Поиск на сайте

 

Заочное интервью с Александром Солженицыным и судьбе современной России. Пророк Отечества

 

Это было весной 1994-го. Солженицын тогда вернулся из Штатов и на поезде из Владивостока проехал всю страну. Одним из пунктов назначения был Ставропольский край, где родился Александр Исаевич.
Так случилось, что на мою долю выпала почетная миссия встречать возвращающегося на родину общественного деятеля на границе Георгиевска и вручать ему увесистый каравай с хлебом-солью. Кажется, Солженицын весь тогда обратился в слух, когда я произносила некие приличествующие случаю слова приветствия.
Ему, обвиненному в измене родине, лишенному гражданства и высланному из СССР, хотелось понять, искренне ли ему рады на родине или возвращение гражданства, прекращение уголовного дела и вот этот каравай - дань новой политической моде?
Помню пытливый взгляд и едва уловимую отстраненность. Видимо, это и было то самое неприкосновенное личное пространство, которое позволяло Солженицыну никогда не терять своего лица.
С Александром Исаевичем, его женой Натальей Дмитриевной и целой свитой местных чиновников мы тогда бродили по городскому кладбищу в поисках могилы матери писателя, Таисии Захаровны Щербак. За десятилетия эмиграции писатель забыл, где именно находилась могила, и мы продирались сквозь мусорные кучи, сорняк по горло и обломки памятников, чудом не сломав ноги.
Солженицын не верил своим глазам: кладбище находится почти в центре Георгиевска, но вид имеет чудовищный. «Ваш мэр - дурак», - высказался тогда в сердцах Александр Исаевич, так и не обнаружив в жутких зарослях могилы матери.
На мою долю выпало счастье провести день рядом с человеком, которого уже при жизни называли совестью русской нации, общаться накоротке, шутить, выпустить в эфир местного телевидения «Интеграл» эксклюзивное интервью. Писатель-диссидент, познавший репрессии, лагеря, эмиграцию, надеялся увидеть Россию возрождающейся не только в лихих заявлениях команды Ельцина и репортажах западных СМИ, но и в реальности. Но реальность открывала совсем другие страницы…
 Спустя четыре года, побывав в 26 российских областях, он написал книгу «Россия в обвале». С одной эмоцией - эмоцией боли.
Читаю, перечитываю - и беседую мысленно. Ищу и нахожу ответы на сакраментальное: кто виноват и что делать? Так вот и получилось это заочное, виртуальное интервью с Александром Исаевичем Солженицыным, в котором я задаю волнующие сегодня всех вопросы, а ответы на них - точные цитаты из книг, бесед, интервью А. Солженицына. Итак, читайте и размышляйте.

 

«Не пори, коли шить не знаешь»
- Недавно на канале «Россия» в передаче «Исторический процесс» впервые за долгие годы появились ключевые фигуры эпохи реформаторства - Анатолий Чубайс, Петр Авен. Смотрел на зрителей с портрета Егор Гайдар.
Политолог Сергей Кургинян обвинял их во вредительской политике, благодаря которой Россия оказалась ограбленной, нищей, не верящей в себя.
А соратники Гайдара упрямо стояли на своем: мол, мы спасали Россию, и других вариантов, кроме тех, которые мы использовали, не было. Герои, одним словом. Что вы думаете?

- Никогда не поставлю Гайдара рядом с Лениным, не тот рост. Но в одном качестве они очень сходны: в том, как фанатик, влекомый только своей призрачной идеей, не ведающий государственной ответственности, уверенно берется за скальпель и многократно кромсает тело России…
На самоуверенном ухмыльном лице политика ни капли смущения. А ведь разорением избирательных вкладов он сбросил в нищету десятки миллионов своих соотечественников (уничтожив остановку того самого «среднего класса», который и клялся создать)…
Суматошно кинулись трясти и взрывать экономику России. Этот перетрях был назван долгожданной реформой, хотя ни ясной концепции ее, ни тем более разработанной и внутренне согласованной программы мы никогда не узнали, да ее, как обнаружилось, и не было. («Все решали на ходу, нам некогда было выбирать «лучший вариант».)
Народ, через который всё пропускали шоковый электрический ток, оглушенный, бессильно распластался перед этим невиданным грабежом. Только в таком виде (или при ложном подсчете референдума) он мог в марте 1993-го проголосовать за одобрение «реформ», несших ему явное разорение и нищету.

 

«Чем с плачем жить, так с песнями умереть»
- У вас нет оснований любить коммунистов, но и радость от смены курса в вашей книге не просматривается. Но именно благодаря реформам стало возможно ваше возвращение на родину. Ведь так?!

- Перед ходом крупных событий власть была в полной растерянности, но сама даже не ведала об этом, занятая личными расчетами… В чем неодемократы явились действительно профессионалами, так это в идеологическом обеспечении и поддержке нового строя.
А чего новые демократы-бюрократы начисто не проявили, так это сострадательности к народу и заботы о нуждах его. Да ведь те, кто объявляют «шоковую терапию», уже лишаются права клясться, что защищают «права человека»…

 

«Прытко бегают – часто падают»
- Как вы думаете, по глупости безбрежной команда реформаторов погрузила Россию в разруху или целенаправленными были ее действия?

- Не раз пришлось мне слышать убедительную аргументацию, подкрепленную и личными свидетельствами людей: все соделанное под видом «рыночных реформ» отнюдь не было результатом поразительного недомыслия, но - хорошо продуманной системой обогащения отдельных лиц.
Головокружительное падение рубля (такого долгого обесценения не знала ни одна страна), чтобы можно было скупать российскую собственность за минимум долларов, а властям - не расплачиваться с вкладчиками. Подавление отечественного сельского хозяйства, чтоб наживаться на импорте продовольствия.
Торможение в принятии необходимых законов, чтобы разворовка легче происходила в условиях беззакония.
Ошеломительная быстрота приватизации - для скорейшего формирования корпуса поддерживателей новой власти.
Отмена спиртной монополии, разорительная для казны и губительная для народного здоровья (свобода подделок), создание для масс обстановки одурительного равнодушия к происходящему.
Вся эта разворовка и прошла во тьме - при народной еще неосознанности... Приватизация внедрялась по всей стране с тем же неоглядным безумием, с той же разрушительной скоростью, как национализация (1917-1918) и коллективизация (1939), только с обратным знаком.
22 января 1996 года мы услышали от президента признание, что в той чубайсовской приватизации «продавалось все что можно по произвольной цене, а государство ничего не получило». Впрочем, заявлено это было однажды, мимоходом и больше не повторялось.
Не было предпринято никакой ревизии грабительской приватизации, что и являет собой одобрение грандиозного разграбления национального добра.
И уж никогда наша власть не задавалась загадкой: откуда у недавних подсоветских людей миллиарды рублей, миллионы долларов? Да от щедрых экспортных лицензий, по знакомству и за взятки выданных властями же.

 

«Кто малым не доволен, тот большого не достоин»
- Ваши родители - потомственные крестьяне. Вам генетически близка тема земли русской. Наверняка болит душа за деревню, за сельское хозяйство?!

- Не могли не пошириться и на деревню наши блудоумные реформы… Удушающая петля тысячно вскочивших цен сделала бессмысленным производство молока (выливай на землю), мяса и зерна… С 1991-го поголовье (КРС - Авт.) упало вдвое, катастрофически, этого не восстановить и за следующее десятилетие.
И если даже в свирепой коллективизации мы потеряли 16,2 млн. голов, то от «реформ» 1992-1996 годов - 19,6 млн.
Забрасывают все новые земельные пространства, тысячи гектаров пашенной земли (вспомним, что они еще и захимичены, и затрамбованы тяжелыми тракторами)… В обезлюдевшей деревне все меньше настоящей рабочей силы, а еще меньше - трудолюбия: зачем работать? Продукты села никому не нужны, остается один смысл - запить.
Однако странно: чем меньше мы нуждаемся в земледельческом сословии, чем равнодушнее правящая в стране олигархия и ее общественно-газетные идеологи к судьбе деревни, к остаткам крестьянства и к самим урожаям, тем настоятельнее, даже до ярости, требуют закона о свободной продаже земель!
Загадка? Никакой. Вся столичная шумиха с неограниченной свободой продажи земли совсем не имеет в виду сельскохозяйственного производства, но только удобнейший вклад в земельную собственность награбленных капиталов.

 

«Свою болячку не чужим здоровьем лечить»
- Вы много лет прожили в эмиграции в Штатах. Каковы их истинные намерения по отношению к нашей стране?

- Что правительство США десятилетиями жаждало поражения и развала Советского Союза, это естественно. Но в нашей стране мало кому известен закон PL 86-90 американского конгресса 1959 года. Он доходил до наших ушей через радиозаглушки как ежегодная «Неделя порабощенных наций»: нам всем как будто обещали вызволение из-под коммунистической пяты.
Всем, да не всем: в числе угнетенных наций русские там не числятся. Напротив, закон четко определяет поработителем (в том числе и Китая, и Тибета) не мировой коммунизм, а Россию, русских. И в русле противорусских заявлений Бжезинского - Киссинджера и других из этого ряда сей закон откровенно направляет Америку не против коммунизма, а против России!
И на сегодня он действует, не отмененный конгрессом. По недоразумению? О, не похоже. И в 1997-м Соединенные Штаты также отмечали «Неделю наций, порабощенных русскими». Забывчивостью это не назовешь, скорее - заданием на завтра.
В необъятном широкодушии наш президент, принимая американского, 14 января 1994 года возгласил тост «за совместную российско-американскую революцию». Совместную? Значит, мы обязаны впредь уже не отличать российские интересы от американских… На путь, не отличимый от западного, Россия все равно не выйдет никогда, как бы нам ни стараться.

 

«Каждому оставлена своя беда...»
- Меж тем Россию все активнее толкают на американский путь развития, прививают мышление, «не отличимое от западного». И это рождает в народе внутренний конфликт, дезориентирует, отвращает от российских ценностей.

- В атмосфере всеобщего разобщения, где нет дела друг до друга, каждому оставлена своя беда и боль, в атмосфере безнадежности, безразличия, ненужности, психологической усталости нисходит к каждому ощущение своей ни к чему не приложимости, душевная опустошенность, что потерян контроль над собственной жизнью.
Льются, льются письма ко мне из разных краев: «Искусственно нагнетаемая бездуховность», «Культуру выживают целенаправленно, чтобы нас превратить в скотов», «По чьему-то замыслу нас лишают ума и истории», «Как пугает, что мы потеряли себя: не видим, куда идем, не знаем, кем станем»…
Но теплится надежда: «А как сегодня жить не по лжи?» (Тверь), «Нет, Россия не погибла! Но как облегчить путь к возрождению?» (Ставрополь).
Сохранимся ли мы физически-государственно или нет, но в системе дюжины мировых культур русская культура - явление своеобычное, лицом и душой неповторимое. И не пристало нам обреченно отдаваться потере своего лица, ронять дух своей долгой истории…
Без объединяющего национального чувства мы, русские, особенно при разбросанности наших пространств, рассосемся, как безликий этнический материал, как аморфная масса.

 

«Шире себя жить - не добра нажить»
- Западная модель сознания ориентирована исключительно на материальное благополучие и права человека. В России первое оказалось губительным для души, второе - недостижимо в силу ментальности. Вы согласны?

- Веками у русских людей не развивалось правосознание, столь свойственное западному человеку. К законам было всегда отношение недоверчивое, ироническое: да разве можно установить заранее закон, предусматривающий все частные случаи? Ведь они все не похожи друг на друга. Тут и явная подкупность многих, кто вершит закон. Но вместо правосознания в нашем народе всегда жила и еще сегодня не умерла тяга к живой справедливости, выраженная, например, пословицей: хоть бы все законы пропали, лишь бы люди правдой жили.
Не случайно у нас родилось кроме «истины» еще отдельное (и почти непереводимое) слово «правда»: тут и истина, тут и личная нравственность, тут и общественная справедливость. Нет, далеко не праведность жизни, но широко разлитая жажда праведности.
Но если цель жизни - не материальный успех, то в чем она? В сегодняшнем заблудшем человечестве мы не слышим вразумительного ответа на этот вопрос, цель затуманилась, люди живут лишь бы жить, а где и - лишь бы существовать.
Но в каком бы надломе ни пребывала сейчас многообразная жизнь России, у нас еще есть время остояться и быть достойными нашего нестираемого 1100-летнего прошлого. Не нынешнему государству служить, а - Отечеству. Оно - повыше, повыше всяческих преходящих конституций.

 

«Схватилась мачеха по пасынку, когда лед прошел»
- Служить Отечеству… Трудно соотнести этот высокий слог с состоянием нынешней армии.

- Появляются в газетах снимки призывников - на них видно вырождение нации. Еще бы не понять матерей: любое государство, призывающее в армию юношей, берет на себя естественное обязательство содержать их там как сынов Отечества, а не как уголовных преступников или рабов… Сквозь высокие заботы высочайших лиц государства не продирается материнский крик, что отдаваемым юношам первая угроза не на поле брани, а в казарме. Что, может быть, отдают своих сыновей на издевательства, побои, на крайние унижения вплоть до изнасилования, на самоубийственное отчаяние.
Это отчаяние леденит кровь миллионам, но только не нашим властвующим. И при таком состоянии армии с какой совестью и с каким государственным смыслом можно было не только утопляться в Чечню, но еще и брать, и брать на Россию обязательства посылать контингенты туда, сюда, еще куда-то, выдувая престиж «Великой Державы»?
Те, кто еще мыслят держать, содержать такое государство, как Россия, потеряли разум, если думают содержать его не кормя, не строя, не подняв в достоинстве армию.

 

«Не уродит мак - перебудем и так»
- Может ли наш народ волей своей влиять на власть во имя спасения страны?

- Между Властью и народом глубинится пропасть, а Власть не хочет увидеть ее и осознать, что никакие полки и десятки тысяч охранников не поддерживают ее авторитета. Нынешняя центральная Власть слепо и равнодушно пренебрегает всеми разрушительными процессами, текущими в стране, она живет только собою и для себя. И ей мнится, что так будет держаться и впредь.
Да, влиять на действия (или бездействия) наших властей мы при нынешнем российском режиме полностью устранены. Но и … в нынешние тяжкие годы, когда центральная государственная власть России открыто для всех потеряла благонаправленное управление страной, Россию нельзя спасти без энергичного, деятельного народного участия. Если мы сами не готовы к самоорганизации - не на кого нам жаловаться.
Русский человек сторонился власти и презирал ее как источник нечистоты, соблазнов и грехов. В противоречие тому - жаждал сильных и праведных действий правителя, ждал чуда… Никогда мы ничего не дождемся от властных благодетелей, прежде чем поверим, что мы сами - исполнители своей судьбы.

 

«Выше ветру голову не носи»
- На что же опереться народу российскому?

- Мы стряхнули с себя коммунизм, но это позднее освобождение обошлось нам еще новыми утратами, так что заколебалось и наше будущее… Мы - в предпоследней потере духовных традиций, корней и органичности нашего бытия. Наши духовные силы подорваны ниже всех ожиданий. Но не будем смиряться с упокойными песнями, что-де, значит, миновал период нашей «пассионарности» и от нас уже нечего ждать. Не будем и уповать, что прикатит какое-то Чудо и «само собой» нас спасет.
Олигархия - сплоченная хунта, захватившая и деньги, и национальные богатства, теперь уже и власть, добровольно не допустит никакой смены себе…
Чтобы XXI век не стал последним столетием для русских, мы должны найти в себе силы и умение сопротивляться распаду уже сейчас, и чем напорней разрушают нашу жизнь, тем напорней бы и сопротивляться.
Ах, если бы мы были способны к истинному всеобъединению: мирными средствами, но воистину всенародно выразить наш гнев - так, чтобы власти в своем мраморном корыте задрожали и очнулись. В других странах такими массовыми выходами и поворачивают ход истории.
А пока не способны, то вот и правило: Действуй там, где живешь, где работаешь! Терпеливо, трудолюбиво, в пределах, где еще движутся твои руки.

 

Подготовила
Елена САРКИСОВА

 

Участники заочного диалога

Александр Исаевич Солженицын (1918-2008) родился в Кисловодске.
Русский писатель, публицист, поэт, общественный и политический деятель. Жил и работал в СССР, Швейцарии, США и России. Лауреат Нобелевской премии по литературе. Обладатель Темплтоновской премии «За особые заслуги в укреплении духа перед лицом нравственного кризиса в мире». Обладатель Большой премии Французской Академии морально-политических наук.
Диссидент, активно выступавший против коммунистических идей, политического строя СССР и политики его властей.
Помимо художественных литературных произведений получил широкую известность своими историко-публицистическими произведениями по истории России XIX-XX веков.

Елена Геннадьевна Саркисова. По образованию инженер-механик. В журналистике с 1989 года. Многократный «Лидер российской прессы» в рейтинге «Российской газеты». Победитель ряда всероссийских конкурсов.
Обладатель ученого звания доцента по специальности «Журналистика». 
Работала собственным корреспондентом газеты «Ставропольская правда», помощником депутата Госдумы РФ.
 С 2004 года работала в Москве генеральным директором и главным редактором в ИД «Провинция», руководителем проекта в ИД «Экономика и жизнь», главным редактором в ИД «Бурда» (журнал Fleur de Sante, Швеция).
С 2010 года зам. главного редактора, собственный корреспондент «Открытой» газеты по КМВ и Восточной зоне края.



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий