Поиск на сайте

 

История победы мужественного и одарённого человека Михаила Литвинова, режиссёра Народного домашнего театра-студии «Оптимисты» села Старомарьевка

Как побудить к духовной работе?

…Музыка с перезвоном колокольцев, затем протяжный, будто уводящий в другое время и место хор. Темноту зала разрезает пучок света, выхватывающий из мрака фигуру человека в инвалидном кресле.

- Я вам немного почитаю, но это не проповедь, а текст, написанный режиссером. Я его прочту как режиссер, актер и… прихожанин своего храма, - так Литвинов начинает моноспектакль «Слово о Законе и Благодати».

Три моноспектакля духовного цикла в разное время я смотрела в маленьком зале домашнего театра села Старомарьевка Грачевского района. Михаил Данилович  говорит, а ты будто оказываешься под гипнозом. Вот уж не ожидала, что, затаив дыхание, буду ловить каждое слово из памятника древнерусской литературы XI века, произведения, не имеющего театральных истоков и традиций.

Позже во время премьеры «Божественных од» Державина пережила примерно те же ощущения.

Заключительный спектакль цикла «Молитва» вышел накануне праздника Рождества Христова. В его основу положены духовные стихи русских поэтов XVIII-XXI веков. Когда вслушиваешься в пронизывающие строки Фета, Вяземского, Жуковского, Мережковского, к горлу подступает комок.

В цикле моноспектаклей есть своя логика и последовательность. Режиссер начал со «Слова о Законе и Благодати», где речь идет о Ветхозаветной традиции и Новом Завете. Затем перешел к фундаментальной проблеме - Бог в жизни человека («Божественные оды»). В «Молитве» вышел на  тему о том, как побудить к духовной работе самые тонкие струны зрительской души. Проблема добра и зла, поиски идеала и места в жизни - это ведь наши сегодняшние проблемы.

В свои далеко не юные годы тексты Литвинов читает наизусть, не пытаясь подстраховаться шпаргалками («Дело-то святое!»).

Виртуальные дети «НЕТа»

Михаил Данилович хлебосольный хозяин, после спектакля быстро пресекает поток разговоров:

- Пойдемте в дом, там все и обсудим.

«Пойти» можем только мы. Литвинов должен вначале выехать из театрального «зала». Все наперебой предлагают хозяину помощь, но не тут-то было:

- Я сам!

Не успели расступиться, как, включив моторчик электроколяски, он лихо развернулся, взлетел вверх по пандусу и первым оказался в доме.  Пока рассаживаемся, идет стихийный обмен мнениями.

- Как ты, Данилыч, все запоминаешь? - подступает к другу Михаил Якимов, председатель Совета стариков Грачевского хуторского казачьего общества. - Я с внуком простенькое стихотворение учу по два часа.

- Привычка. А если серьезно, то шло все тяжело. Я «Слово о Законе и Благодати» прочитал 27 раз, чтобы просто понять, о чем это. Чтобы приблизиться к сути, перечитал Ветхий Завет. Пока сокращал текст, еще 17 раз прочел его. А потом очень трудно было соединить чтение и видео.

Теперь эта работа стала для меня как молитва.

Режиссер из Москвы, который приезжает сюда во второй раз (один его телефильм о Литвинове уже прошел на экранах), затронул вопрос, подспудно волнующий всех:

-  У меня сыну семь лет - время, когда формируется характер и определяются ценности. Три года пытаюсь найти книжки, которые на  понятном языке рассказывали бы детям о первоосновах родной культуры.

А что вы, Михаил Данилович, собираетесь делать дальше? Ваши духовные спектакли хорошо слушают и принимают. Но это для  взрослых. Почему бы не поискать дорогу к детям?

Будучи уже признанным мастером слова, английский писатель Уильям Блэйк вдруг начал писать просто. Результатом усилий стал духовный цикл «Песни невинности», адресованный детям. Разве ничего подобного нельзя отыскать в русской классике?

Тему подхватывает руководитель Регентской школы Ставропольской духовной семинарии, настоятель ставропольского храма Преображения Господня о. Владимир. Сегодня в школе родителям четвероклассников предлагают выбрать один из двух предметов - «Основы православной культуры» или «Светскую этику». Выбирают «Светскую этику».

А то, что помогло бы узнать историю культуры своей родины, отвергается. А ведь духовно Россия крепла именно на православии. Отказываясь от изучения его основ, папы-мамы, прежде всего, лишают детей знаний о собственных корнях. Чтобы, приходя в музеи, театры, филармонии, видя евангельские сюжеты, они понимали, о чем это.

А дети быстро вырастают, у них появляются свои приоритеты. Не те ли, о которых в своих песнях напоминает известный в стране шансонье С. Трофимов: «…Виртуальные дети НЕТа - у которых уже нет прошлого. И России, похоже, - нету».

Тернистый путь к себе

Есть люди, которые с детства чувствуют призвание к профессии.  Михаил Данилович рассказал, что в школе, ничего еще толком не зная о театре, он сочинил и «поставил» с дворовыми ребятами сказку. Тогда уже твердо решил:  станет артистом. Но не все было в его власти.

- В детстве я переболел корью, осложнение пошло на вестибулярный аппарат: появилась шаткость в походке. После окончания школы поступил в театральную студию при краевом драматическом театре.

Нетрудно было ввести в заблуждение педагогов в день сдачи экзаменов. Но когда начались занятия, тайна хвори открылась, и после первого курса меня отчислили.

Это был приговор. Дело близилось к вечеру, Михаил машинально собрал вещи и выбежал из общежития. Не помнит, как оказался за городом и почему не дождался автобуса. Ночью бежал по степи домой: падал, поднимался и снова бежал… Так одолел путь до Старомарьевки - без малого тридцать километров.

Отошел не скоро. Вспомнил, что любимый педагог курса советовал выбрать не актерское, а режиссерское отделение. И адрес назвал: студия при Симферопольском драмтеатре.

Литвинов благополучно поступил и с успехом окончил вначале студию, а в 1972-м и филиал Московского института культуры в Тамбове. Вернулся в родные места.

Устроился на работу в местном Доме культуры и сразу объявил набор в театральную студию. Его первый спектакль «Солдатская вдова» по пьесе Н. Анкилова был задуман как гимн русской женщине во время войны. Не стесняясь, зрители плакали.

В исполнении студийцев односельчане увидели много спектаклей. Музыка и слово органично слились в отрывках из «Тихого Дона» Шолохова, в работах по рассказам Шукшина. Запомнились «Порядочная женщина» Крепса, «Моцарт и Сальери» Пушкина, «Медведь» Чехова… Этапными для коллектива стали «Каменный гость» Пушкина и «Живи и помни» Распутина.

 Литвинов делал любимое дело. Казалось, ничто не предвещало беды, но она явилась снова.  Михаил Данилович шел в церковь. Уступая старушке дорогу, встал на бордюр и не удержался. Щиколотка - пополам, разорванные связки; операция, гипс и разговоры врачей, что теперь уже вряд ли можно будет ходить. Взрыв дикого отчаяния: а как же театр?!

Как-то, навещая своего наставника, студийцы со свойственной молодости бесшабашностью предложили: почему бы не возобновить репетиции? Нельзя делать это в Доме культуры, давайте репетировать на дому!

Первая реакция была острая: чушь! Но идея не давала покоя, и он решился. И повод подоспел - двухсотлетие Пушкина.

Спектакль по мотивам произведений великого поэта репетировали в доме Литвинова. «Так и режиссировал, лежа на полу», - смеется Михаил Данилович.

Спектаклем, поставленным «лежа», в 1999 году открылся Домашний театр Литвинова. На премьере в комнату, рассчитанную от силы на полтора десятка мест, людей набилось втрое больше.

Народный артист РСФСР Андрей Толубеев (слева) в гостях у Михаила Литвинова

Наша хата... Мельпомены!

Так между собой ученики в шутку называли театр Литвинова, который начинался… с тапочек. При большом скоплении народа маленькая прихожая буквально расцветала разноцветно-разнокалиберной обувкой.

Зрители входили не в комнату, а в зрительный зал, где на окнах - театральные шторы, сцена оснащена занавесом. Вход бесплатный. Даже когда речь зашла о том, чтобы во время туристических поездок привозить «платные» группы, Литвинов наотрез отказался: «Денег брать не буду!».

Впрочем, самая большая проблема была даже не в деньгах - в кадрах. Единственный ее резерв - средняя школа. Спрашиваю:

- И сейчас ученики есть?

- Семь человек, пятиклассники. Я полгода с ними занимаюсь основами театрального мастерства. Иногда слышу, шепчут: «Надоело. Только на него и смотри!». Это потому, что я с первого дня учу их сценическому общению: не просто слова текста проговаривать, а общаться, глаза в глаза, душа в душу, как с партнерами, так и со зрителями.

- И какая «ступенька» актерского мастерства самая сложная?

- Дисциплина. Все мои указания, просьбы, задания должны выполняться неукоснительно. Ну а потом - учеба. Приходят ребята, я сразу им говорю: телефоны и дневники - на стол. Если вижу двойки, принимаю меры.

Они в этом доме и едят, и пьют, и уроки делают, и репетируют.

С помощью народного артиста РСФСР Андрея Толубеева, не раз бывавшего у Литвинова, родственников, друзей и поклонников переоборудовали сарай во дворе. Так появился вполне приличный зал на полсотни мест.

Сегодня Народный домашний театр-студию «Оптимисты» заслуженного работника культуры РФ Михаила Литвинова знают далеко за пределами края. За более чем сорок лет работы он удостоен многих наград.

Самые дорогие - победа в Общероссийском конкурсе социальных проектов «Наш город»; звание лауреата Международной премии «Филантроп» и V Всероссийского фестиваля особых театров «Протеатр» и совсем недавно литературная премия имени В.И. Слядневой.

- Через мою школу прошли около четырехсот человек, - говорит Литвинов. - Поставлено более тридцати спектаклей, их увидели 14 тысяч зрителей.

Но спектаклей и зрителей будет еще больше. История маленького театра, рожденного человеком с большой душой, продолжается.

Тамара ДРУЖИНИНА

 

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий