Поиск на сайте

 

 

Сами с усами
Ставропольский госуниверситет снова подтвердил статус интеллектуального центра Юга России. Он стал первым вузом страны, включенным во всеевропейский проект «Международный диалог политических культур». И вот на прошлой неделе в рамках этого проекта в Ставрополь приехали ведущие российские и западные ученые-теоретики в такой специфической научной области, как права человека.
Этот проект – детище Российской ассоциации политической науки (РАПН), которая объединяет ученых и вузовских преподавателей политологии со всех концов страны. Реализуется он на средства президентского гранта. Суть проекта заключается в том, что специалисты РАПН будут регулярно привозить в региональные вузы ведущих европейских ученых-политологов с лекциями по самым актуальным проблемам современности. 
Приятно, что право принять первый такой визит получил именно СГУ. На базе университета эксперты обсуждали права человека (эта тема была выбрана в качестве пробного шара неслучайно, поскольку 2009-й назван ООН Международным годом обучения в области прав человека).
В университете побывали три профессора – основатель и бессменный исполнительный директор Европейского института омбудсмена (уполномоченного по правам человека) Николас Шварцлер, председатель правления РАПН Владимир Петровский и бывший уполномоченный по правам человека в РФ Олег Миронов.

 

Право на жизнь и смерть
Профессор Шварцлер прочел интереснейшую лекцию о современном состоянии с правозащитой на Западе. Омбудсмены стали появляться в послевоенные годы. Таким образом гражданское общество пыталось обезопаситься от появления новых полуфашистских режимов, где интересы государства ставились бы превыше интересов личности. 
Долгое время «светочем» в области защиты гражданских прав считались США. Еще бы, самая демократичная страна на планете! Но «американский либерализм» обернулся мифом – под прикрытием правозащитных лозунгов Америка стала грубо влезать во внутренние дела других стран. Под благовидными предлогами были последовательно развязаны кровавые войны в Афганистане, Сербии, Ираке…
Понятно, что и само содержание прав человека постоянно эволюционирует вместе с усложнением общественного строя. В XVII-XVIII веках права человека сводились к простой формуле: «Свобода, равенство, братство». В XIX веке, после появления телеграфа и многотиражных газет, заговорили уже о правах на свободу самовыражения и на свободу получения информации. В прошлом столетии на первый план вышли так называемые «коллективные» гражданские права – право на культурное, религиозное, этническое самоопределение. 
Ну а в последние годы заговорили о так называемых цифровых (на равный и свободный доступ к технологиям) и медицинских (на эвтаназию, на пересадку органов и тканей, на свободу сексуальной ориентации) правах гражданина.
Расширяется список гражданских прав – соответственно, появляются все новые «специальности» омбудсменов. По подсчетам Шварцлера, в мире их насчитывается уже около двухсот. Например, в Америке существуют уполномоченные, которые отслеживают нарушения прав церковных прихожан и даже пожилых гомосексуальных пар (без омбудсменов никак не обойтись, когда один из партнеров-геев умирает, а второму законы мешают вступить в наследство). Правда, как убежден профессор, такая «сверхспециализация» явно искусственна и чрезмерна, и большинство из этих профессий скоро отомрут.

 

Вечные оппоненты власти
Как посетовал уполномоченный по правам человека в Ставропольском крае Алексей Селюков, нынче в России практически обесценилось понятие «правозащитник». Такой ярлык зачастую приклеивают себе активисты, не имеющие ни малейших представлений о праве в целом и правах человека в частности, а то и вовсе, по словам Селюкова, «психически больные люди». 
Поддержал коллегу и Олег Миронов, по мнению которого истинная роль правозащитника заключается не только в том, чтобы защищать права граждан, а в том, чтобы примирять общество и власть. «Правозащитник – это профессиональный переговорщик. Это вечный оппонент власти, но не вечный оппозиционер», – афористично заметил экс-омбудсмен.
Владимир Петровский рассказал, что на Западе правозащитник – это такая же профессия, как учитель или журналист, и специалистов подобного профиля должны готовить в юридических вузах. Например, недавно в московской Высшей школе экономики открылся курс «Защита прав человека», где будут учить российских правозащитников и омбудсменов. И спрос наверняка будет высок.
Так, еще десять лет назад омбудсмены существовали только в трех регионах страны, сейчас уже почти в полусотне; кроме того, в некоторых регионах есть уполномоченные по правам детей и даже по правам потребителей. 
Причем, по мнению Петровского, в последние годы так же, как и термин «правозащитник», в стране девальвировалось и понятие «политолог». В понимании обычного человека «политолог» – это уже не объективный и независимый ученый, а пропагандист, пиарщик, корыстно выражающий интересы исключительно какой-то одной партии или клана. 
Действительно, подобных самозванцев и в правозащитном, и в экспертном сообществе сегодня немало. Коллеги презрительно именуют их «грантоедами» – людьми, которые выпрашивают у иностранцев подачки-гранты, но никакой реальной деятельности не ведут, ограничиваясь шумными, но пустыми акциями, зачастую в угоду каким-то политическим силам. Но неправильно было бы оценивать все правозащитное сообщество по худшим его представителям.
Между тем появление таких «грантоедов», по мнению Олега Миронова, вполне закономерно. Президент неустанно сетует на «правовой нигилизм» населения, но власти не делают ничего, чтобы повышать правосознание россиян. 
Впрочем, сейчас Госдума РФ рассматривает проект Федерального закона «О бесплатной юридической помощи». Помощь эта будет оказываться специальными государственными бюро. Но, во-первых, это потребует увеличения чиновничьего аппарата и новых бюджетных трат. Во-вторых, сам процесс получения бесплатной помощи забюрократизирован донельзя –  нужно собрать кучу разрешений и справок, за которые еще и наверняка придется отстегивать мзду.

 

Кукольный театр
Столь представительного десанта в вузе, да и в Ставрополе не видели давно. Однако визитом компетентных гостей насладились только сами преподаватели и студенты университета. К участию в семинаре не были приглашены те, кто защитой прав человека занимается каждодневно, конкретно и предметно, – независимые правозащитники.  
Итоговая пресс-конференция выглядела просто жалко: в огромном зале сидели пятеро журналистов. Увидев пустые кресла, Олег Миронов не мог сдержать разочарования: «Недавно вот был с визитом в Пятигорске, так там вся местная пресса приехала, не протолкнуться было». Впрочем, спохватившись, обернул все в шутку: «Но это и понятно, я же сам из Пятигорска. Как журналистам было земляка не уважить!» 
Огорчительно и странно, что обсуждение животрепещущей проблемы превратилось в высоколобое теоретизирование без попыток и даже без желания рассмотреть практический опыт местных активистов. А ведь на Ставрополье ситуация с правами человека  крайне тревожная, недаром наш край последние годы держит лидерство по количеству жалоб от граждан в ростовское полпредство и в администрацию президента.
Эта ситуация и породила на Ставрополье целую плеяду правозащитников, результативно отстаивающих права граждан. Их имена хорошо известны в крае и за его пределами. Но рассуждать в отсутствие настоящих правозащитников о правах человека – это как если бы к умирающему больному приехал врач, но вместо спасительного укола стал бы читать ему нудную лекцию о здоровом образе жизни.

 

Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий