Поиск на сайте

 

 

Не тот блоггер, кто из Сети не выходит
Глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров на базе недавно презентованного горнолыжного курорта «Армхи» в Джейрахском районе республики встретился с блоггерами и журналистами Северного Кавказа. Беседа в свободном режиме длилась более трех часов, и если бы кто-то из ребят не обратился к коллегам пожалеть и отпустить президента, у которого и других дел полно, Евкуров, не сомневаюсь, гостям уделил бы еще столько же времени, и виду не подав.
Откровенно говоря, на встречу мог вообще не являться, поскольку не обещал. Но приехал, потому что воспитан так: гостям нужно внимание. Потому что отчетливо понимает всю меру ответственности, на него возложенную. Потому что Кавказ сегодня как никогда нуждается в открытости и прозрачности власти, но если местное население и гости своих руководителей видеть будут только по телевизору, многие проблемы своего разрешения никогда не получат.
Даже отдаленно встреча не походила на дежурную пресс-конференцию в режиме «коллеги, по одному вопросу, у нас регламент». Это было живое общение, когда с главой республики свободно делились мыслями, не соглашались, спорили. Евкуров внимательно и терпеливо выслушивал каждого, даже откровенных зануд, ни разу не перебив.
Помощник его не тыкал указующим перстом в того, чей черед спрашивать, а чей сидеть и помалкивать, что нередко случается в практике ставропольских журналистов, а выполнял работу и предписанную ему штатным расписанием: брал на карандаш все, что президент считал нужным, важным и полезным в работе своей администрации.
Представление о Евкурове как о человеке высокой чести и порядочности сложилось у меня давно, едва он принял непростое президентство в республике, заявив о себе как о политике. Встреча в Армхи это представление лишь закрепила – несмотря на слухи о том, что рейтинг Евкурова последнее время вроде как «просел». Любопытно, что никто из участников встречи тет-а-тет так и не смог объяснить мне, что именно подкосило рейтинг и откуда эти разговоры исходят.
Короче, в таких управленцах, как Юнус-Бек Евкуров, Северный Кавказ сегодня нуждается больше всего. В людях, для которых конъюнктурные интересы и запросы чужды по своей сути, которые душой болеют за свою малую родину, за страну, более того, доказавшие это всей своей жизнью.
К слову, сам Евкуров блоггером считает себя начинающим – на полноценное, часами, «зависание» в Сети катастрофически не хватает времени. Тем не менее на все адресованные ему вопросы отвечает лично – на бумаге, на что в день уходит минут по тридцать. После ответы помощник выкладывает в Сеть.
Да и на встречу в Армхи президент, ко всему прочему, прибыл с целью вполне практической: для кого-то блогосфера – удобная возможность улететь в виртуальную реальность, оторваться от дел насущных, расслабиться. Для политика ранга главы региона – реальная возможность решить ряд наболевших проблем.
О главном в беседе блоггеров и журналистов с главой Ингушетии Юнус-Беком Евкуровым читайте ниже.

 

Кавказ должен быть без границ
Поскольку встреча состоялась на территории первого в Ингушетии горнолыжного курорта (к слову, отвечающего всем международным требованиям), то и разговор сразу зашел о туристической отрасли Северного Кавказа. И тут, по словам Евкурова, к вопросам конкуренции относиться надо гибко.
Задача власти в том, чтобы люди могли побывать на всех курортах, полюбоваться красотами каждой республики, посетить музеи, покататься на лыжах, побродить по горам, искупаться в море. Из Цори кратчайшим путем и с комфортом отправиться в Ведучи, оттуда на Каспийское побережье или в Матлас. Отдохнув в Армхи, перебраться в Мамисон или, подлечившись на Кавминводах, на недельку двинуть в Приэльбрусье.
В пользу того, что побывать интересно повсюду, говорит хотя бы такой факт: протяженность горнолыжных трасс на курортах Северного Кавказа в ближайшее десятилетие превысит 1000 километров. Места всем хватит: уже существующие и только запланированные гостиницы и коттеджи смогут принять одновременно 170 тысяч человек.
Как выгоднее и удобнее курсировать между курортами – об этом должно позаботиться государство на уровне федерального округа, ибо вопрос этот тесно связан не только с внутренними, но и внешними границами на Кавказе, которых, по убеждению Юнус-Бека Евкурова, в идеале быть вообще не должно.
«Любая граница, если она доставляет неудобство и становится препятствием для передвижения, – безусловное зло хоть для туристов, хоть для местных жителей», – поделился президент, добавив, что вся ответственность и вина в разделении народов, населяющих Кавказ, лежит исключительно на политиках.
Но если между курортами конкуренции быть не должно, то внутри них без нее не обойтись – за качество обслуживания, сервис, комфорт.
К слову, Юнус-Бек Евкуров – единственный из глав северокавказских регионов, который привлек частные инвестиции и самостоятельно начал развивать в республике туркластер, не дожидаясь поддержки государства.
Современная гостиница с сервисом, надо признать, не слабее, чем в столичных городах, а в кранах течет чистейшая родниковая вода. Прямо от гостиницы подъемник может забросить вас на стартовую площадку, где начинается горнолыжная трасса длиной 1200 метров с системой искусственного оснежения. Прокат лыжного оборудования, инструкторы – все как положено.
Там же на высоте полутора тысяч метров над уровнем моря расположилось уютное кафе. Хочешь – сиди в помещении, отогревайся, хочешь – на уличной террасе. Отовсюду открываются потрясающей красоты виды, затерянные в горах аулы, родовые башни.
В ближайшее время в леса, окружающие курорт, выпустят зубров и яков.
Приезжать сюда можно в любое время. Зимой – покататься на лыжах, в теплое время года – просто отдохнуть, побродить по горам, покрутить педали велосипеда. Среди соснового бора роскошные бассейны – глубокие, с трамплином для взрослых, мелкие для малышей.
Важно и то, что от аэропорта в Магасе до Армхи рукой подать – всего два десятка километров.

 

Опыт первый, но за него не стыдно
 Однако обустройство по всем нормам и правилам курорта в Ингушетии несет в себе не только набор из горнолыжной трассы, подъемника, гостиницы. Важность и высший смысл начинания, несмотря даже на высокую в республике безработицу, не только в создании долгожданных рабочих мест (вот где конкуренция между обслуживающим персоналом, инструкторами, экскурсоводами пойдет на пользу всем).
Впервые, может быть, за постсоветское время республика продемонстрировала, что сама умеет созидать на уровне и в масштабах европейских стандартов. Причем первый шаг в развитии курортного дела сделан предельно быстро и качественно. Но и это начало.
Проблема, стоящая перед властями любого региона, где намечено развитие курортов: рождение туркластера невозможно без заботы о местном населении. Впервые на это обратили внимание лет десять назад, когда заговорили о развитии бальнеологической базы на Ставрополье. Теперь суть этой проблемы стала близка и понятна для всех районов и городов, на территории которых принято решение развивать курорты, а для горной Ингушетии – особенно.
Жизнь в горах разительно отличается от той, что на равнине, знакомой многим, а потому появление в далеких от цивилизации аулах скромного магазинчика, банкомата, платежного терминала для местных жителей – это уже настоящий прорыв.
В этом смысле Джейрахский район за последние несколько лет преобразился. Здесь построили новую школу, почти закончена больница, укрепляются высокогорные дороги, начали возводить физкультурно-оздоровительный комплекс.
При этом земли в свободной продаже в районе нет. Запрет объясняется просто: эти места надо сохранить от частной застройки ради будущего самого курорта с его потрясающими видами и девственной экологией. Вопрос решен на уровне главы республики.
Вместе с тем Евкуров отчетливо понимает, что даже самые амбициозные и дорогие туристические стройки экономику республики оживить не смогут. А в том, что Ингушетия остро нуждается в проектах самого разного профиля, сомнений нет – среди северокавказских регионов самая слабая социалка именно здесь.
Вот лишь пара примеров. Детскими садиками в республике обеспечено 14% детей (причем треть этой цифры удалось нарастить за два последних года). Половина всех школ работает в две смены, а 15% – в три.

 

С опорой на кланы. Такое возможно?
Крупных предприятий в Ингушетии нет, экономика держится на малом и среднем предпринимательстве.
Но даже при этом попытки своими силами добиться наполняемости бюджета бесплодными не оказались – за пару последних лет планка дотационности упала на 10 пунктов. Шли при этом изученным, стандартным путем жесткого администрирования налогов.
Какой же итог? Местное предпринимательство, мягко говоря, не жирующее в условиях экономического застоя, ощутило на себе прессинг, а уровень дотационности в 84%, которого удалось добиться, оптимизма по-прежнему не вызывает.
Короче, без развития собственного производства экономику в рабочее состояние не привести, в чем Юнус-Бек Евкуров убежден полностью. При этом ставку, скорее всего, придется делать на небольшие производства, и тут есть вполне реальные перспективы, которые не сегодня так завтра получат свою реализацию.
Например, строительство каскада малых ГЭС на горных реках Армхи и Асса, молкомбината, фабрики по сбору и переработке лечебных трав (один из цехов появится в Джейрахе), расширение мощностей по розливу минеральной воды.
Помнится, года три назад в Нальчике за круглым столом один из местных экспертов предложил использовать кланы и тейпы в целях модернизации (это словечко тогда было в большом ходу) экономики Северного Кавказа. Причем мысль была озвучена на фоне объявленной в стране борьбы с клановостью, явлением патриархальным и вредным. Заявление было настолько неожиданным, что никто ничего не понял. Не пошел дальше в своих рассуждениях и сам эксперт.
Теперь в Армхи о возможности с пользой задействовать клановый уклад упомянул Евкуров. Ситуация, по его мнению, в этом деле примерно такая же, как и с курортами, когда полезная конкуренция возможна только внутри одного туркластера, но не между ними, что может вылиться в нездоровое соперничество.
Взять, например, молочное производство. Один клан на предприятии отвечает за заготовку кормов, другой – за содержание буренок, третий – за транспорт и так далее. Все делают одно дело, и соревноваться друг с другом не за что.
Зато конкуренция внутри клана может стать хорошим стимулом для развития производства в целом.
Не знаю, что из этой идеи главы республики может выйти на практике, но в оригинальности ее не усомнишься. Любопытна и сама экономическая модель, не имеющая аналогов.

 

Музей дорогих подарков
Не обошли стороной и вопрос о коррупции. Тема эта, видно, так уже допекла Евкурова, что начал он с шутки:
«Ребята, какая коррупция в Ингушетии, о чем говорите вы?! У нас ее давно изжили, все чисто…»
Однако вопрос этот никакой шуткой не обойдешь, а потому следом президент вынужден был признать: «Масштабы коррупции были астрономические, нередко для борьбы с ней приходилось привлекать правоохранителей из СКФО».
Примеров мздоимства в республике хватает, и каждый случай у президента на особом контроле. Недавно вынужден был уволить всю бухгалтерию минсельхоза. Переговорил с муфтием республики, просил, чтобы имамы в проповедях теме коррупции уделяли особое внимание. Суть проповеди проста: брать взятки – брать на душу большой грех. В госструктурах выявили около двухсот фактов семейственности, которую пришлось разбивать, невзирая на протесты и возмущения.
«Самое же отвратительное в том, что в воровстве у нас порой просто не знают краев. Дадут по линии соцзащиты сотню путевок в санатории, половину из них чиновник продаст налево, а часть – отдаст родственникам, а нуждающиеся останутся за бортом», – не скрывал эмоций Евкуров.
Известно, что на Кавказе любят преподносить подарки, а потому было интересно узнать, как из подобных ситуаций «чистосердечных подношений» выкручивается сам Юнус-Бек Баматгиреевич.
К подаркам по поводу и без Евкуров привык, и едва ли с этой чертой кавказской ментальности вообще нужно бороться. Это традиция – очень давняя и красивая.
Иное дело, когда одаривают чиновника, что легко можно расценить как взятку. Так вот, у президента на этот счет есть своя тактика.
Все презенты он делит на два класса. Такие, на которые у самого денег нет, не берет. Извиняется и возвращает. Остальные, то есть те, что при случае можно «вернуть», купив что-то близкое по цене, принимает, тут уж отказать просто неудобно.
«Скажем, за десять тысяч рублей часы могу принять, но за сто – никогда», – сориентировал президент.
Бывают, правда, случаи, когда отказать нельзя, но для этого в резиденции есть специальный музей для подарков. Там они все и хранятся, кроме Корана, – их Евкуров передаривает имамам, ибо Священное Писание, ниспосланное Аллахом, должно служить людям.
Секретов от своего народа Евкуров не держит, однако любителей пустить слух это не останавливает.
Недавно на встрече с общественностью у него не без ехидства спросили: мол, на какие деньги в родовом селении строишь новый особняк?
«Какой у меня особняк? Вот тебе машина, вот охрана – поезжай, найди, что я строю. Найдешь – будет твоим, обещаю при всех». – «Не поеду!» – «А что так? Хочешь уличить – действуй, доводи дело до конца». – «А вот не хочу, потому и не поеду!»
От слухов, которые циркулировали с полгода, не осталось и следа. Больше на эту тему не судачат.
Куда сложнее дела обстоят с записными критиками, к которым глава республики, как и ко всем остальным, прислушивается, однако решение оставляет за собой.
«В противном случае получится, как в притче о печнике, который, желая угодить советчикам, поставил печку на колеса и крутил ее так и эдак, – не экономил на образах президент. – Представьте себя на моем месте, влезьте в шкуру руководителя, многое станет ясно...»
Хотя, что и говорить, в некоторых случаях решение принять бывает очень непросто. Как, например, со строительством мемориала жертвам конфликта в 1992 году в Пригородном районе.
Евкурову пеняли: мол, лучше бы детский садик построил. Но, выслушав все стороны, решил в пользу мемориала, за которым боль, о которой никто не должен забывать, память о погибших земляках, долг живых перед мертвыми.

 

Заблудшие души надо спасать
Тема прощения «лесных братьев» давно уже вышла за границы республики, став одной из главных в наборе северокавказских проблем.
Позиции своей Евкуров за годы президентства не изменил, невзирая на шквал критики: если есть возможность убедить и вытащить из леса одурманенного человека, ею обязательно надо воспользоваться.
Фотографии всех молодых людей, которые поддались лживой пропаганде радикалов, у главы республики лежат на рабочем столе, каждого он знает по имени. Не раз встречался с их родственниками, обещал сделать все, чтобы сохранить их жизни.
«В первую очередь я не бандитов спасаю, а тех, кого они могут убить. Если людей обманули и они не успели еще совершить преступления, их надо возвращать к нормальной жизни», – заявил президент.
О том, что путь, выбранный Евкуровым, тернист, свидетельствует хотя бы тот факт, что сутки спустя после встречи в Армхи на трех улицах села Долаково был введен режим контртеррористической операции.
Для тех, кто находится далеко, одна из новостей, к которым привыкли. Для Евкурова – ответственность за жизни земляков, ответственность, которую не снять с себя, не переложить ни при каких обстоятельствах. И пока режим КТО не будет снят, все внимание будет приковано только к одному пятачку на карте республики, отодвигая запланированные совещания, встречи, визиты.
Коснулся Евкуров темы ночной лезгинки в жилых кварталах Ставрополя в исполнении студентов. Упоминать об этом здесь, может, и вообще не стоило бы, точки над «i» давно уже расставили сами руководители северокавказских регионов: тем, кто опошляет красивый танец и позорит свой народ, в вузе не место. Все дело в том, что о ночной лезгинке Юнус-Бек Евкуров заговорил сам, без наводящих вопросов.
«Я бы этим недорослям, которых отправили учиться, ума набираться, сам бы так надавал... И критики в их адрес много не будет: когда воробей изображает из себя горного орла, ему надо указать на его место», – заверил глава Ингушетии.
Под конец встречи у президента спросили о его команде, без которой, как известно, любое начинание останется на бумаге. По словам Евкурова, единственный критерий, с которым он подходит к своим подчиненным, – это профессионализм, предполагающий не только знание своего дела, но и желание им заниматься.
А в качестве примера ответственности и любви к своей земле привел такой:
«Видишь на тротуаре фантик – подними его, пусть вокруг тебя будет чище. Только тот, кто обращает внимание на пустяки, и способен на серьезное дело».
Возможно, именно такого подхода ждет народ от своих руководителей. Не слов, а конкретных действий, жертвенности, истинного патриотизма.
В этом смысле Юнус-Бека Евкурова упрекнуть невозможно.

 

Олег ПАРФЁНОВ



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий