виде взятки 15 миллионов рублей. 

Помимо этого в 2004 году Кожин получил взятку в виде имущественных прав на долю в уставном капитале ООО «Новопавловское» 20 %.  

О большой победе борцов с коррупцией, собравших тома доказательных материалов, на всю страну гордо заявила пресс-служба Следкома России, приложив к информационному сообщению и фото ареста П. Кожина в его служебном кабинете.  

Важность сообщения, разлетевшегося по всем СМИ, была подчеркнута тем, что коррупционный скандал стал сериальным продолжением арестов дорожного министра И. Васильева, его зама А. Лазуткина, а потом и Алексея Когарлыцкого - «свежего» министра строительства и архитектуры, реорганизованного из миндорстроя.  

Но сам Кожин обвиняется пока лишь в связи с вымогательством взяток в «Новопавловском». И в этом направлении следователи показали высший класс профессионализма. Петр Васильевич был арестован, в СИЗО сидел плотно - груз компромата столь велик, что, казалось бы, суд не за горами. Но...  

Следственная пирамида неожиданно опрокинулась.С чего бы это? Появляется версия сговора...  

Но стали происходить очень-очень странные вещи. Прекращенное уголовное дело в отношении Бозиевой по заявлению тещи Кожина на Бозиеву, в мгновение ока оказавшееся в ГСУ СК России по СКФО, направляется в Кировский районный суд - вотчину Кожина.  

А руководитель предприятия И. Бозиева, 10 лет передававшая взятки упырю и четыре года добивавшаяся его привлечения к уголовной ответственности, сама стала подсудимой за то, что лишила преступника возможности получать взятку!  

Статистика обвинительных приговоров в России ужасающая – меньше одного процентов оправданий. Это говорит о многом и - в первую очередь - о том, что любой произвол (или даже просто ошибки) на стадии следственно-прокурорских действий, которые ложатся в основу обвинительного заключения, практически автоматом «легализуются» в судебных решениях. 

Суды словно впадают в мороку - слепнут и глохнут: теряют свою «компетентность, независимость, беспристрастность» - главные принципы их профессионального долга и обязанности, которые четко и однозначно прописаны для них Конституцией, Кодексом судейской этики и ФЗ «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации».  

Правовую оценку действиям взяточника Кожина дали и УФСБ, и Следком – оснований для этого множество. Оттого и гордость за хорошо проделанную работу у серьезных и основательных ведомств прозвучала абсолютной уверенностью: еще одна коррупционная вражина вычищена из государства.  

И вдруг взрыв мозга: немыслимый разворот на 180 градусов в сторону обвинения Бозиевой, цель которого прозрачна: «юридическими» манипуляциями, переворачивая факты с ног на голову, доказать: мол, именно она, директор (и основатель) ООО «Новопавловское», «похитила» долю Татьяны Кожиной, а 15-миллионная взятка ее мужу-хапуге – это выплата «дивидендов»!!!  

ДА-ДА!!! Кожина выпустили из СИЗО под домашний арест.  

Так почему пирамида переворачивается: Кожина выпускают из СИЗО под домашний арест, а наспех сляпанное уголовное дело по обвинению Ирины Бозиевой передается в Кировский районный суд, который также быстро несет его по кочкам грубых нарушений закона? 

Как считают юристы, само дело по ст.159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере) в отношении И. Бозиевой возбуждено незаконно. Для его возбуждения нет никаких правовых оснований. Ведь Татьяна Кожина, которая проходит как «потерпевшая», не может быть потерпевшей от мошенничества со стороны ООО «Новопавловское», в котором ни у нее, ни у ее покойного отца нет и не было никакой собственности, что уже подтверждено судами разных уровней.  

Кто осмелился выстрелить в ногу чекистам и как они на это станут реагировать? 

Право на долю в уставном капитале ООО «Новопавловское» Кожина получила в результате недействительной сделки, совершенной в противоречии с законом, не подписав учредительный договор от 1 декабря 2003 года о создании общества и не внося вклад в его уставной капитал. Мало того, заключением специалиста-графолога от 18 декабря 2020 г. установлено, что подписи якобы от имени Татьяны Кожиной под учредительными документами выполнены не ею, а другим лицом.  

