Поиск на сайте

Чему учиться? 

► Знаниям и умениям, в которых нуждаешься сам, но которым мало где учат. 

Кто будет учить? 

► Те, кто знает и умеет, - их выберет редакция, но участие также примут и ее сотрудники,
     у которых огромный опыт,
     профессиональные награды и ученые степени . 
 

Есть ли выбор? 

► Есть! У кого конкретно хотите вы набираться ума-разума? Найдем, уговорим, упросим!  

Чему научат журналисты?  

► Четко выражать и письменно излагать мысли, правильно говорить и грамотно писать
    (нормы и особенности русского языка), умение убеждать и дискутировать,
    этика поведения, защитные реакции общения в чуждой среде,
    психология - «послушай советы»:
    как искать выход из «безвыходного положения», депрессии и одиночества,
    обрети уверенность – поверь, что для этого у тебя все есть... 
 

В какой форме занятия: 

► лекции, беседы, диалоги, дискуссии, конкурсы, обмен опытом, занимательная практика… 

Возраст? 

► По группам –  без ограничений 

С какого времени? 

► С любого!  Приходи – и включайся в процесс на любой стадии.   

СПРАВКА  

Консультации, вопросы, запись  по тел. редакции 26-60-70 в рабочие дни с 10 до 14час
Можете оставить свой телефон на сайте – позвоним 
 

ПОСЛЕСЛОВИЕ:  

Людмила ЛЕОНТЬЕВА, главный редактор «Открытой» газеты:   

Человеку надо и много, и мало – с какой стороны на это взглянуть…  

 

 
                               
Он давно бродит по Ставрополью, угрожающе заявляя о себе в публичных выступлениях граждан против действий власти
 
Потонули в отходах
К чему может привести глухое молчание чиновников со всей очевидностью продемонстрировали недавние события в Новоалександровске. Несколько лет подряд местное казачество пыталось в рамках закона привлечь внимание властей к проблемам экологии, но те своему созерцательному равнодушию не изменили - пойте, пташечки, пойте.
О том, что местный мясокомбинат не занимается утилизацией отходов, в администрацию Новоалександровска еще летом позапрошлого года отчаянно жаловались обитатели окрестных домов. Глава города Александр Лобызев, не вникая в ситуацию, дежурно переправил копию заявления генеральному директору предприятия Тимуру Гулуа, который заверил: мясокомбинат санитарных норм не нарушает. Власти этот ответ устроил. Тогда за горожан вступились новоалександровские казаки: они «бомбили» городскую и районную администрации письмами, требуя урезонить «мясного короля», заставить его считаться с населением. Незадолго до смерти от пули киллера атаман Нижне-Кубанского отдела Андрей Ханин «достал»-таки местных депутатов, и те, нагрянув на предприятие, от увиденного пришли в ужас: экономя на очистных сооружениях, требуху, кости, шкуры вываливали из цехов прямо на улицу.
Однако вслед за этим заместитель начальника территориального отдела управления Роспотребнадзора по краю Якимиди, государственный инспектор отдела экологического контроля Ростехнадзора Гребцов, старшие государственные инспекторы Россельхознадзора Головков и Сакиркин выдают, что деятельность мясокомбината соответствует требованиям природоохранных, санитарно - гигиенических и ветеринарно-санитарных норм. В сфальсифицированном акте государственные мужи указали: для удаления производственных и фекальных сточных вод предусмотрена раздельная канализационная сеть, а система собственных очистных сооружений представлена жироловками, песколовками, канализационным коллектором, насосной, отстойниками и полями фильтрации.     
Эту откровенную ложь без труда вытащила на свет правительственная рабочая группа - слишком уж беспредельно действовал Гулуа. Всего в нескольких метрах от скважины городского водозабора он устроил кровяное озеро; фекалии одной из свиноводческих ферм, принадлежащих комбинату, спускали в русло местной речушки Расшеватка. Птицы и бродячие собаки растаскивали заразу по всему Новоалександровску, город оказался на грани экологической катастрофы.      
 
