Поиск на сайте

 

 

В Ставропольском Дворце детского творчества прошёл вечер памяти Флавиана Комиссарова, одного из первых военных авиаторов России

 

Сразу две даты отмечает в эти дни дворец – собственное 77-летие и 115-летие со дня рождения Флавиана Комиссарова, одного из дореволюционных летчиков, основателя краевого отделения общества «Добролет» (ныне «Аэрофлот») и старейшего руководителя кружка авиамоделистов в Доме пионеров. Флавиан Комиссаров – мой прапрадед, память о нем трепетно хранится в нашей семье.

 

О Флавиане Николаевиче известно не много. Выходец из обедневшей дворянской семьи, он всю жизнь скрывал «опасные» корни даже от близких. На вопросы детей отвечал, что отец его работал краснодеревщиком в Зимнем дворце. Много позже, в 90-е, потомки узнали, что Николай Комиссаров был вовсе не столяром, а владельцем мастерской, поставлявшим в императорский дворец мебель.
В 1930-е годы многие одногруппники прапрадеда, бывшие кадеты Русского авиационного корпуса, попали в жернова сталинских репрессий. Дворянина Комиссарова от ареста и расстрела спасли бегство в провинциальный Ставрополь и, пожалуй, удачная «красная» фамилия.
А ведь «голубая кровь» просвечивала в каждом жесте Флавиана Николаевича: вежливый, воспитанный, интеллигентный, он никогда не повышал голоса на родных и учеников, хотя был настоящим холериком, у которого, как пелось в его любимой песне, в груди прятался «пламенный мотор».
Флавиан Николаевич пережил три войны, две революции, голод, страшную пору репрессий, однако остался удивительно жизнерадостным человеком. Наверное, потому, что всю жизнь занимался любимым делом – авиацией и авиамоделированием.
Страсть к небу у Флавиана Комиссарова была с детства. Семья жила неподалеку от Комендантского аэродрома в Питере, где работал Игорь Сикорский, авиаконструктор, создавший первый в мире пассажирский самолет «Илья Муромец». Флавиан с друзьями целыми днями пропадал на аэродроме, крутился возле летчиков, помогал в авиационных мастерских.
Здесь он впервые сел за штурвал самолета. А вскоре, по рекомендации Сикорского, отправился на учебу в Англию – в составе группы молодых людей, кадетов Русского авиакорпуса. Ученики-летчики отплыли из Мурманска 25 февраля, за день до Февральской революции, а вернулись через несколько месяцев уже в другую Россию.
В Гражданскую войну Флавиан Николаевич воевал в составе 11-й Кавказской армии. Сохранилась почетная грамота реввоенсовета, которую вручили Комиссарову в 1921 году «в ознаменование исполнения трехлетия героической борьбы за раскрепощение трудящихся».
В голодные послевоенные годы семья прадеда осела в хлебном Ставрополе, откуда была родом жена Флавиана – Клавдия Лукьянова. Самолеты тут были такой невидалью, что, когда эскадрилья прапрадеда приземлилась в городе, очевидцы в страхе крестились и разбегались, приняв самолеты за нечистую силу.
А уже скоро в Ставрополе появилось отделение Общества друзей воздушного флота «Добролет», секретарем которого назначили Комиссарова – единственного специалиста такого уровня на весь город.
Флавиан Николаевич командовал в нашем городе авиаотрядом самолетов У-1, пока его не пригласили на работу в Москву. До второй половины 30-х годов он переезжал с семьей с аэродрома на аэродром, строил аэропорты во многих городах – Армавире, Казани, Кривом Роге...
Был случай, когда во время голода на Украине Комиссаров распорядился засеять кукурузой часть летного поля. Его тогда чуть не отстранили от работы.
Но настоящая опасность ждала впереди. В тридцатые годы многих из тех, с кем Флавиан Николаевич учился в Англии, расстреляли как «иностранных шпионов». И он решил снова «спрятаться» в тихом захолустном Ставрополе. Поэтому и документов в семье почти не сохранилось – их специально убирали подальше с глаз.
В Ставрополе Комиссаров читал теорию в местном аэроклубе и организовал авиамодельный кружок в только что открывшемся Доме пионеров.
В ту пору мальчишки и девчонки грезили профессией летчика и готовы были дневать и ночевать на аэродроме и в мастерской. Один из учеников Флавиана Комиссарова, Павел Гавриленко, продолживший дело своего учителя (85-летний ветеран до сих пор ведет кружок авиамоделирования при ДОСААФ), вспоминает: «Приходилось очень трудно, но мы не замечали тягот. Модели создавали буквально из ничего, каждую реечку строгали своими руками. На аэродром в Грушевый ходили пешком – это 10 километров от Дома пионеров. Не пугали нас непролазная грязь (тротуаров в городе еще не было), холод, дождь... Бывало, вечером выйдем, ночью в палатках на аэродроме заночуем, утром запустим модели – и домой.
Кстати, Флавиан Николаевич каждого ребенка угощал кусочком хлеба с вареньем».
С детьми Комиссаров работал до конца жизни, сделав «перерыв» лишь на время Великой Отечественной войны. А воевал он «от звонка до звонка» – с 22 июня 1941 года по 9 мая 1945-го, получив множество медалей и орден Красной Звезды.
Вернувшись в Ставрополь, набрал в кружок новичков, грезивших полетами, и снова с утра допоздна пропадал с ними в мастерской. Учил их думать, созидать, любить небо, свое дело и мир вокруг, верить в то, что «рождены, чтоб сказку сделать былью, преодолеть пространство и простор...».
Флавиан Комиссаров дал путевку в жизнь многим замечательным людям, которые стали летчиками, инженерами и просто прекрасными специалистами. 

 
 
Никита ЗЛОБИНЕЦ
Ставрополь



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий