Поиск на сайте

 

Кто и за какие «заслуги» спасает директора буденновского предприятия «Юг-Продукт» от ответственности за гибель его подчиненного на рабочем месте?

 

Уважаемая редакция! Я не могу больше молчать и хочу поделиться с вами моей болью, рассказать о несправедливом, в высшей степени циничном разбирательстве причин смерти моего сына правоохранителями Буденновска, а также различными структурами, в чьи обязанности входит рассмотрение несчастных случаев на производстве.

В декабре прошлого года на рабочем месте погиб мой сын Саша, работник ООО «Юг-Продукт». В тот злополучный день поломалась одна из мельниц, и Александр, не останавливая агрегат, пытался ее отремонтировать. Тут-то всё и случилось: одежду его намотало на вал, стянуло вокруг шеи и он погиб от удушья.

Как и полагается, по факту гибели человека на производстве создали комиссию. Возглавил ее В. Кривошей, начальник Буденновского территориального отдела Управления по технологическому и экологическому надзору Ростехнадзора по краю, от которого зависит безопасная работа многих предприятий района.

В состав комиссии вошли И. Новосельский, инспектор Ростехнадзора по СК, кстати, неоднократно проверявший состояние оборудования на «Юг-Продукте», А. Гнездилов, государственный инспектор по охране труда в Буденновском районе, Л. Тарасова, главный специалист отдела труда и правовых гарантий Буденновска, Л. Кайванова, исполнительный директор предприятия и другие персоны. Акт о несчастном случае на производстве утвердил генеральный директор ООО «Юг-Продукт» А. Габриелян.

Пусть читатель простит меня за такое долгое перечисление для многих ничего не значащих имен, но мне хотелось бы придать их огласке. Ведь это люди, которые попросту не захотели разобраться в причинах происшествия и тем самым способствовали уходу виновных от ответственности.

Полагаю, что члены комиссии, не вникая в суть дела, просто поставили свои подписи под фантазиями директора, сказавшего, что Саша на момент гибели проработал на предприятии всего два месяца, а потому, мол, не имел опыта работы.

На самом деле, на «Юг-Продукт» мой сын пришел за два года до гибели, но по закону его оформили лишь незадолго до смерти. А то, что многие рабочие на предприятии, видимо, в погоне за прибылью, не оформлялись руководством в законном порядке, я знаю достоверно, поскольку сама работала здесь, под началом того же директора. Так что опыт работы у сына был, причем немалый.

Комиссия согласилась и с тем, что Саша якобы, будучи помощником мельника П. Шведуненко, приступил к работе самовольно, а самого мельника, как записано в акте проверки, в это время на предприятии не было по причине алкогольного опьянения.

В итоге проверяющие пришли к выводу, что причина гибели сына в том, что он работал в отсутствие старшего смены, не поставил об этом в известность руководство предприятия, а мельницу пытался починить, не имея на то никаких прав.

Вот так, вывернув наизнанку истинные обстоятельства трагедии, обвинили в причинах смерти самого погибшего. Что ж, очень удобно. Только свидетели говорят о другом.

В тот день в смене вместе с сыном работали четыре человека, которые и рассказали, что после того, как на их глазах Сашу стало затягивать на вал, грузчик Ш. Магомедов бросился к щиту управления, пытаясь вручную остановить мельницу. Но ведь в случае поломки должно автоматически срабатывать устройство экстренной остановки!

В том-то и дело, что такое устройство имелось лишь на одной мельнице из четырех, да и то к агрегату его не подключили. По словам грузчика В. Жабина, завпроизводством А. Беликов показывал, как останавливать мельницу в аварийной ситуации, «нажимая на красную кнопку в виде грибка». Выходит, речь идет о ручной остановке.

Проработавший в «Юг-Продукте» с 2003 по 2006 год слесарем контрольно-измерительных приборов А. Медведев неоднократно напоминал директору и завпроизводством о том, что необходимо срочно установить и подключить устройства экстренной остановки мельниц, но те всякий раз только отмахивались: дорого, мол, хлопотно.

Кроме того, по словам В. Жабина, в день своей гибели Александр работал в качестве мельника, то есть старшего смены – именно так завпроизводством А. Беликов представил его сотрудникам еще за месяц до трагедии. Шведуненко же, в подчинении которого якобы находился Саша, все эти дни просто не работал.

Это еще раз подтверждает, что попытки Габриеляна вместе с членами комиссии свалить всю вину на моего сына не просто не состоятельны, но и бесчестны. Александр мог работать и работал фактически без какого-либо особого разрешения руководства, которое к тому же само и назначило его на должность мельника, хотя в документах это не отражено.

Из всех членов комиссии, кто не пошел на поводу у Габриеляна и не поставил свою подпись в акте, был лишь И. Новосельский, госинспектор Ростехнадзора по СК, который по долгу службы должен был проверять эту самую злосчастную автоматику.

Думаю, понимал: защищая Габриеляна, комиссия выходит за рамки не только закона, но и за грань обычной человеческой морали и порядочности.

Несмотря на то, что именно руководство предприятия несет ответственность за безопасность своих сотрудников, проверка, проведенная следователем Буденновской межрайпрокуратуры Е. Кошилем, для директора Габриеляна закончилась благополучно.

В возбуждении уголовного дела, предусмотренного ст. 143 УК РФ (нарушение правил охраны труда, повлекшее по неосторожности смерть человека) отказали в связи с… отсутствием события преступления.

А вскоре мне пришло письмо из краевого управления по технологическому и экологическому надзору Ростехнадзора за подписью его руководителя А. Елисеева, который слово в слово переписал тот же пустой акт, составленный комиссией. Чиновники по-прежнему продолжают обвинять моего погибшего сына и выгораживать директора. А сам Габриелян, видно, уверовал в то, что схватил Бога за бороду: вместо раскаяния и извинений, глядя мне прямо в глаза, заявил, что ничего-де он не боится, так как в Ставрополе его «курируют» серьезные люди, и, в крайнем случае, он отделается лишь штрафом. И что ж это за такие «кураторы», и почему они готовы стать грудью на защиту Габриеляна?

Не находя поддержки и понимания среди правоохранителей Буденновска, я обратилась за помощью к главному федеральному инспектору по краю Александру Коробейникову с просьбой посодействовать объективному расследованию причин гибели моего сына.

В середине мая зампрокурора края В. Щербаков отменил постановление следователя Е. Кошиля об отказе в возбуждении уголовного дела, как незаконное, и принял решение возбудить уголовное дело по ст. 143 УК РФ.

Мне очень хочется верить, что прокуратура сможет обстоятельно и беспристрастно разобраться в причинах гибели моего сына и назовет истинных виновников трагедии, разбившей всю мою жизнь.

 

Светлана ПОНОМАРЕВА

пос. Полыновский,

Буденновский район

 

P.S. «Открытая» была уже готова к печати, когда в редакцию пришло еще одно письмо о нарушениях трудового законодательства на предприятии ООО «Юг-Продукт». Об этом – в ближайших номерах «Открытой».



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий