Поиск на сайте

 

Европейский суд по правам человека принял к производству сразу три жалобы от жителя Ставрополя Валерия Владимирова – на действия милиции, прокуратуры и суда
 
Сразу три жалобы от рядового россиянина, принятые Европейским судом, - это, можно сказать, мировой прецедент. Не считая «дела ЮКОСа», по которому этот же суд рассмотрит также три жалобы.
Но где ЮКОС миллиардера Ходорковского с его командой дорогущих адвокатов и где простой житель Ставрополя Валерий Владимиров, у которого нет ни защитников, ни денег?! Он голоден и раздет. Но ничьей помощи не ждет и никого о ней не просит. Потому что у него осталась гордость и честь, на алтарь которой он положил всё - годы изматывающей борьбы с российской правосудной системой.
Он был замечательным детским хирургом, успешным предпринимателем, прекрасным семьянином, талантливым спортсменом... Всю эту жизнь Система ему перечеркнула: лишила его любимой работы, семейного счастья, здоровья... Лишила настоящего и будущего. Расправилась беспощадно, ибо он посмел указать бесчестным и бездарным чиновникам на то, что от имени государства они действуют бесчестно и бездарно. Посмел восстать против подавления прав личности «правосудной триадой, которая под зонтиком у власти» и которая не чтит ни законов, ни Конституции.
Но простой человек Валерий Владимиров сказал себе однажды: так больше жить нельзя, и бросился, как в омут, на борьбу с тяжелой госмашиной. Выстоял, не сломился, хотя его ломали и травили. До какой же степени циничного неправосудия надо дойти, чтобы вызвать потрясение   даже у много повидавших страсбургских судей, принявших все три жалобы ставропольчанина.
Прочтите историю беспощадной войны воинствующего произвола с «маленьким человеком», рядовым гражданином России, который ответил себе на гамлетовский вопрос: «Быть или не быть?» Как ответите на этот вопрос вы - с тем и будете жить!
 
Из мошенников - в праведники
А началось все с того, что у ООО «Аквилон», замдиректора которого является Валерий Владимиров, украли пять тонн сахара, полученных на реализацию от Изобильненского завода. Дело было в Невинномысске. На своей машине представители «Аквилона» привезли сахар на склад предпринимателей-компаньонов А. Приданникова и А. Панкратова, с которыми товар в тот день принимала некая Е. Яровая.
Оприходовав товар, троица вдруг спохватилась, что им-де для полного расчета не хватает немного денег. Под благовидным предлогом съездить за недостающей суммой все трое скрылись. Водитель и экспедитор «Аквилона», не дождавшись обещанных денег, сообразили, что их кинули и немедленно сообщили о происшествии в УВД Невинномысска.
А уже час спустя милиция аферистов задержала: казалось бы, их песенка спета, и в этой истории можно поставить точку. Но оперативность милиционеров пошла насмарку, «благодаря» дремучему непрофессионализму, а может, и личной заинтересованности их коллег.
Вести дело поручили следователю Е. Савину, который уговорил экспедитора, отвечавшего за доставку сахара на склад «партнеров», написать заявление о хищении не товара, а 55 тысяч рублей: мол, для следствия не важно, что украли, главное-де стоимость похищенного имущества. Ссылаясь на то, что сделка по продаже сахара документально не оформлена, а потому и не состоялась, Савин категорически отказался наложить арест на товар «Аквилона», оказавшийся в результате обмана на складе вороватых компаньонов. Савин освобождает А. Приданникова и А. Панкратова от ответственности, а уголовное дело путем фальсификации показаний возбуждает в отношении их третьего компаньона Е. Яровой, которая якобы и нагрела предприятие на кругленькую сумму, после чего легла «на дно». Более того, украденный «господами» сахар передает на ответственное хранение… этим же мошенникам.
Понимая, что вслед за аферистами фирму на этот раз кинула и милиция, с жалобой на действия следователя Валерий Владимиров обратился в прокуратуру Невинномысска. Но там, совершенно не вникая в суть дела, за Савина встали горой.
Однако на бредовую, издевательскую ситуацию, когда украденный сахар отдают на ответственное хранение его похитителям, все-таки обратила внимание краевая прокуратура, и сахар арестовали. Выполнить это решение Савин обязан был незамедлительно. Но появляется он на складе (с понятыми из сотрудников родного УВД и без представителей пострадавшей фирмы) почему-то лишь через… три недели. Этого времени вполне хватило, чтобы мошенники провернули очередную аферу.
Оказалось, что все пять тонн сахара Изобильненского завода (находящегося под арестом на ответственном хранении у нейтрального лица, без права владения и распоряжения имуществом) исчезли, а вместо него, главного вещественного доказательства по делу, нашли сахар Новокубанского завода. А тот, изобильненский, ушлые коммерсанты Приданников и Панкратов пустили в оборот.
Все обращения в прокуратуру и ГУВД края с требованием возбудить в отношении них уголовное дело остались без ответа.
 
Правовая эквилибристика
Так и не разобравшись с сахарной историей, в 2002 году прокуратура края передает материалы дела в Главное следственное управление при ГУВД. Принял их следователь А. Рощин, первым делом обязавший «Аквилон» взять на хранение чужой сахар Новоку­банского завода. В чем состоял смысл столь абсурдного решения, ответить до сих пор никто не может. Но в силу именно этого то ли тупого, то ли злонамеренного решения «Аквилон» втянули в такие судебные тяжбы, которые его сотрудникам не привиделись бы и в страшном сне.
Приданников и Панкратов обратились в Невинномысский городской суд с требованием признать за собой право собственности на новокубанский сахар, на который «Аквилон» никогда и не предъявлял права, а принять его на ответственное хранение понудил милицейский следователь Рощин. Суд принял дело к производству, незаконно признав «Аквилон»… ответчиком по иску ограбивших его аферистов.
За два года плодотворной работы Невинномысский суд успел наштамповать девять определений и два решения; девять определений выдала коллегия краевого суда, но ни один представитель Фемиды не споткнулся на решениях милицейских следователей, логику которых невозможно оценить иначе, как бред сивой кобылы. В итоге суд пришел к очевидному выводу: новокубанский сахар является собственностью предпринимателей А. Приданникова и А. Панкратова, а измотанный безграмотными следователями «Аквилон» должен был заплатить госпошлину.
Не теряя надежду открыть глаза высоким милицейским чинам на беззаконие в рядах их подчиненных, «Аквилон» обратился в Следственный комитет при МВД РФ. Но с тех высот его жалобу поэтапно, через краевой надзорный орган спустили в прокуратуру Невинномысска, которая однажды уже проверяла деятельность следователя Савина, оставшись ею безмерно довольна. На этот раз проверка выдала на-гора очередной шедевр словесной и правовой эквилибристики.
С одной стороны, прокуратура была вынуждена признать, что на этапе предварительного следствия Савин проявил бездеятельность, что и повлекло незаконное отчуждение имущества. Но, с другой стороны, действия Савина не повлекли-де за собой существенного нарушения и законных интересов предприятия. Это ж надо так вывернуться, чтобы соединить несоединимое: у тебя украли имущество, но ты от этого не пострадал!
А следом, словно соревнуясь с нижестоящей инстанцией, краевая прокуратура выдает определение, которое привело в оторопь всех сотрудников «Аквилона»: потерпевшими по делу признать Приданникова и Панкратова, поскольку предметом хищения путем обмана послужили их денежные средства, а не имущество акционерного общества.
Короче, фирму вышвырнули из числа потерпевших, пере­вели в разряд свидетелей по делу «ограбленных» Приданникова и Панкратова, оставили без имущества и денег, а в довершение лишили возможности получить деньги за сахар в рамках уголовного дела.
И только спустя три года после ограбления предприятия прокуратура края все же признала, что Савин нанес фирме ущерб, а в его действиях усматриваются признаки преступления, предусмотренного Уголовным кодексом.
 В 2004 году краевой арбитражный суд обязал взыскать с МВД РФ деньги за сахар. Но полного торжества правосудия не случилось: расчет произвели в ценах 2001 года, не учитывая, что товар фирма получила под реализацию и до сих пор за него не рассчиталась. И ясно, что рассчитываться ей придется по новым ценам, увеличившимся в разы.
Дважды это половинчатое решение «Аквилон» безуспешно пытался обжаловать в Арбитражном суде РФ, и дважды в рассмотрении жалобы ему отказывали – оснований для пересмотра решения нет. А главное - арбитражный суд отказал в возмещении ущерба по утрате деловой репутации.
Но даже половинчатое решение арбитражного суда, к которому фирма шла шесть лет, и по сей день исполнять никто не собирается – видимо, такими пустяками российский минфин себя не обременяет.
«Аквилон» не смог рассчитаться с поставщиком сахара и ему прекратили отгрузку товара. Сотрудники предприятия остались без работы.
 
Заковать в наручники!
Летом 2003 года по пути на свой дачный участок Владимирова искусала собака сторожа садоводческого товарищества «Нива» С. Павлова. Пострадавший обратился в Промышленный суд Ставрополя с исковым заявлением о возмещении вреда здоровью.
Долго, на пальцах хирург по образованию Владимиров втолковывал суду, что в данном случае нужна клиническая медицинская экспертиза, только она позволит доказать развитие тромбофлебита от укусов собаки, а также определить стоимость материального ущерба его здоровью. Уговаривал: ну, что вам стоит, уважаемый суд, для всестороннего и полного исследования доказательств и установления фактических обстоятельств дела назначить клиническую медицинскую экспертизу, которая, к тому же, согласно ГПК РФ, проводится бесплатно.
В обоснование представил медицинские заключения из Ставропольской краевой клинической больницы и консультативно-диагностической поликлиники с диагнозом: «варикозная болезнь нижней конечности». Но все ходатайства судья И. Глазунова категорически отклонила, а истцу настоятельно рекомендовала провести судебно-медицинскую экспертизу, кстати, способную установить лишь степень тяжести последствий от укусов: на клинические исследования не рассчитывайте. Пришлось согласиться, причем обязавшись оплатить экспертизу за свой счет.
Однако в бюро судмедэкспертизы Владимирова неожиданно порадовали: денег от него вовсе не требуется, а экспертизу проведут за счет суда, что оказалось весьма кстати. «Аквилон», фирма истца, при активном участии милиции, прокуратуры и суда находилась в стадии банкротства, сам он безработный, а кредиторы напористо требовали денег.
Но после экспертизы, с результатами которой Владимира не ознакомили до сих пор, суд начал нахраписто от него требовать ее оплаты, с чего в ноябре 2005 года и начала заседание принявшая к производству дело судья Н. Жданова. И опять, набравшись терпения, Владимиров принялся объяснять, что денег у него сейчас нет, а потому просит назначить ему бесплатную и, главное, нужную клиническую экспертизу. И опять получает категорический отказ, выслушивая одни упреки.
А после того, как на очередном заседании ответчик С. Павлов накинулся на истца с оскорблениями и судья сделал вид, будто этого не заметил, Владимиров в знак протеста покидает заседание, но прежде объясняет суду причины своего поступка.
В ответ на этот протест судья вызывает судебных приставов, требуя немедля заковать Владимирова в наручники по надуманному обвинению. Приставы дружно принялись крутить руки «дебоширу», но, узнав от него, что уже три десятка лет он занимается боевыми искусствами так же дружно, от греха подальше, отступили.
 
На что рассчитывала дамочка?!
Понимая, что случай в стенах Дворца правосудия отнюдь не рядовой, Владимиров тут же направляется к заместителю председателя Промышленного суда Н. Теппоевой и рассказывает об инциденте. Но реакции не последовало. Зато в дело активно вмешивается помощник Теппоевой, заявив в присутствии своего шефа и приставов, что в коридоре Владимиров ее ударил.
На что рассчитывала эта дамочка и по собственной ли действовала инициативе, остается тайной за семью печатями, но все, кто находился в коридоре, около десятка человек, твердо засвидетельствовали: никого Владимиров не трогал даже пальцем. Кроме того, все этажи в суде оборудованы видеокамерами, которые также не зафиксировали никакого криминала.
Но даже это обстоятельство не помешало судебным приставам составить акт административного правонарушения, естественно, без приглашения свидетелей.
А суд тем временем под шумок, в отсутствие истца провел разбирательство. Проигнорировав имеющиеся в деле медицинские документы, результаты первичной судебно-медицинской экспертизы и заключение сосудистого хирурга, решил, что Владимиров вполне обойдется компенсацией морального вреда.
Видимо, Промышленному суду так понравилось собственное решение, отвечающее принципам разумности и справедливости, что Владимирову трижды потребовалось обращаться с частными жалобами для его пересмотра в суде кассационной инстанции. Наконец, краевая квалификационная коллегия судей извещает, что заявление Владимирова по нарушению его гражданских прав на справедливое судебное разбирательство Промышленным судом направлено для проведения проверки всё в тот же Промышленный суд. Больше весточек из суда истец не получал, его заявле­ние просто проигнорировали, а потом и вовсе о нем забыли.
 Вскоре Владимирова известили о том, что состоится рас­смотрение его кассационной жалобы. Однако в суде огорошили прямо с порога: дело снимается с кассационного рассмотрения в связи с тем, что жалоба содержит замечания на протокол судебного заседания, которые не рассмотрены судьей в установленном законом порядке.
 А теперь – внимание! Во-первых, с протоколом судебного заседания Владимирова даже не ознакомили. Более того, никаких замечаний по протоколу в суд он предоставить не мог, поскольку на само заседание его даже не соизволили пригласить.
Во-вторых, что самое интересное, в материалах дела вдруг обнаруживается определение Промышленного суда, отклоняющее замечания Владимирова по протоколу судебного заседания. Замечаний, которых он не писал и в суд не предоставлял!
В итоге, после трехлетних мытарств и унижений в судах Владимирову так и не удалось добиться права на возмещение материального вреда здоровью - ну, кого волнует, что человеку предстоит операция, а затем длительная реабилитация. В мае 2006 года определением кассационной инстанции решение Промышленного суда оставлено без изменения, а жалоба без удовлетворения.
Между тем, согласно ГПК РФ, суд обязан оказывать лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав и создавать условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установле­ния фактических обстоятельств и правильного применения законодательства.
Таких условий Владимирову не создали. Зато упорно понуждали оплачивать ненужную коммерческую судебно-медицинскую экспертизу. Ну, разве стал бы нормальный человек терпеть такие изощренные издевательства, будь у него деньги – давно бы оплатил лечение вместе с операцией и выставил бы ответчику в суде счет.
Пройдя все круги правосудного ада, окончательно, на собственном примере, убедившись, что коммерческие интересы чиновников превыше законных прав рядовых граждан, Валерий Владимиров при поддержке Уполномоченного по правам человека в крае Алексея Селюкова обратился в Европейский суд по правам человека.
В Страсбург с небольшим интервалом ушли три жалобы по обоим делам: на действия невинномысской милиции, прокуратуры, городского суда, краевой прокуратуры, кассационной инстанции краевого суда, арбитражных судов всех уровней, Промышленного суда Ставрополя, а также Минфина РФ.
На днях стало известно, что все жалобы приняты к производству.
 
Олег ПАРФЕНОВ

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях