Поиск на сайте

 

 

Кто и с какой целью душит фермерство Кочубеевского района, сводя на нет программы импортозамещения? Разобраться в этом должен лично губернатор Владимиров

 
Шиш с маслом, а не дорогу вам!
 

С первой большой экскурсией по Георгиевскому сельсовету проехали мы ровно два года назад. Экскурсией, правда, визит к фермеру Сергею Лукинову назвать можно было условно лишь - сельсовет олицетворял собой кончину российского села.

Дорог нет. Работы нет. Клубов, магазинов нет. Вдоль улиц густо из года в год колосится конопля, косить ее некому. Хаты заколочены, автобусные остановки прогнили, автобусов не видно, можно не ждать. Молодежь безоглядно и безвозвратно бежит в город. Глушь, депрессия, апатия…

И вот минуло два года, за которые ничего не изменилось. С января на территории сельсовета на кладбище снесли 27 человек, рождаемость застыла на уровне нуля. Так дело пойдет - лет через десять из местных здесь вообще никого не останется, а их хаты и огороды займут люди пришлые. Ставропольские чиновники со знакомым выражением лиц начнут чесать репу, что же делать и как разобрать ворох «вдруг» нахлынувших проблем, - да только поздно будет.

От станицы Георгиевской до хутора Рощинского, что чудом сохранился до наших дней на самом краю района, на границе с Карачаево-Черкесией, километров шесть. Но чтобы преодолеть их, нужно трястись минут двадцать, не меньше. Сказать, что дорога разбита, в ямах и рытвинах, - значит не сказать ничего.

Хотя в отделе строительства районной администрации утверждают, что этот участок ремонтируется ежегодно. Кем и в каком объеме, кто заказчик, подрядчик и приемщик работ? А вот на эти вопросы в администрации отвечать не собираются, в том числе депутату сельсовета фермеру Лукинову.

Обращались люди к местному  главе Юрию Талащенко, но тот вообще ни мычит ни телится. Когда жители напоминают ему о дороге, чиновник, как говорят, показывает в сторону Рощинского неприличный жест в виде среднего пальца: не хотели, мол, за меня голосовать на пост главы - вот и дорогу сами делайте!

А за какие заслуги голосовать? Сергей Лукинов по этой дороге ездит ежедневно, но за восемь последних лет ее ремонта не припомнит. А ведь была когда-то асфальтированная, гладенькая.

Пару лет назад привезли сюда пятнадцать «КамАЗов» гравия, рассыпали его, - на том работы и завершились. Все равно что на пол насыпать гороха и ходить по нему.

В прошлом году местные жители решили написать губернатору. Жалоба до первого лица в крае, кажется, дошла - на закате дня с инспекцией до сельсовета в кои веки явился глава администрации района Алексей Клевцов. Ни с кем не встретился, не поговорил и отбыл. А на следующий день привезли пять «КамАЗов» гравия, свалили кучами вдоль дороги. Там они и лежат до сих пор, никем не тронутые.

Нет дороги - значит нет жизни. Маршруточники в этот медвежий угол ездить отказываются. Воду привезти, особенно зимой, желающих нет, а кто из частников согласится, то за три кубометра сдерет 900 рублей. Хлебозавод свои машины тоже бережет и сюда гонять не хочет. Вот и выходит, что гнут фермеры спину, а плодов своего труда на магазинных прилавках не видят.

Собрались с духом местные жители и за 240 подписями с месяц назад снова написали губернатору Владимирову. Из скромности просить много не стали, рассудив так: да и хрен бы с водопроводом, который не работает десять лет, хрен бы с клубом, который загнулся лет двадцать назад, помогите только с ремонтом дороги, без нее - труба!

Написали и стали ждать. Ответ пришел в отведенные законом сроки, только утешить селян у губернаторской команды не получилось - жалобу перегнали главе администрации района Клевцову. Ответ подмахнула консультант Бурлуцкая: все, мол, в соответствии с законом. На телефон, указанный ниже, дозвониться оказалось не проще, чем отремонтировать дорогу.

После этого с перепиской селяне решили временно завязать. Не до нее весной - сейчас пахать надо, выживать как-то. 

 
В губернаторе признали своего заступника
 

Однако выживать становится все сложнее, особенно таким ретивым фермерам, как Лукинов, который не захотел «лечь» под главу администрации Клевцова. А за независимость, как известно, надо платить, отдавая в борьбе и силы, и здоровье.

Было время, Лукинов впахивал на руководящих должностях в местном совхозе, а хлопоты землепашцев и хлеборобов брало на себя государство. Вынужденно подавшись в фермеры, сегодня встречает гостей в новом «офисе» - железной будке без окон без дверей, продуваемой со всех сторон. Стол, пара лавок, спертый где-то портрет Карла Маркса, заметившего, между прочим, что говорить о естественной справедливости в нашем мире - бессмысленно.

В бригаде у Лукинова трудится полтора десятка человек, все местные. Казалось бы, скромное хозяйство, в обработке которого находится около двух тысяч гектаров, в масштабах района - пустяк, а исчезнет - не заметит никто. Но это не так.

Зерно с полей КФХ обрабатывают на своем току, его сортируют и очищают, а фураж расходится по личным подворьям сельсовета. То есть от одного фермерского хозяйства напрямую зависит судьба сотни семей, на которых и держится еще аграрная провинция.

Ничего, кроме мозолей, за два десятка лет фермерской маеты Лукинов не нажил. Ни отпусков, ни санаториев, ни курортов. Очищая земли бывшего совхоза «Кочубей» от камня, ковыля и камыша, кредитовался, рассчитывался, снова влезал в долги, не оставляя мысли, как бы не пойти по миру.

В общем-то, пахарь по своей природе, Лукинов на судьбу не ропщет - сам выбрал свой путь, и сходить с него не намерен. Другой вопрос, что тянуть крестьянскую лямку стало невыносимо трудно, поскольку масса энергии уходит на разборки с районной властью, очень невзлюбившей независимого фермера, который права качает и чего-то требует… На самом же деле проблемы Лукинов нажил потому, что привык работать без откатов и подношений.

Лет пять назад он обратился в администрацию с просьбой продлить аренду возделываемой пашни и пастбища. Но там, видно, на землю были свои виды - Лукинову отказали, предложив выставиться на аукцион, на котором с ходу и обозначился претендент на участок - богатейший агрохолдинг «Ресурс». Лукинов капитулировать не стал, пошел в суд и доказал там, что земля принадлежит ему.

С тех пор местная власть на него обиделась и стала искать лазейки, чтобы дожать строптивого фермера, разорить его, а землю пристроить в «нужные» руки. С упрямством тяглового быка администрация инициирует против него новые и новые судебные процессы, которые тянутся по нескольку лет, а в ход идут все методы.

Пару лет назад администрация подала иск о сносе принадлежащего Лукинову торгового киоска площадью 19 «квадратов» в станице Георгиевской - под тем предлогом, что ларек якобы превышает разрешенные размеры и не соответствует… генплану станицы.

Обхохочешься просто! Ни дорог, ни тротуаров, ни работы, ни клубов, вслед за детьми и старики готовы бежать куда подальше. А тут на тебе - генплан!

Вслед за этим был взят курс на уничтожение других торговых точек Лукинова, которые работают на грани рентабельности и которые тот не закрывает лишь потому, что мгновенно загнутся соседние хутора - других продуктовых киосков в них нет.

Но хуже, что среди врагов у администрации Лукинов не один.

В прошлом году фермеры района, уставшие от наездов местной власти, решили заручиться поддержкой Владимирова. Момент для этого выбрали грамотно - потенциальный защитник униженного и оскорбленного фермерства шел на выборы и нуждался в голосах. Тут в районе и появился баннер с изображением с одной стороны самого претендента во власть, а с другой - электората на фоне комбайнов. И подпись: «Фермеры Кочубеевского района поддерживают кандидатуру на пост губернатора Владимирова Владимира Владимировича. Все на выборы!»

Вполне нормальный ход: мы тебе доверяем и тебя поддерживаем, но и ты, став главой края, обрати внимание на наши мытарства и сложности.

Если бы каждая из сторон исполняла свои обязательства, гляди, и село поднялось бы. Но реалии не всегда совпадают с предвыборными обещаниями и возложенными надеждами.

 
Кому выгодны обман и приписки?
 

А привела нас в Рощинский ситуация, касающаяся не одного Лукинова, а сотни таких же, как он, аграриев по всему краю. Ситуация, о которой в краевой администрации наверняка знают, однако решать проблему не собираются. Более того, обостряют ее - в тот самый момент, когда страна нуждается в продукции импортозамещения. А как происходит это наглядно, видно на примере Сергея Лукинова.

Встал вопрос оформления субсидии на оказание несвязанной поддержки сельхозтоваропроизводителям в области растениеводства. Начал собирать справки, исходя из своих 1440 гектаров пашни: из налоговой - о том, что задолженности перед государством не имеет; из МЧС - о том, что стерню и пожнивные остатки не сжигал, нарушений норм и правил пожарной безопасности в границах землепользования не допускал; из агрохимической службы - о том, что проведено обследование почв…

На все про все из копилки фермерское хозяйство выложило около 70 тысяч рублей. И это не считая убитого времени. Но хуже было впереди. Если раньше субсидию давали всем фермерам, достаточно было лишь собрать нужные справки, то с этого года, согласно постановлению краевого правительства, на помощь могут надеяться только те, кто по итогам прошлого года собрал зерновых и зернобобовых, включая кукурузу, не менее 75% от среднего показателя по району.

Лукинов в прошлом году по озимому ячменю намолотил 25,3 ц/га, по кукурузе - 22. Средняя урожайность по району, согласно данным Ставропольстата, составила 47,4 ц/га.

Однако в заявлении на получение субсидии есть пункты, которыми фермер может подтвердить свой неурожай по причине стихии. То есть, если посевы на полях полегли под ливневыми дождями и шквалистым ветром, а виды на урожай были не ниже среднерайонных, в субсидии отказать не имеют права.

И такие бумаги Лукинов представил. Комиссионными актами и постановлением главы администрации подтверждена гибель 100% посевов озимого ячменя на площади 185 га, а также подтопление кукурузы на площади 100 га и подсолнечника на площади 150 га. Однако в поддержке фермеру все равно было отказано. А не нравится, посоветовали, иди в суд!

В суд Сергей Лукинов, конечно, пойдет, не сомневаясь, что своего добьется, поскольку отказ ему в субсидии связан исключительно с местью со стороны районной администрации. Но месть эта отвратительна тем, что распространяется на всю сумму субсидии - как краевую, так и федеральную.

С краевой частью история вообще выходит потешная. Из расчета 1440 га, имеющихся у Лукинова, ему положено всего… 33 тысячи рублей. Даже не покрыть расходы на собранные справки. За них фермер не переживает: «Пусть купят себе мороженое на эти деньги». 

Иное дело - субсидия федеральная, которая тянет на 625 тысяч рублей. Но и в ней тоже отказано!

То есть край в лице районных чиновников сам решает, кому дать денег на поддержку, а кому в ней отказать. Хотя ни о чем таком в правилах распределения субсидий из федерального бюджета не сказано.

 
Санкции не отменили, расслабляться рано
 

Да и где логика? В помощи как раз нуждаются те, кто закончил год плохо не по своей вине. Вот бы и спросить у них, почему так произошло: может, стихия помешала собрать хороший урожай, а может, земля истощена? Но таких вопросов в районной администрации не задают - там только отказывают. А по ходу вводят в заблуждение губернатора, который, к слову, время от времени отчитывается перед президентом.

В прошлом году, например, районная власть дала губернатору цифру средней урожайности на уровне 51,6 ц/га, что заметно больше данных Ставропольстата. Интересно, за счет чего же район бьет рекорды?

Оказывается, в отчет губернатору попадают только хозяйства левобережья Кубани, где земля всегда щедро плодоносила и там создавались богатые колхозы. А вот правобережные голозадые совхозы с худшими землями в отчетах районных чиновников фигурируют не часто. Но ведь средняя урожайность высчитывается исходя из валового сбора и всей пашни? Так-то оно так, но только в теории.

А на практике Лукинову намекают в районной администрации: мол, показал бы хорошую урожайность в прошлом году - и субсидию получил бы. А теперь получай за свою принципиальность - шиш!

Проверить «рекордсменов» не составляет труда. Но в этом нет интереса у главы администрации района Клевцова, ему надо быть в передовиках. А в правобережных хозяйствах он, наверное, и не был-то ни разу. Да и зачем, ведь они - что есть что нет.

По прикидкам Сергея Лукинова, к официальной статистике урожайности район приписывает около 30%. Эту обманную технологию практикуют давно, однако против нее никто не выступает. Получается так: что невыгодно фермерам, выгодно власти.

А что происходит в целом по краю, ведь проблема эта не одного Кочубеевского района? В советское время тоже приворовывали и приписывали. Теперь - воруют и переписывают.

О том баннере, что изготовили за свой счет кочубеевские фермеры, губернатор, скорее всего, не знал. Но теперь, увидев его изображение в газете, хочется верить - даст-таки поручение разобраться в ситуации и не обескровливать тех, кто как раз и призван в крае выполнять программу импортозамещения.

 
Олег ПАРФЁНОВ
 
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Ирина (не проверено)
Аватар пользователя Ирина

И вновь Кочубеевский район! Великие и могучие коррупционеры! Закон на них не действует, потому что всё схвачено!

Николай (не проверено)
Аватар пользователя Николай

Кем схвачено?

Николай (не проверено)
Аватар пользователя Николай

Вот это да! Село гибнет. Ужас. Неужели это все правда? Неужели так все плохо?

Ник (не проверено)
Аватар пользователя Ник

Дорог нет. Работы нет. Клубов, магазинов нет. Вдоль улиц густо из года в год колосится конопля, косить ее некому. Хаты заколочены, автобусные остановки прогнили, автобусов не видно, можно не ждать. Молодежь безоглядно и безвозвратно бежит в город. Глушь, депрессия, апатия…
И вот минуло два года, за которые ничего не изменилось. С января на территории сельсовета на кладбище снесли 27 человек, рождаемость застыла на уровне нуля. Так дело пойдет - лет через десять из местных здесь вообще никого не останется, а их хаты и огороды займут люди пришлые. Ставропольские чиновники со знакомым выражением лиц начнут чесать репу, что же делать и как разобрать ворох «вдруг» нахлынувших проблем, - да только поздно будет.---------------после этого можно было ставить точку.......пипец...
Почему не пишут хорошее о Кочубеевском районе??? Наверняка что-то хорошее там есть! Только ужасы... Этот район самый читаемый в открытой

Фермер (не проверено)
Аватар пользователя Фермер

Ничего в статье необычного. Такие села- в каждом районе. К сожалению...

Ирина (не проверено)
Аватар пользователя Ирина

Вот очень мне интересно, статьи "Открытой" читают только фермеры, патриоты, простые люди-читатели? Самые высокие правители в курсе, что они не в курсе? Плачевно, что ситуация в Кочубеевском районе является обычной и привычной для всего края, чего биться, результатов ведь никаких! У многих руки опускаются от безысходности...

Фермер (не проверено)
Аватар пользователя Фермер

Вы из Кочубеевского сами?

Ивановна (не проверено)
Аватар пользователя Ивановна

Вы что, верите в это все??? Это просто личные враги Алексея Павловича стараются из обыденной проблемы, как умирание сел, сделать виноватым Клевцова. А на самом деле таких сел везде хватает... И не только в Ставропольском крае. И это в общем то нормально, потому что людей, желающих жить в городе, больше, чем желающих жить в селе. А эти статьи - это очередная бездыханная попытка насолить главе, люди уже не такие тупые, чтобы верить статьям в газетах...

Добавить комментарий