Поиск на сайте

 

Почему редакция не озвучила имена членов апелляционной коллегии, названных в письме А. Фанина

 
Да, это прецедент: редакция сочла правильным не озвучивать состав апелляционной коллегии, поименно названных в письме жертвы рейдерской атаки Александра Фанина. И вот почему.
«Открытая» всегда отличалась мужественной прямотой, когда надо было назвать высоких должностных лиц, подмочивших свою деловую и человеческую репутацию. И держалась той точки зрения, что для умных людей неприятная статья еще не повод для обид. Наоборот, это помощь для исправления ошибок, здравого восприятия критики как предупреждения «героя» публикации о пересечении им некоей красной черты, чего делать нельзя без потери лица, уважения людей и собственной карьеры.
Недаром и читатель из Ставрополя в посвященном нам замечательном стихе подметил этот важнейший момент в следующих строках (№18 от 11 мая с.г.)
 
Чиновный люд - не прежние совки.
Уже - тебя читая - понимают,
Что переплыли красные буйки,
И их о том не зря предпреждают.
 
А кто не понял и к народу глух,
Тот быстро тонет, воздух ртом хватая.
И хоть надменен, беспросветно туп,
«Открытой» в поле зренья попадая.
 

Но вот в данном случае, в принципе соглашаясь с автором письма, критикующим конкретных членов апелляционной коллегии, мы глубоко задумались. Задумались над психологической компонентой ситуации, в которой изощренная провокация анонимов, использовавших самую болезненную для общества тему коррупции, не обошедшую, увы, и судейский корпус, попала точно в цель, выбив из колеи очень порядочных людей. Они-то как раз и состоят в той апелляционной коллегии, о которой пишет предприниматель из Ставрополя.

У главного редактора «Открытой», у ее авторов, экспертов и комментаторов было много случаев убедиться в профессионализме именно этих судей. Судей, принимавших и поистине революционные решения, которые ломали сложившуюся негодную практику по ряду наиважнейших для ставропольского общества проблем.

Известная истина: сначала человек работает на репутацию, потом репутация работает на человека. Разумеется, честные люди крайне щепетильны ко всему, что может бросить тень на их заслуженную репутацию, понимая, как легко ее потерять и как сложно восстановить в глазах общества.

Такие люди становятся порой сверхосторожными, даже опасливыми, стараются уходить от конфликтов, где порой и крайне необходимо явить твердость и независимость. К примеру, ни в малейшей степени - никак! - публично не реагировать на письма анонимных клеветников, наловчихшихся ставить психологические ловушки из вонючих «фактов». Каждый знает о себе все, и порядочный человек знает, что грязные измышления ровным счетом не имеют к нему никакого отношения.

Так зачем «вибрировать», хвататься за сердце и за таблетки, когда правило одно: брезгливо эти письма от себя отодвигать, не читать их, не обсуждать ни с кем, нигде и никогда. И четко понимать, что именно такая реакция и есть необходимая профилактика обеззараживания твоего личного пространства: ведь грязные слова, домыслы - реально заразны, они разрушают тело и душу похлеще иных страшных болезней.

По этой причине никогда не слушайте сплетников, которые вожделенно будут нашептывать вам, кто и что про вас плохого сказал. Сразу останавливайте этих энергетических вампиров требованием эту «тайну» озвучить публично, вслух и непременно в присутствии якобы ваших недоброжелателей.

Как только наушник будет крутиться как уж на сковородке, знайте: именно он и есть ваш реальный недоброжелатель и завистник, возможно, даже организатор мелких пакостей, которые преследуют вас, недоумевающих: откуда же «ноги растут»?

Сразу ставьте между ним и собой неприступную стену, не тратьте больше на него и минуты драгоценной жизни, гоните прочь из своего окружения - он опасно заразен!

Лично я так и поступаю, освободившись от ряда ложных «друзей» и, как подтверждение верного шага, на физическом уровне ощущаю, как спадает камень с души.

Тут же мне возразят, как же, мол, не реагировать, если мерзкие наветы со всех ног бросаются «проверять» следаки, прокуроры, полиция, широко распространяя в публичном пространстве, по всем слоям населения всю эту грязь, унизительную для достоинства жертв анонимов.

Да, я тоже испытала на себе безнравственную оголтелость, с которой вышеперечисленные господа в погонах роются в анонимном дерьме с тем большим любопытством и интересом, если треплются имена известных в крае лиц. Последним звонят, дергают, просят дать пояснения, притворно ссылаются на сроки «проверки»...

Это у них-то «сроки?! У правоохранительных и надзорных господ, которые в рот воды набирают и вообще не отвечают, кроме как отписками, на множественные заявления по фактам, содержащим признаки мошенничества в особо крупных размерах.

Причем заявители не скрывают своих имен, готовы изложенное подтвердить документально, выводя коррупционеров на чистую воду.

Однако краевая прокуратура, следственный комитет, полиция вообще не проводит проверок ни по одной из множества-множества наших расследований задокументированных фактов совершенно дикой, разнузданной коррупции в сфере ставропольского ЖКХ с участием должностных лиц, которых мы называем по-и-мен-но!

Заявления о фактах коррупции, подписанные журналистами и общественными экспертами, без движения лежат в этих структурах с прошлого-позапрошлого года.

Разве это должностное хамство не указывает на то, что там обосновались и высокие крышеватели коммунальной мафии, которая делится с ними украденными у нищего населения деньгами в особо крупных размерах?!

И когда эту коммунальную сволоту мы достали особенно сильно, близко подобравшись к ее воровским тайнам, вот тут и разошлась по веерному маршруту по всем инстанциям многостраничная анонимка, в которой трепали не только «Открытую».

Полоскали изощренно руководителей краевого суда и прокуратуры. Совершенно не случайно, что это была продуманная контратака коммунальной мафии (на это указывало множество деталей) с применением известных методов психотехники, парализующих волю людей, опасающихся за свои должности.

И точно так же, как рассказывает в своем письме предприниматель Александр Фанин, этот психоприем сработал на все сто. Мерзкие клеветники -  читай, ЖКХ-ворье! - наверняка были довольны.

Даже представляю картину, как ухохатывались, изгалялись над прокурорами и полицией «остроумные» анонимы, издевательски подписав сочинение именами ставропольских общественников. Тех самых, чьи заявления о преступлениях коммунальной мафии как раз и лежали в тех ведомствах без движения.

А что прокуроры? Даже быстро убедившись, что так подленько резвились именно анонимы, прокуратура резво взялась за «проверку» фактов, понуждая общественников, чьи имена значились под текстом, читать эту грязь и давать объяснения.

Помню, с каким возмущением рассказывал об этом прокурорском понуждении наш самый активный и юридически подкованный эксперт в сфере ЖКХ Владимир Молчанов, категорически отказавшийся читать грязную анонимку.

И вот представьте себе: уже зная о подлоге, мне позвонил заместитель прокурора Ставрополя и предложил к нему «придти, ознакомиться с анонимкой и дать по ней объяснения».

Точно как Фанина с адвокатом и меня просто затрясло от такой тупости.

«Не смейте мне предлагать это читать! - едва сдерживала я бешенство. - Вы действуете точно так же, как анонимные клеветники, прячущие свои рыла, вы самозабвенно тиражируете цели ворья, легко предугадавших ваше непрофессиональное поведение...»

Ты уже понял, читатель, что психоловушка анонимов, направивших письмо руководству суда о якобы готовящейся взятке судьям, совершенно идентична методам, о которых я рассказала выше. И в обоих случаях подлецы сумели достичь желаемого: должностные лица впали в ступор, даже струхнули... Начали суетливо «проверять» (самих себя?!), дабы продемонстрировать (кому?), что в их ведомстве все в порядке.

В случае с рассмотрением апелляционной коллегией дела Александра Фанина цель анонимов увенчалась просто громадным успехом, потому что и мы считаем, судьи смалодушничали, «сдали» предпринимателя...

Но я их все же понимаю: не каждому будешь советовать повторить подвиг Матросова, они и без того каждый день идут на амбразуру…

«Открытая» не раз обращалась к теме анонимных подметных писем, которые пачкали имена судей. Яростно обличая этих бумагомарателей, выясняя, откуда ноги растут, кто они сами, мы никогда не озвучивали имен служителей закона, которых пытались позорить их скрытые враги.

В противном случае мерзавцы бы достигали своей цели, запуская в информационное пространство имена своих врагов, после чего общественное сознание начинает путаться: то ли он украл, то ли у него украли... Тоже элемент психотехнологий.

А потому  я одного не понимаю: зачем эту анонимку, крайне оскорбительную для всех названных в ней сторон, судьи зачитывали Фанину? А как быть с презумпцией невиновности? Ведь судьи же не знали истинную цену этой «заявы»?! Наверное, сработал психологический фактор «отстраненности» - мол, и не думайте нас на взятке ловить.

Не понимаю и другого: как анонимка вообще попала к судьям. Возможно, принесли «доброжелатели», к которым стоило бы подозрительно приглядеться.

А возможно, письмецо в конверте было передано членам коллегии руководства краевого суда.

Если верно последнее, то я считаю это ошибочным шагом с разных позиций - стратегических, тактических. Но в первую очередь - психологических: нельзя запускать в святая святых - храм Правосудия - заразный вирус клеветы, подвергать психику судей переживаниям по поводу домыслов, лично к ним не имеющих никакого отношения.

Вот Евгений Борисович - человек мужественный, никогда не поступавшийся офицерской честью. Его пыталось свалить разнокалиберное ворье, которому он крепко защемил хвосты. И действовали в своем обычном ключе - анонимно, по всем весям рассылали сотни листов липуче-пахучей галиматьи. Он это хорошо понимал, но как любой порядочный, нравственный человек расстраивался, переживал.

Значит, мог бы задуматься, как уберечь от подобного свой коллектив, вовсе не такой от бед защищенный, как население полагает.

Судьи ведь не каменные изваяния, они тоже обычные люди с теми же страхами, опасениями, предосторожностями. Попавшая им на руки бацилла заразы нарушила этот баланс, забила в чужие ворота, вызвав ликование режиссеров-психотехников.

Размышляя над такими коллизиями, я прихожу к давнему выводу. Для судей крайне необходимы ввести курсы, скажем, психологической безопасности, на которых они узнают, как защищать и самих себя от страшной заразы анонимов. Последние, будьте уверены, будут только наращивать обороты и шлифовать приемы. Тем более при таком прямо-таки кухонном интересе к их «фактам» «проверяющих».

Что же касается Александра Фанина, которого незаслуженно, (по мнению юристов-экспертов редакции), апелляционная коллегия  пустила по новому кругу тяжб, то полагаю: случай с анонимкой должен стать предметом внутрисудейского разбирательства - очень спокойного, неподозрительного, учитывая именно психологический аспект неординарной коллизии.

И если общее мнение совпадет, то исправить ошибку и по отношению к честному налогоплательщику А. Фанину, и по отношению. к честному профессионалу судье Бунько будет нетрудно и незазорно. Лишь бы не поздно!

 
Людмила ЛЕОНТЬЕВА,
главный редактор газеты
«Открытая. Для всех и каждого»
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

fkbyf алина (не проверено)
Аватар пользователя fkbyf алина

Да, Уважаемая Людмила Леонтьева! Браво! Но почему мы всегда боремся с последствиями, почему пренебрегаем правилами безопасности в начале пути! Должен же был А. Фанин просчитать- кому вверяет свой бизнес и свою , следовательно, судьбу? Двум известнейшим лицам (плюс - юрист-третий с их стороны) с высокими связями!! кого теперь винить за свою наивность! Он хоть бы составил договор о взаимных обязательствах и взаимной ответственности- но- нету такового, процесс лишения его бизнеса был очевиден с самого начала!

Добавить комментарий