Фактически учредительный договор о создании ООО «Новопавловское» от 01.12.2003 г. является недействительной (ничтожной) сделкой в части указания в нем на Т. Кожину, как на участника общества и на лицо, заключившее договор.  

Все, кто знаком с этим делом, говорят, что с правовой точки зрения – это полный бред. Но это факт. Бозиева в суде, ждет приговора, а Кожин дома, говорят, поправляет здоровье после краткосрочной отсидки…  

Возникает большой вопрос: почему из одного следственного ведомства, самого главного на территории СКФО, по одним обстоятельствам выходят диаметрально противоречащие друг другу дела? Ведь может показаться, что это выстрел себе в ногу.  

Но не все так просто. О преступной деятельности Кожина правоохранителям всех уровней было известно, как минимум, с 2014 г., когда многочисленные свидетели стали давать показания по уголовному делу, возбужденному по заявлению его тещи.  

Но никто ни на каком уровне не заинтересовался похождениями самого Кожина. Вся большая карательная машина была заточена на один результат – возвратить Кожину контроль над активами ГПЗ «Комсомолец» любой ценой и покарать посягнувших на часть взятки…  

Время шло, тома дела шились, а звезды (на чьих-то погонах) сложились так, что руководство УФСБ по СК сменилось. Видимо, так случайно совпало, что на безумного казнокрада обратил внимание новый начальник этого ведомства.  

Результат последовал незамедлительно… Вся страна наблюдала по телевидению, как высокопоставленного взяточника взяли под арест прямо на рабочем месте…  

Следком России заявил после сообщения об аресте Кожина в связи с его делишками в Кировском районе, что «не исключает и иных эпизодов противоправной деятельности задержанного чиновника».  

Так кто же осмелился выстрелить в «ногу» или в «руку» чекистам? Ведь даже неискушенному читателю станет очевидно, что если Бозиева будет обвинена в том, что «похитила» у Кожина долю в уставном капитале ООО «Новопавловское», то эта доля автоматически в соответствии с приговором перестает быть частью взятки уже в уголовном деле в отношении самого Кожина.  

И он на чистом глазу после этого заявит, что 15 млн рублей взятки - это не взятка, а дивиденды, которые он, дескать, получал за «свою долю». Виртуозно, не правда ли?  

Может быть, вы, дорогие читатели, подскажете в своих комментариях, на каком уровне должно приниматься решение, чтобы так унизить сотрудников УФСБ по Ставрополь-скому краю.  

Кто тот отмороженный чиновник, который может себе позволить играть в кошки-мышки с чекистами?  

Постскриптум

Пощёчина правосудию 

«Право  на  взятку» от имени Российской Федерации «узаконила» Таисия Чернобай, судья ставропольского Арбитража 

А теперь сконцентрированно повторим вышеназванные факты. Итак, бывший заместитель министра строительства Ставропольского края П.В. Кожин в бытность главой Кировского района Ставропольского края, в период с 2003 по 2014 г., шантажом и угрозами вытянул взяток с ООО «Новопавловское» в размере 15 млн руб., в том числе в виде 20% доли в уставном капитале этого предприятия.  

В отношении его Главным следственным управлением по СКФО Следственного комитета РФ (г. Ессентуки) в октябре 2020 г. возбуждено уголовное дело по ст. 290 УК РФ.  

Но при этом – изумись, читатель! - его жена Татьяна Кожина, на которую супруг-взяточник Кожин и оформил часть взятки, признана «потерпевшей»(?!). 

В то же время в Кировском районном суде Ставропольского края судья        принялась рассматривать поступившее в ноябре 2020 г. уголовное дело, возбужденное по заявлению Кожиной – по факту якобы незаконного завладения учредителем общества И.И. Бозиевой  этой же доли Кожина в размере 20% уставного капитала общества.  

С самого начала было очевидно, что вынесение Кировским районным судом приговора по ст.159 УК РФ («Мошенничество») и удовлетворение заявленного  Т.В. Кожиной гражданского иска о признании имущественных прав на 20% долю в уставном капитале ООО «Новопавловское», сделает невозможным привлечение супругов-взяточников Кожиных к уголовной ответственности за совершенные ими преступления.  

Поскольку таким судебным решением предмет взятки превратится в законную долю в обществе, а переданные 15 млн руб. в качестве взятки превратятся в полученные «дивиденды». Приговор по уголовному делу в соответствии с действующим законодательством станет основанием для отмены состоявшихся по делу решений Арбитражных судов, установивших незаконность претензий Кожиных на долю в обществе. 

В ходе рассмотрения уголовного дела в Кировском районном суде стало известно, что Т.В. Кожина, на которую прожженный в коррупционных схемах Кожин предусмотрительно понудил коммерсантов оформить часть взятки в виде доли в обществе, вообще не подписывала ни одного учредительного документа! 

ООО «Новопавловское» обратилось в Арбитражный суд Ставропольского края с иском о признании учредительного договора своего общества в части включения в него Т.В. Кожиной ничтожным.  

В доказательство общество представило в суд две почерковедческие экспертизы, которые достоверно доказали, что подписи от имени Т.В. Кожиной в учредительном договоре, протоколе и в заявлении на регистрацию выполнены не Т.В. Кожиной. 

Однако арбитражный судья Таисия Чернобай, вопреки требованиям закона и многочисленной судебной практике, 12.04.2021 г. обществу в иске отказала - говоря иначе, признала за супругами-коррупционерами «право на взятку». 

О мотивах такого беспрецедентного решения суда, направленного не на защиту потерпевших от взяточника, а на обеспечение алиби коррупционера, находящегося под следствием, можно не просто догадываться, а говорить о единственной версии: в ход пошли деньги. Большие деньги. Или очень-очень высокие связи. И то и другое – коррупция!  

Какая версия будет у тебя, читатель?  

Какой вывод сделают следователи главного следственного управления СКФО, отрапортовавшие о большой победе (и абсолютно заслуженно!) в борьбе с коррупцией – и снова, и снова – в ближайшем окружении губернатор В. Владимирова? 

Но главный вопрос к нашим чекистам - естественно, риторический, поскольку ответ на него не ждем в силу понятной секретности их действий в сфере обеспечения безопасности страны и защиты ее конституционного строя. Но означающий все возрастающую обеспокоенность российского общества и, в частности, населения Ставрополья: 

- Ваша реакция, генерал, на факты безудержно запредельного разгула разрушителей государства в больших чинах и статусах? Тех господ, которые готовятся вести «Единую Россию» к победе на сентябрьских выборах? 

Кого приведет за собой губернатор Владимиров, ближнее окружение которого почти сплошь оказалось ворьем?! А он чист, как стеклышко? 

При таком раскладе будет ожидаемо: если уголовное преследование прожженного мошенника П. Кожина будет прекращено, он будет баллотироваться на предстоящих выборах, либо займет достойное место в поредевшей (но отнюдь не вычищенной!) от посадок вороватой команде губернатора… 

А что делать простым людям, труженикам, предпринимателям, ставшим жертвами шантажа, обмана, угроз коррупционеров, а потом попавшим в жернова ставропольского «правосудия», которое этих мздоимцев отмазывает вчистую, ломая судьбы людей, отнимая у них здоровье и жизнь.  

Вот тому реальная картина: в больнице в тяжелом состоянии уже три месяца находится Ирина Бозиева, учредитель общества, с которого в течение 15 лет чиновник П. Кожин вымогал взятки.  

С ней случился тяжелый парализовавший ее инсульт после известия о том, что мздоимца выпустили из-под стражи и он разнес весть, что из-под уголовки он выйдет «чистым, как стеклышко». Параллели понятны? 

На что надеяться населению края, где бурно прогрессирует пандемия повальной коррупции, которая, как чума, заражает всю остальную Россию? Ведь настоящего противоядия на Ставрополье, получается, до сих пор так и нет. И в подтверждение - сегодняшние публикации. 

Людмила ЛЕОНТЬЕВА, 
главный редактор «Открытой», 
лауреат премии  
Президента России  
«Правда и Справедливость» 

 

Добавить комментарий

Голос против!

Голоса: -27

You voted ‘down’



Поделитесь в соц сетях