Мириться не стали
Возможно (а, скорее всего, даже наверняка), людям до сих пор бы внушали, что невыносимое зловоние, полчища мух и повальная антисанитария, распространяемые мясокомбинатом, ничуть не нарушают природоохранного законодательства. Не пробудила бы власть и смерть Андрея Ханина, который все полтора года своего атаманства что есть сил бил в колокола о беззаконии местного олигарха Гулуа. Именно убийство атамана, убийство отнюдь не бытовое, резко обнажило всю сущность и глубину противоречий между властью и народом, и казаки поняли это раньше, чем кто-либо.
Но власти не смогла пробудить даже трагедия, и тогда казаки побили стекла в особняке директора мясокомбината, разнесли витрины в его фирменных магазинах. Из города испуганно бежали полторы сотни грузин…
Между тем трогать их никто не собирался - крушили казаки не грузинские магазины, а жульничающую, отвернувшуюся от населения, привыкшую работать на «откатах» власть. Не раз предлагая свои услуги в наведении порядка, казаки так и не были услышаны, но мириться с беспределом на своей земле не стали, рассудив просто: принять зло без протеста - значит ему потворствовать.
Уже спустя пять дней после погрома сколоченная в реактивном порядке правительственная рабочая группа приступила к проверке районной администрации. Копали по всем фронтам: провели экологическую, санитарную и ветеринарную экспертизы, изучили состояние атмосферного воздуха и окружающей среды, вывернули наизнанку теневые стороны работы каждого сельсовета.
Действовали безупречно, не считая одного: проверку устроили не потому, что получили встряску, вдруг осознав, что к людям надо прислушиваться. Просто чиновники испугалась новой Кондопоги, громкой шумихи на всю страну, почувствовали, что, случись бунт с кровавым исходом, многим из них в своих креслах не усидеть.
 
Территория беззакония
Подводя итоги проверки, возглавивший рабочую группу первый зампредседателя краевого правительства Владимир Гаркуша заявил: анализ межэтнической ситуации, едва не вылившейся в массовые беспорядки, свидетельствует, что она резко обострилась в связи с убийством атамана Нижне-Кубанского отдела Андрея Ханина. И хотя губернатор в свою очередь категорически отмел версию о том, что события в Новоалександровске и Кондопоге имеют общий корень, все же вынужден был признать: убийство атамана Ханина стало катализатором для развития скрытых до времени, но весьма опасных внутренних процессов.
Если не лукавить с самим собой, надо понимать, что Ставрополье сделало тревожный шаг в сторону межэтнической нестабильности, едва не переступив границу между миром и войной.
А раз так, истинные причины случившегося надо бы искать не только в отдельно взятом районе, а в структуре политико-административного управления на уровне края, с ее аналитическими отделами, совбезом, комитетами, штатом советников и помощников. Угроза Кондопоги не в ненависти русских, грузин или тунгусов, а в том, что власть подогревает конфликт своей продажностью, неспособностью управлять ресурсами - и материальными, и человеческими. В поисках справедливости люди митингуют, перекрывают дороги, пикетируют администрации, бьются в судах. Но власть упорно молчит, продолжая врать и сеять хаос. Увиливая от решения насущных проблем, покрывая и множа коррупцию, схемы «откатов» и «распилов», власти собственноручно заправляют «кормушку» харчами, на которых жиреет призрак Кондопоги. Круговая порука и беззаконие, как раковая опухоль, давно пустили метастазы по всей территории края.
Выводы после событий в Новоалександровске должны были последовать незамедлительно, самые жесткие, и не только в отношении Герасимова, но и членов губернаторской команды. Этого не случилось. Уроков из новоалександровских событий не извлекли.
 «Ковровая» проверка подвела уж к слишком примитивному для ситуации выводу: ненадлежащее исполнение главой райадминистрации Герасимовым своих полномочий.
В том, что Гулуа покровительствовала местная власть, а Герасимов «лежал» под директором мясокомбината, можно не сомневаться: годами не замечать смердящее производство в центре города без прикрытия одних и «откатов» других невозможно. Но еще наивнее полагать, будто об этом не догадывались в правительстве края. Просто сидели по кабинетам и думали: авось, пронесет, не самая, мол, депрессивная территория. Но для хронической глухоты и слепоты власти, однако, были куда более веские причины.
Оказывается, более трети акций Новоалександровского мясокомбината принадлежит именно государству – тому, кто опекал и оберегал предприятие, всячески помогая ему кредитами и льготами. Ну где еще, как не в Белом доме, первыми должны были схватиться за голову при сигналах о творимом на предприятии беззаконии, навести там порядок, настоять на закупке очистных сооружений, прекратить забой больного скота, наказать директора. Но комбинат, как ни в чем не бывало, продолжал работать. А, значит, Гулуа не сомневался: там, в администрациях, сидят «свои» люди, которые в случае чего всегда отмажут. Эти «свои» в структурах власти являются главной опорой и подпиткой беспредела «распальцованных» гулуа и герасимовых.
 
Опасная игра
Как, например, стало возможным, что флагман ликероводочной продукции края «Стрижамент» целый год гнал на прилавки левую водку, а борцы с экономической преступностью спали беспробудным сном?! Кто допустил, что задолженность завода в бюджет перевалила за сотню миллионов рублей, а предприятие в итоге признано банкротом? Ответов на эти вопросы от чиновников края так и не последовало, что, впрочем, понятно. Откровенно по этому поводу высказался только начальник краевого УФСБ Олег Дуканов: завод «Стрижамент» подвели к преднамеренному банкротству с ведома чиновников правительства края, чему есть документальные доказательства.
На нары пока отправился лишь директор «Стрижамента» Чесноков. Однако в совет директоров предприятия входили люди куда более высокого полета: замминистра экономического развития и торговли Белолапенко, замминистра финансов Суслов, начальник отдела госсобственности минимущества Скороход, начальник отдела координации пищевой промышленности минсельхоза Мищенко, гендиректор ГУП «Ставропольагроуниверсал» Ширшов. Последний, правда, находится в федеральном розыске, но остальные «управленцы» по-прежнему работают, занимая высокие посты в структуре госвласти.
Что уж говорить о приграничном востоке края, сводки откуда приходят одна страшнее другой, если покрывательство «своих» превращает в пороховые бочки совсем недавно еще зажиточные территории.
Так, полгода в Андроповском районе не могут разрешить абсурдную коллизию («ОГ», «Сумасшедший дом», №6 от 14 февраля с.г.): территорией «рулят» два чиновника, и каждый считает себя законным главой, контролирует, руководит и направляет. А краевая власть изображает, будто она не в курсе судебных решений, тем самым демонстративно противопоставляя себя правосудию и покрывая тех, кто занял не свое место.
Причина проста: законный глава района Романенко в свое время настоял на аудиторской проверке единственного в районе муниципального унитарного сельхозпредприятия «Радужный». Неприятности у Романенко начались сразу же после того, как аудиторы накопали малоприятные факты, связанные с деятельностью бывшей команды райгосадминистрации.
Обивая министерские пороги, Романенко своей въедливостью нажил в Белом доме немало врагов. Ну, кому, спрашивается, нужен такой районный начальник, без продыху допекающий больших в крае людей, который сует всюду нос, но, главное, туда, где всё давным-давно схвачено и поделено? А пока власти выжидают, экономическая политика в районе всё больше напоминает прогнозируемую разруху.
Новоалександровские казаки сумели заставить чиновных господ повернуться к себе, но до открытого конфликта дело не довели. А что если ситуацию двоевластия в Андроповском районе используют отморозки-провокаторы, стравливая коренных жителей с приезжими ногайцами, чеченцами, даргинцами, армянами, которых на территории каждого сельсовета живет по нескольку сотен? Опять запустим в район проверяющую комиссию, назначим «стрелочника»?
 
Слово атаман сдержал
По подозрению в убийстве атамана по «горячим следам» милиция задержала некоего Сергеева. Но казаки не верят в его причастность к преступлению, они убеждены: след убийцы тянется к мясокомбинату, руководство которого очень желало, но не сумело договориться с Ханиным, как вполне успешно договаривалось с чиновниками властных структур. Гулуа не раз предлагал атаману отчислять деньги в казачью казну взамен на его молчание и лояльность. Ханин не согласился: «Работай по закону – отстану», и комбинат закрыл - ценой собственной жизни и сиротства четверых детей.
Люди шли за Андреем и, несмотря на его крутой нрав, любили его – даже не за то, что он старался оградить их от обморочной вони мясокомбината, а потому, что практически в одиночку выполнял непосредственную работу администраций, милиции, прокуратуры.
... Покоится атаман на территории Михаило-Архангельского храма. А за оградой, всего в нескольких десятках метров, царствует над всей округой роскошный особняк Тимура Гулуа. Это знаковое «соседство» - немой укор всем, кто привычно кормился с рук колбасного магната, позволяя ему беспредельничать.

Олег ПАРФЕНОВ

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях